КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№34 (644)

Герой стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки» стал невольным свидетелем погони за автомобилем «Мустанг», который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но перед роковым столкновением из окна была выброшена красная сумка, которую подобрал наш герой.
Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.
Краткое содержание предыдущих версий:

Версия «А»
(автор «Мистер Х»)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Понимая, что за сумкой начнется охота, герой втайне от жены снимает квартиру и переносит туда содержимое сумки. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, временно теряют его след.
По всей вероятности, охота идет за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5. Герой выясняет, что «игрушка» - совсем не игрушка. А кое-что из «бижутерии» - совсем не бижутерия.  Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе.
В первый же день, когда обе «вещицы» находятся при нем,  герой становится свидетелем нескольких странных, ничем не объяснимых явлений. Поначалу наш герой не придает всем этим «совпадениям» никакого значения.
Позднее, проанализировав все эти странные события, герой приходит к выводу, что приобрел некую способность влиять на окружающих и в какой-то мере подчинять их своему влиянию. Герой продолжает экспериментировать с «вдруг приобретенными способностями» и каждый раз убеждаться в том, что имеет необъяснимую возможность влиять на самых разных людей. Причем не только словесно, но и мысленно. Он может влиять на людей одной силой мысли, транслировать им свои эмоции, причем на достаточном расстоянии.
И герой начинает пользоваться невесть откуда свалившимся на него «даром». Обезоруживает и до смерти пугает напавшего на него грабителя. Информация об этом попадает в газеты, в раздел «криминальная хроника». С этой информацией знакомятся и спецслужбы. Естественно, берут ее на заметку. Герой, случайно познакомившись с женщиной, невольно, хотя скорее умышленно используя свои возможности, соблазняет ее.
Параллельно читатель продолжает знакомиться с загадочной историей полковника А.В.Грутова...

ВЕРСИЯ «С»

Свою версию Михаил Шалев начинает с прилета в Нью-Йорк двух познакомившихся в самолете женщин – двадцатилетней Оли и тридцатисемилетней Наташи. У девушек появились бойфренды. У Наташи –  Саймон Дельгадо. У Ольги – молодой журналист Артем. В ресторан, в котором обедали  обе пары, нагрянули с проверкой агенты DEA (Департамент по борьбе с наркотиками). Саймон прячет в принадлежащую Наташе красную сумку с надписью «Marlboro» остатки кокаина и мешочек с бриллиантами. До того как агенты DEA успевают его проверить, Саймон скрывает сумку со всем содержимым в навесном потолке. Полиция арестовывает всех посетителей ресторана, в том числе и Саймона.
При попытке к побегу полицейские открывают огонь по Саймону и убивают его.  Свидетелем убийства Саймона оказывается журналист Артем – бойфренд Ольги. Он успевает сделать несколько фотографий изрешеченного пулями, окровавленного тела Саймона Дельгадо .
Артем получает от друзей Саймона интересное и весьма заманчивое предложение.
Наташа идет на огромный риск, и в результате ей удается незаметно вернуть себе сумку со всем содержимым. В этой сумке, помимо всего остального, Наташа обнаруживает мешочек с бриллиантами.
В квартире, в которой живет Наташа, раньше проживал наркоторговец, хранивший  в тайнике часть своего «товара». В поисках этого тайника в дом проникает один из двух пуэрториканцев, давно следивших за этой квартирой. Проникновение оканчивается печально. Оба пуэрториканца, удирая от полиции, погибают в автомобильной катастрофе, врезавшись на своем красном «Мустанге» в огромный трак. Перед столкновением они выбрасывают сумку с наркотиком, который забрали из тайника, находящегося в квартире Наташи.
Артем и Наташа встречаются с известным адвокатом Горадо, который сообщает им потрясающую новость – Дельгадо незадолго до своей гибели назначил Наташу наследницей всего своего имущества... Наследство достаточно существенное – более 10 миллионов долларов. Правда, с одним условием: Наташа должна целый год ухаживать за могилой Саймона. А ее сын должен отслужить в российской армии. Безопасность сына во время службы ей гарантируется.

ВЕРСИЯ «Д»
(автор - Фаина Бенджаминова.)
В этой версии злополучную красную сумку подбирает мужчина по имени Лева. В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц,  ключ, скорее всего, от банковской ячейки или почтового ящика.
Света – жена Левы, энергичная и деловая женщина, – обнаруживает, что в пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с моментальным омолаживающим эффектом и запахом, приводящим мужчину в состояние крайнего сексуального возбуждения.
Понимая, что вся охота пойдет за этой косметикой, Света решает вывести из-под удара своего мужа. Она отправляет его на время в Кишинев.
Позднее выясняется, что уже в Кишиневе незадачливый муж Светы Лева погиб в автомобильной катастрофе.
Света вылетает в Кишинев, хоронит мужа и возвращается в Нью-Йорк. В аэропорту ее уже ждут.
Встречающие – глава службы безопасности одной из крупных компаний  и его помощник.
Грег - так зовут главу службы безопасности, приглашает Светлану на приватную встречу и рассказывает ей, что в его компании был похищен тот самый препарат, который Светлана называет «пудрой».
Этот препарат – побочный продукт одной секретной разработки компании, в которой служит Грег. Он же сообщает Светлане, что она невольно стала своеобразным «подопытным кроликом» в весьма опасном эксперименте...
В качестве компенсации за возврат содержимого сумки Грег предлагает Светлане от имени своей компании сумму в 5 миллионов долларов. И помощь в... сохранении жизни. Но это не просто компенсация, это еще и некий аванс за постоянное наблюдение за Светланой.
Это обещание оказывается не пустыми словами. Уже на следующий день на ее счет приходит обещанная сумма.
Светлана, помимо денег, получает еще и небольшой пакет акций компании, в которой служит Грег.
Казалось бы, все складывается отлично – радужные планы о том, как потратить свалившиеся деньги, возможность помочь друзьям и т.п.

Вот, уважаемые читатели, так выглядят версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше, зависит только от самих авторов и от вас - в том случае, если вы захотите дополнить и продолжить их.  Напоминаем, что вы, как и прежде, можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места.
Ваши варианты развития сюжета вы можете присылать нам по электронной почте:

rusbazaar@yahoo. com

или в обычном почтовом конверте по адресу:

Russian Bazaar
224 Kings Highway,
Brooklyn, NY, 11223

Версия А

Продолжение. Начало версии “А” см. в №№ 632-643

«МИСТЕР Х»
Как я уже говорил, дома меня ожидал приятный сюрприз - пришел очередной перевод из Москвы. На этот раз аж на 25 тысяч баксов! Мой дружок правильно все понял и сопроводил перевод припиской: «Аванс за следующий аналитический обзор и премия за предыдущий». Таким образом, я уже легализовал 40 тысяч.
Я обрадовался, как пацан, которому незнакомый дядя купил мороженое. Правда, моя эйфория очень быстро улетучилась. Мне пришла в голову мысль, что по сути я сегодня изнасиловал незнакомую женщину.
Но ведь все произошло и по ее желанию тоже, успокаивал я сам себя. Дальнейшие рассуждения и самокопания на эту тему можно изложить в виде диалога двух моих «Я». Или, как говорят психологи, двух моих «суперэго».
- Насилие - это когда нечто происходит помимо воли того человека, в отношении которого насилие совершено. В данном конкретном случае ничего «помимо воли» совершено не было. Она испытывала точно такое же желание, как и я сам.
- Не лукавь и не пытайся обмануть самого себя! Ты изнасиловал не только тело, но и самое главное – душу,  сознание человека! Ее «желание» не было ее собственным желанием! Это ты заставил ее захотеть тебя. Ты лишил ее собственной воли и собственного сознания! Все равно как если бы изнасиловал человека в бессознательном состоянии. Даже в Уголовном кодексе есть статья о насилии в состоянии беспомощности... Или что-то в этом духе.
- Неправда! Когда мы смотрим фильм или спектакль в театре, когда читаем – мы сопереживаем героям. Плачем или смеемся, ненавидим или стараемся подражать. Наши эмоции в каждый конкретный момент искренни! Но вызваны эти эмоции искусственно - талантом автора, который заставляет нас испытывать то, что он, автор, хочет, чтобы мы испытали! Придуманной ситуацией, коллизией, сюжетом. Того, что не происходило в реальной жизни.
- Словоблудие и демагогия! В книгах и в кино мы ассоциируем героя с собой. И в зависимости от собственных внутренних установок и собственных моральных и этических ценностей сопереживаем в положительном или отрицательном смысле. Вор по жизни будет сопереживать вору, мент – менту, насильник – насильнику. Садист никогда не расплачется, сочувствуя жертве. Ты прекрасно это понимаешь.
- Но когда политики стараются в чем-то убедить своих избирателей.
С Т О П ! Политика! Вот единственно стоящее применение этих уникальных способностей, этого дара, свалившегося на меня невесть откуда. Если я смог передать людям на пляже ощущение холода... Людям, которые даже не смотрели в мою сторону, которые были поглощены морем, детьми – чем угодно, но только не мной, то, если эти же люди будут меня слушать и верить тому, что я говорю.
Это же самый реальный путь к власти! Это то невидимое оружие, от которого нет защиты. Боже мой, я могу убедить людей не только верить, но и любить. Политик, которому не только верят, но и любят, – всесилен!
Только бы не сойти с ума от всего этого.

Из нигде не опубликованных записок «хлебника» Грутова А.В.
(«Хлебник» - жарг. Человек, делящий хлеб, вместе питающийся в местах лишения свободы. Степень максимального доверия друг к другу.)

Начальник ЭТЛ - 1 (электронно-техническая лаборатория № 1, особо секретная - доступ к информации о разработках только для шести лиц высшего руководства ГРУ) позвонил Грутову домой рано утром и после непродолжительного разговора о доме, здоровье попросил заскочить на пару минут. Слишком долго и слишком хорошо Грутов знал Серова, чтобы поверить, что тот позвонил из простого любопытства о его делах.
Придумав убедительный предлог (люди даже ранга Грутова не забегали просто так в ЭТЛ), он через пару часов уже входил к Серову.
 - Слушай, Семен, - после приветствия проговорил Серов, - вот эти два дипломата возьми и спрячь так, чтобы никто, слышишь, никто не знал, где они находятся.
- Даже ты? - улыбнулся Грутов.
- Я - в первую очередь! Открой их.
Грутов щелкнул замками. Оба дипломата были абсолютно пусты. Обычные, не слишком новые, но и не очень потертые дипломаты советского производства. Любимый стандарт чиновника класса «управдом». В аналогичном Грутов хранил в своем гараже всякие мелочи: гайки, болты. Он привычно пробежал пальцами по периметру, прощупал замок, проверил толщину стенок. Никакого второго дна, тайников и всего того, что могло бы оправдать нахождение этого хлама в ЭТЛ, не было. Пожалуй, только ручка не совсем обычная. Да и то, если внимательно присмотреться.
- Ну и что же это такое? - Грутов посмотрел на Серова.
Тот, внимательно глядя на собеседника, негромко произнес:
- Аппарат подчинения. Воздействие на психику. Так сказать, психотропное оружие ограниченного радиуса действия. Дальность - 20 - 25 метров. Управляется ручкой. От силы сжатия зависит мощность. Питание - практически вечное. Подзарядка идет постоянно от любого источника света. Хоть от спички. И еще - тепловая энергия руки переходит в электрическую.
- А дальше...
- Дальше тебе не нужно. Все равно не поймешь.
Лаборатории ведущих стран мира занимались разработкой психотропного оружия уже давно. Но приблизиться к решению проблемы - создать действующий прибор или хотя бы его модель - не удавалось еще никому. ВПК и разведки всего мира привлекли к работе над этой проблемой ведущих специалистов в области психологии, биохимии, радиологии - всех, кто мог иметь хоть какое-то отношение к мозгу, к механизму внушения и т.п. “Нетрадиционалы» - ясновидцы, экстрасенсы и прочие адепты и «прикладники» парапсихологии - всегда были в поле зрения спецслужб всего мира.
Естественно было и желание разведок быть в курсе аналогичных разработок своих конкурентов. Но никто и никогда не слышал о каких-то более-менее обнадеживающих результатах.
Именно поэтому Серов поначалу не принял всерьез докладную записку одного из молодых специалистов своего подразделения. Но когда этот “молодой да ранний” буквально заставил Серова (как он говорил – “достал его!”) принять личное участие в практических испытаниях действующей модели, Серов не поверил собственным глазам. Результаты ошеломляли. Работая не один год в системе и предвидя реакцию руководства, он подготовил весьма сдержанную служебную записку и получил “добро” на продолжение работ, новое дополнительное финансирование и полное, абсолютное засекречивание объекта исследования. Объект получил нежное имя “Магнолия”. “Он” превратился в “Она”. Название было выбрано не случайно. Цветы магнолии могут усыпить человека за одну ночь. Безболезненно и навсегда.
Серов отдавал себе отчет в том, что как только будет изготовлен первый рабочий прибор, он и его сотрудники - коллеги по этой “цветочной теме” Киров и Махов (тот самый “молодой да ранний”)  - в лучшем случае будут полностью и надолго изолированы, а в худшем... Когда были изготовлены первые три действующие «Магнолии», Серов, не вводя руководство в курс дела, позвонил Грутову.
- Учти, - произнес Серов, - их всего три. Но один не пошел и уже не пойдет. Он для отчета и списания средств.
Грутов понимающе кивнул.
- При любой попытке разборки все узлы самоуничтожаются. Восстановить, собрать – невозможно. Детали рассыпаются буквально в пыль... Оставшиеся две “Магнолии” тебе на сохранение. При необходимости уничтожить аппарат проделаешь следующее.
Серов показал Грутову, в каких точках и в какой последовательности необходимо нажать.
- Тогда “Магнолия” действительно превратится в обычный кейс. Как оружие она выйдет из строя навсегда. Случайно это произойти не может, как сам теперь видишь.
- Как он или она действуют? - спросил Грутов. - Как и чем эта штуковина “стреляет”?..
- Вот эти микроскопические отверстия не ищи - не увидишь, - произнес Серов. – Направляешь в сторону объекта. А вот здесь – он показал на рифленую внутреннюю сторону ручки - чуть прижимаешь двумя пальцами одновременно. Вот и все. Результат практически мгновенный. Можешь попробовать хоть на мне. Это тебя убедит. Но на мне лучше не надо. Внутрь положи все что хочешь – от газет до носков и рубашек. Типичный дипломатик для командировочного инженера средней руки. Вопросы есть?
- Сразу два, - ответил Грутов. - Первый: кто знает об этом “цветочке” еще.  И второй: кто знает обо мне и почему именно я?
- О том, что “Магнолия” уже “расцвела”, что их только три “цветка”, кроме меня, знают только Киров и Махов. О тебе и о том, что ты теперь в курсе, о том, что ты теперь и “цветовод, и садовник”, знаю только я один. Почему именно ты – да потому, что я хорошо знаю тебя  больше пятнадцати лет. Еще вопросы есть? Даже если и есть, придержи - у нас еще будет время поговорить. Сейчас главное - убрать отсюда эти “цветочки”. И как можно быстрее.

Продолжение версии “A” в следующем номере

Версия С

 Продолжение. Начало версии “C” см. в № 632-643

Михаил Шалев
Наташа была готова на все, ожидала чего угодно, но только не этого. Как?! Она приехала в Америку, вкалывала, собирала каждую копейку, пережила черт-те что ради сына. только для того чтобы откупиться от этой проклятой армии. Чтобы мальчик поступил в институт, чтобы он был счастлив, чтобы она была спокойна за него. А теперь этот Горадо, этот преуспевающий, холеный адвокат, не имеющий представления о том, что представляет собой российская армия, говорит, что ее сын, ее кровиночка, должен сам идти на эту каторгу?! Да ни за что на свете!
Плевать она хотела на все эти деньги! Жила без этих миллионов и впредь проживет прекрасно.
Все это она высказала Горадо в такой резкой форме, что у того отвисла челюсть. За эти дни, когда Наташа жила в его доме, Горадо привык к ее мягкости и тактичности. А тут вдруг...
- Успокойтесь, Наташа, и внимательно, очень внимательно выслушайте меня. Неужели вы могли подумать, что мы будем требовать... просить вас о том, чего вы стараетесь избежать всеми силами? Поймите, что вы теперь одна из нас! И совсем не потому, что деньги Саймона теперь ваши деньги. Поверьте, что ни десять, ни даже сто миллионов не являются теми деньгами, ради которых один из самых могущественных кланов мира – клан Лестера – принял бы вас в свои ряды. Дело в том, что пока вы были в шоковом состоянии после перенесенного стресса мы - простите, Бога ради, провели... м-м-м... некоторые исследования. Ничего такого, что могло бы вам повредить, поверьте!
- Что за исследования? Что, в конце концов, происходит?! Я что, была подопытным кроликом?! Вы воспользовались моей беспомощностью? Как это «благородно»!
- Да уймитесь вы наконец! – взорвался Горадо. - Какая, к чертям, «беспомощность»?! Вы, Наташа, сейчас защищены не хуже, а, может, и лучше, чем президент США. Вы что, думаете, что все мы «пальцем деланы», как говорят у вас на родине? Покойный Дельгадо занял в клане место своего покойного отца. Отец Саймона был умнейшим и уважаемым всеми человеком. Говорят, что природа отдыхает на детях гениев. На Саймоне природа не «отдохнула», на Саймоне природа впала в спячку. Да, Саймон был одним из нас, но к серьезным делам его не подпускали и на пушечный выстрел. Мы предполагали, что он плохо кончит. Так и произошло. Для чего он пытался бежать?! Его бы вытащили из полиции за несколько минут. Из-за чего весь этот дешевый вестерн? Из-за нескольких грамм кокаина и горсти бриллиантов?..
- Так вы все знаете? – спросила ошарашенная этой тирадой Наташа...
- А вы как думали? Как только мы поняли, что вы не разовая подружка, каких у Саймона был добрый десяток, что он, как говорится, втюрился в вас по полной программе, каждый ваш шаг был нам известен. Мы знаем о том, как вам удалось забрать сумку, как... Впрочем, вот они.
Горадо подошел к секретеру, открыл его и бросил на стол мешочек, который она, как ей казалось, тщательно спрятала в кондиционере.
Наташа охнула и закрыла лицо руками. Какой стыд! Она предстала перед Ричардом самой заурядной воровкой.
- Наташа, - мягко продолжил Ричард, - это ваши камни. Только такой авантюрист, как Саймон, мог приобрести их не в солидном магазине с соответствующими сертификатами и в приличном обрамлении, а купить их у такого же, как и он сам, авантюриста. Камни достойные, не сомневайтесь. Но при выборе легального и нелегального пути Саймон всегда выбирал нелегальный. Ему был жизненно необходим риск. Он будоражил его сильнее любого наркотика. Поэтому мы и не подпускали его к серьезным делам.
Вы же, Наташа, совсем другое дело. Вы – врожденный аналитик, великолепная актриса, к тому же смелая и очень осторожная. Вы не только наследница имущества Саймона - это мелочь, не имеющая никакого значения, вы – наследница Саймона в клане! К тому же достойная наследница! Я не удивлюсь, если через некоторое время я буду являться к вам с отчетами.
- Ричард, я в шоке... Вся моя жизнь... Даже мое образование...
- Забудьте о своем «образовании». Я знавал выпускников Гарварда и Оксфорда, которым не доверил бы даже помыть свою машину. Образование, разумеется, много значит, но врожденные способности – неизмеримо ценнее! А этих способностей у вас, Наташа, в избытке. Я уже говорил вам, что мы провели некое исследование. Что-то вроде сканирования вашего мозга и чуть-чуть, под глубоким гипнозом, покопались в вашем подсознании. Ничего страшного! Никаких интимных тайн мы не касались - они нам просто неинтересны. Мы поняли главное – вы, Наташа, тот человек, который нам нужен!
Кстати, ваш сын – Игорь, обладает вашими способностями. К счастью, ослабленные гены вашего алкоголика-мужа не оказали на Игоря никакого влияния. Пройдет совсем немного времени, и он будет здесь, в США, рядом с вами.
А пока он нужен нам там – в России.

Первый же номер свежеиспеченной газеты под претензионным названием «ПРАВДА» вызвал настоящий бум не только среди русскоязычных читателей Нью-Йорка, но и по всей Америке. Шесть материалов первого номера газеты, в английском переводе, были републикованы в американских СМИ.
Андрей купался в собственном триумфе. Еще бы! На первой полосе огромная цветная фотография распростертого на земле, окровавленного Саймона Дельгадо. И огромная подпись: «Полиция расстреляла безоружного и ни в чем не виновного человека!» Следующие три полосы – показания свидетелей о том, что Саймон не оказывал никакого сопротивления, да и не мог оказать, т.к. на нем были наручники. Слова «в наручниках» повторялись буквально в каждом предложении. Интервью с тремя сенаторами, которые «осудили жестокое обращение с задержанным, но ни в чем даже не обвиненным человеком».
Короче, газета раскупалась как горячие пирожки. В вечерних теленовостях цитировались не только сами материалы «Правды», но и подчеркивалась смелость и принципиальность нового редактора. Который «не побоялся выступить против полицейского произвола».
Будущее Андрея было обеспечено. Лестер сдержал свое слово.
На «обмывание» первого номера газеты Наташи не было. Сказала, что еще не очень хорошо себя чувствует, да и врач не советует пока выходить из дому.
Это был всего лишь предлог. Истинная причина отсутствия Наташи была совсем другой.
- Вам лучше быть подальше от всей этой газетной шумихи и суеты, - посоветовал ей Горадо. И Наташа не пошла на «обмывон».
С этого дня отношения между Наташей и Ольгой дали первую трещину.

Продолжение версии “С” в следующем номере

Версия D

Продолжение. Начало версии “D” см. в №№ 632-643

Я выскочила из ванны, как ошпаренная! Наскоро салфетками высушила лицо, вытащила заветную пудру и нанесла ее на щеки, подбородок и лоб. Подумала и припудрила шею тоже. Ничто так не выдает возраст женщины, как шея. Лицо можно оштукатурить так, что оно станет гладким, как кафель у меня в ванной. А вот шея...
Как обычно, сильное жжение... Слава Богу! Все как в первый раз - прилив крови, кожа порозовела и приняла тот самый, как бы светящийся изнутри перламутрово-розовый оттенок. Я опять залюбовалась собой.
Видимо, как у любого препарата, у моей пудры есть определенные ограничения по продолжительности действия. Что-то около двух суток, потом все опять возвращается в исходное состояние. Нормально. Я ведь не собираюсь пользоваться ею ежедневно. Она – для особых случаев. Когда действительно необходимо произвести сильное впечатление.
Теперь, когда я немного успокоилась, появилась возможность ответить на вопросы. Итак, нужно коренным образом поменять свою жизнь. То, что я называю «жизнью», по сути не жизнь, а жалкое существование. Что я знала в жизни и что я видела? Вечная экономия, платья, которые «выглядят, как от кутюр», сумочки «под Шанель» и как пик благосостояния – недельный отдых в Мексике в четырехзвездочной гостинице, в которой «дринки» входят в оплату проживания...
Все! Теперь все только натуральное и самого высокого класса!
Я позвонила в полицию и выяснила, где находится моя машина. Оказалось, что ее отогнали на какое-то подобие штрафной стоянки у черта на куличках. Что я должна оплатить ее «хранение» за все это время и только после этого   забрать свою развалину. Вызвала кар-сервис и попросила подбросить меня до того полицейского участка, в котором меня держали во время ареста.
Какая же я дура! Я совсем забыла о запахе этой пудры. О том, что этот запах действует на мужиков как валерьянка на мартовских котов.
Водитель кар-сервиса, старпер постпенсионного возраста, начал хватать меня за коленки. Я бы наплевала на это, если бы не сидела на заднем сиденье. Но водитель пытался одновременно вести машину левой рукой, а правой, изогнувшись и мыча, как павиан, щупать мои коленки. Пришлось не только сказать все, что я думаю о его маме и о нем самом, но еще и так вцепиться ногтями в его подагрическую руку, что царапины будут напоминать обо мне еще пару недель.
В отместку я вышла из машины не заплатив. Он так рванул с места, что визг шин был слышан за десяток кварталов.
Первый же полицейский, который тоскливо слонялся по участку со стаканчиком кофе в руках, быстро отошел за загородку. Понятно... Я потребовала встречи с начальником.
О, если бы вы его видели! Капитан  оказался стопроцентным мачо! Молодой жгучий брюнет с потрясающей фигурой. И, как выяснилось позже, не только фигурой.
Он предложил лично отвезти меня на стоянку арестованной машины и «избавить леди от ненужных и утомительных формальностей».
По дороге я предложила ему чашечку кофе у себя дома...
... Совсем неплохо иметь «ручного» полицейского, подумала я, когда подписала все бумажки и оставила машину на этой долбаной стоянке. Оплата за «хранение» практически равнялась стоимости самой машины, если бы я надумала ее продавать.
Джерри (так звали капитана) сам отвез меня к дилеру, и я купила новенький BMW за такую смешную цену, что лучше и не говорить. Все равно не поверите.
Потом Джерри отвез меня в полицейский собачий питомник. Я выбрала очаровательного полуторамесячного щенка ротвейлера, оставила щедрый данейшен (продавать они не имеют права). Заодно меня снабдили всеми собачьими причиндалами – от ошейника с поводком до плошки и огромного пакета специального корма, а также целой пачкой документов о родословной, инструкциями по уходу и прочими бумажками, которые еле-еле поместились в бардачок моего новенького, непередаваемо пахнувшего «бумера».
Короче, не прошло и четырех часов, как я подъехала к конторе реал эстейта, в котором работала еще одна моя знакомая.
В «2-бедрум» в новеньком с иголочки кондо на Эманс авеню я влюбилась с первого взгляда. Балкон выходил на канал, кухня – загляденье!
Договорились, что мой адвокат подготовит все необходимые документы.
Достаточно дорого, около полумиллиона, но я еще не встречалась с тем, от кого непосредственно зависят скидки. И если перед встречей с этим мужиком я опять прибегну к своей пудре... Интуиция подсказывает мне, что о прибыли он забудет.

Продолжение версии “D” в следующем номере