Мафия на улицах Германии

История далекая и близкая
№34 (644)

Год назад в немецком городе Дуйсбурге было совершено преступление, шокировавшее всю Германию: итальянская мафия устроила здесь кровавую разборку, итогом которой стали шесть трупов. На прошлой неделе по подозрению в организации  этой бойни в итальянском городе Сан-Лука арестован глава одного из двух калабрийских мафиозных кланов 31-летний Паоло Нирта.
В ночь на 15 августа 2007 года неподалеку от Главного железнодорожного вокзала Дуйсбурга, рядом с итальянским рестораном Da Bruno, в двух легковых автомашинах обнаружили трупы пяти молодых людей с множественными огнестрельными ранениями. Шестой потерпевший еще подавал признаки жизни, но по дороге в больницу скончался.

Удивительная
проницательность

С самого начала это дело удивляло обилием попадавшей в СМИ информации. Почти сразу было объявлено, что все убитые – итальянцы, старшему из них 39 лет, младшему - 16, и все они являлись членами калабрийской «Ндрангеты» – самой закрытой и жестокой из итальянских наркомафий, по своему могуществу обошедшей сицилийскую. Но какие у дуйсбургской полиции имелись основания так полагать? У них что – при себе были служебные удостоверения «Ндрангеты»?..
Дальше – больше. Уже на следующий день все немецкие СМИ передали, что один из убитых, 25-летний Марко Мармо, в недавнем прошлом сам киллер, что он скрывался в Германии, опасаясь мести на родине, но убийцы выследили его и расстреляли вместе с пятью соотечественниками, выпустив в них из двух пистолетов свыше 70 пуль. Сообщалось также, что Мармо родом из калабрийского городка Сан-Луки, население которого (а это около 4 тыс. человек) наперечет известно итальянской полиции принадлежностью к двум образующим «Ндрангету» кланам. Во главе одного из них стоят семьи Пелле и Воттари, второго – Нирты и Странжио. Между кланами вот уже 16 лет с разной степенью интенсивности идет вендетта.

Вначале были яйца

Началась она в 1991 году, когда на карнавале в Сан-Луке одного из мафиози закидали яйцами. Оскорбившись, тот принялся мстить, что вызвало ответные действия. Междоусобица разгоралась, а инцидент двухлетней давности привел к открытой войне. Тогда невестку Нирты, Марию Странжио, застрелили на пороге ее дома. При этом был застрелен и 5-летний ребенок. Мало того, что произошло это в канун Рождества – по мафиозному  «кодексу чести» женщин вообще запрещено убивать. Киллером же был Марко Мармо. По версии следствия в Дуйсбурге его и пятерых оказавшихся с ним приближенных расстреляли посланцы клана Нирты-Странжио (как позднее установили следователи, одним из двух киллеров был шурин ныне арестованного Паоло Нирты - 28-летний Джованни Странжио. Так он отомстил за смерть своей жены Марии).
Обо всем этом СМИ сообщили со ссылкой на источник в дуйсбургской полиции, объявив также, что к расследованию этого дела подключены два итальянских специалиста по мафии. Тут бы и порадоваться за такое братство по оружию. Однако было одно «но». Как удалось узнать репортерам, итальянская полиция следила за Мармо еще задолго до его появления в Дуйсбурге. По информации римской газеты Corriere della Sera, Мармо из клана Воттари прибыл в Германию для нелегальной покупки оружия – предположительно автоматов. Их он хотел контрабандой доставить в Калабрию для использования в войне с кланом Нитры. Полиция узнала об этом при прослушивании его телефонных переговоров. Однако убийцам удалось выйти на Мармо первыми.
Но, спрашивается, почему же Мармо, если о нем уже была такая информация, не арестовали еще на родине? Вопрос этот задавали и немецкие СМИ, хотя в общем-то ответ лежал на поверхности: да потому, что оперативный интерес Мармо представлял, пока он оставался на свободе – тогда можно было отслеживать его связи. Сложнее было объяснить, почему итальянская полиция не поставила в известность об этом своих немецких коллег. Но и на этот вопрос нашлось объяснение. Его дал известный немецкий эксперт по итальянской мафии, публицист Юрген Рот: «Сотрудничество между итальянской и немецкой полицией в прошлом было достаточно тесным. Но с тех пор как премьер-министром Италии стал Сильвио Берлускони, оно основательно разладилось» - цитировала Рота в августе 2007 года газета Bild.

Тут тебе и стол, и дом

Нельзя сказать, что немецкие правоохранительные органы совсем уж не в курсе дел мафии в Германии. В той же Bild еще в июле прошлого года, т.е. за месяц до бойни в Дуйсбурге, сообщалось, что Ведомство по защите Конституции (контрразведка ФРГ) установило причастность осевших в Лейпциге (бывш. ГДР) членов «Ндрангеты» к торговле наркотиками и отмыванию денежных средств, а также, что в Лейпциге и Эрфурте (также бывш. ГДР) члены кланов Воттари и Нитры скупают дома и рестораны, отели и другие объекты туризма. По информации Федерального ведомства уголовной полиции, еще в 2006 году немецкими органами правопорядка было проведено 26 мероприятий по пресечению деятельности итальянской мафии в Германии. Выявлены пять группировок, относящихся к «Коза ностре» и «Ндрангете», и три к «Каморре». Были возбуждены уголовные дела в отношении 355 лиц, подозреваемых в связях с мафией.
Насколько все это угрожает населению Германии? «Даже если действительно убийство шести человек в Дуйсбурге – дело рук мафии, опасности для наших граждан нет, поскольку дело касается внутриклановой войны», – уверенно заявлял через несколько дней после бойни тогдашний глава федерального МВД Вольфганг Шойбле, предостерегая от «истерии по мафии». Словно оппонируя министру, немецкие СМИ буквально на следующий день опубликовали перевод интервью, которое дал итальянской газете Cologne Express раскаявшийся и ставший сотрудничать с полицией 47-летний главарь одной из банд «Ндрангетты» Джорджо Базиле:
«Оплотом «Ндрангеты» в Германии давно является регион Рура (район Северного Рейна-Вестфалии - одной из наиболее экономически развитых земель западной части Германии. - С.Д.), – заявил он в связи с убийством в Дуйсбурге. – Однако немецкая полиция никогда не хотела всерьез отнестись к этому факту. Но где торгуют пиццей – там для мафии дом родной». Надо думать, Базиле знал, что говорил: на основании его показаний итальянская полиция арестовала 50 мафиози.

Тот ли «Федот»?

Когда вскоре после бойни в Дуйсбурге в Сан-Луке арестовали главу клана, 61-летнего Джованни Нирту и его старшего сына, 34-летнего Джузеппе, место босса занял 31-летний Паоло. Его арест на прошлой неделе походил на войсковую операцию.
На рассвете городок был окружен отрядом из ста карабинеров и полицейских, все ведущие из Сан-Луки дороги контролировали четыре вертолета. И тем не менее не обошлось без накладок: пока полиция штурмовала входную дверь дома Нирты, он с противоположной стороны спрыгнул с балкона в проулок. У планировщиков операции хватило смекалки заранее оцепить весь квартал, так что попытка Паоло скрыться в соседских домах не удалась. Оружия при нем не было, и задержание прошло бескровно. Теперь на свободе остается Джованни Странжио, уже год находящийся в международном розыске по линии Интерпола.
В полиции Италии считают, что арест Паоло Нирты приблизит к завершению следствие по делу о бойне в Дуйсбурге. В отличие от них глава дуйсбургской уголовной полиции Хольгер Гауфманн настроен скептически: «Паоло Нирта не представляет для нас интереса, - сказал он в интервью местным СМИ. - Он был сразу проверен нами на причастность к дуйсбургскому делу, но мы не нашли ничего, что можно было бы ему предъявить. Полагаю, даже если Нирта что-то и знает, он вряд ли станет откровенничать с итальянской полицией. Его арестовали как одного из главарей мафиозного клана, но к нашему делу он отношения не имеет».
В своей непричастности к дуйсбургской бойне клянется и Джованни Странжио – тот самый Странжио, который находится в международном розыске. В отличие от агентов Интерпола с ним смог на прошлой неделе встретиться репортер итальянского еженедельника Panorama. Ему он заявил: «Клянусь перед богом, всем миром и семьями жертв этой страшной трагедии, что я невиновен, однако мои аргументы не интересуют следственные органы, потому что они хотят доказать международной и немецкой общественности, что смогли быстро раскрыть это дело».
Полицейский
«междусобойчик»
и вездесущая мафия 

В какой мере дело раскрыто - судить пока рано. Но даже если со временем всех его фигурантов выловят и предадут суду, то, как у нас говорили, «чувство глубокого удовлетворения» это вряд ли принесет. Потому что речь идет не о заурядном уголовном преступлении, а о действиях итальянской мафии на территории Германии.
За месяц до годовщины бойни в Дуйсбурге уже упомянутый Юрген Рот в одном из интервью заявил следующее: «Ндрангета» в значительной степени контролирует власть в ФРГ. От 2 до 3 тысяч живущих в стране выходцев из Италии принадлежат к мафиозным структурам, из них около 1200 человек к «Ндрангете». После воссоединения Германии для них наиболее привлекательными стали города бывшей ГДР. Там они массово скупали и скупают недвижимость, имея таким образом десятки возможностей оборудовать тайные укрытия для киллеров из Италии.
Но наиболее активна «Ндрангета» в западных землях Германии – в Северном Рейне-Вестфалии, где в городах Дортмунд, Эссен и Дуйсбург у организации давно имеются центры, в Баден-Вюртемберге и Баварии. В свое время именно по этим землям распределили основную массу итальянских рабочих. У них и теперь прочные связи с родиной».
Хочется верить, что как минимум не менее прочные связи сложатся в конце концов и между немецкой и итальянской полициями. Пока же предпринятые в этом направлении меры носят чисто декоративный характер.
От созданного немецко-итальянского полицейского подразделения с громким названием Anti-Mafia-Taskforce оперативникам проку, сдается, не больше, чем его было от камбуза в юмореске Жванецкого «Одесский пароход»: «Из кухни нет выхода продукции. Они образовали замкнутый цикл и всё глотают без выхода блюд!».
Так же и тут: по словам представителя федерального Союза сотрудников уголовной полиции Рюдигера Туста, «может, они и делают что-то полезное, но, например, об аресте Нирты дуйсбургская полиция узнала не от них или итальянских коллег, а из средств массовой информации». Как говорится, ноу комментс.
Что же касается Паоло Нирты, то его арест «Ндрангету» вряд ли обезглавил. В отличие от, например,  «Коза ностры», где существовала строгая иерархия, возглавляемая «крестным отцом», калабрийские кланы построены по сетевому принципу ячеек - наподобие террористической «Аль-Каеды».
По данным итальянской парламентской комиссии по борьбе с мафией, годовой доход «Ндрангеты» достигает 70 млрд. долларов, что соответствует 3% ВВП страны. Наибольшую долю этой суммы составляет прибыль от торговли кокаином, поставляемым колумбийскими наркокартелями, с которыми у организации тесные связи.
Имеет свой интерес «Ндрангета» в строительном бизнесе, проституции, утилизации отходов (в том числе токсичных), не забывая при этом о «традиционных» рэкете и крышевании легального бизнеса.
По мнению экспертов, влияние мафии в мире зиждется на эмигрантских диаспорах в других странах - в США, Канаде и Латинской Америке (в частности, Мексике), а также в странах ЕС, одной из которых является Федеративная Республика Германия.