КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№31 (641)

Герой стартовавшего в № 632 «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки» стал невольным свидетелем погони за автомобилем «Мустанг», который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но перед роковым столкновением из окна была выброшена сумка, которую подобрал наш герой.

Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.


Краткое содержание предыдущих Версий:
Версия «А» (автор «Мистер Х»)

Герой, подобравший сумку, обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Понимая, что за сумкой начнется охота, герой втайне от жены, которую он не хочет посвящать во все произошедшее, снимает квартиру и переносит туда содержимое сумки. Спецслужбы Америки, России и Израиля, начавшие охоту как за самой сумкой, так и за нашим героем, потеряли его след.
Охота шла за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5.
Герой выясняет, что «игрушка» - не совсем игрушка. А кое-что из «бижутерии» - не совсем бижутерия.  Предполагая, что два эти предмета взаимосвязаны, наш герой начинает носить их постоянно при себе.
В первый же день, когда обе «вещицы» находятся при нем,  герой становится свидетелем нескольких странных, ничем не объяснимых явлений. Неожиданная «мягкость и уступчивость» полицейского, «доверчивость» недоверчивого друга и массовый «исход» сотен людей из моря на брайтонском пляже...
Поначалу наш герой не придает всем этим «совпадениям» никакого значения.
Позднее, проанализировав все эти странные события, герой приходит к выводу, что приобрел некую способность влиять на окружающих и в какой-то мере подчинять их своему влиянию.
Параллельно читатель продолжает знакомиться с загадочной историей полковника А.В.Грутова...

ВЕРСИЯ «С»

Свою версию Михаил Шалев начинает с прилета в Нью-Йорк двух познакомившихся в самолете женщин – двадцатилетней Оли и тридцатисемилетней Наташи. У девушек появились бойфренды. У Наташи – преуспевающий брокер испанец Саймон Дельгадо. У Ольги – молодой журналист Артем. В ресторан, в котором обедали  обе пары, нагрянули с проверкой агенты DEA (Департамент по борьбе с наркотиками). Саймон прячет в принадлежащую Наташе красную сумку с надписью «Marlboro» остатки кокаина и мешочек с бриллиантами. До того как агенты DEA успевают его проверить, Саймон скрывает сумку со всем содержимым в навесном потолке. Полиция арестовывает всех посетителей ресторана, в том числе и Саймона.
При попытке к побегу полицейские открывают огонь по Саймону и убивают его.  Свидетелем убийства Саймона оказывается журналист Артем – бойфренд Ольги. Он успевает сделать несколько фотографий изрешеченного пулями, окровавленного тела Саймона Дельгадо.
Перед Артемом стоит дилемма – журналистская слава в случае передачи информации в центральную прессу или оказание услуги криминальному миру, в котором Саймон Дельгадо был далеко не последним человеком. Артем принимает решение встретиться с друзьями Дельгадо. Во время этой встречи Артем получает от них интересное и весьма заманчивое предложение.
Наташа  понимает, что Саймон успел спрятать наркотики в  сумку, в которой находились ее и Ольгин паспорта.
Наташа идет на огромный риск, и в результате ей удается незаметно вернуть себе сумку со всем содержимым. В этой сумке, помимо всего остального, Наташа обнаруживает мешочек с бриллиантами, который спрятал Дельгадо до того, как погиб...
В квартире, в которой живет Наташа, раньше проживал наркоторговец, хранивший  в тайнике часть своего «товара». В поисках этого тайника в дом проникает один из двух пуэрториканцев, давно следивших за этой квартирой... 
Проникновение оканчивается печально... 
Оба пуэрториканца, удирая от полиции, погибают в автомобильной катастрофе, врезавшись на своем красном «Мустанге» в огромный трак. Перед столкновением они выбрасывают сумку с наркотиком, который забрали из тайника, находящегося в квартире Наташи.
Таким образом, «завязка» детектива, в которой говорится о произошедшей аварии и выброшенной сумке, как бы «закольцована». Как читатель успел заметить, сама «завязка» не имеет прямого отношения к судьбе героев детектива. Что произойдет с героями в дальнейшем? Почитаем - увидим...

ВЕРСИЯ «Д»
(автор - Фаина Бенджаминова.)

В этой версии злополучную красную сумку подбирает мужчина по имени Лева. В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц,  ключ, скорее всего, от банковской ячейки или почтового ящика.
Света – жена Левы, энергичная и деловая женщина, – обнаруживает, что в пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с моментальным омолаживающим эффектом и запахом, приводящим мужчину в состояние крайнего сексуального возбуждения.
Понимая, что вся охота пойдет за этой косметикой, Света решает вывести из-под удара своего мужа. Она решает отправить его на время в Кишинев и везет мужа в аэропорт. При въезде на хайвей она сталкивается с другой машиной.
Света успевает спровадить Леву с места происшествия, а сама провоцирует полицейского на свой арест.
Позднее выясняется, что уже в Кишиневе незадачливый муж Светы Лева погиб в автомобильной катастрофе.
Света вылетает в Кишинев, хоронит мужа и возвращается в Нью-Йорк. В аэропорту ее уже ждут.
Встречающие – глава службы безопасности одной их крупных компаний  и его помощник... 
Грег - так зовут главу службы безопасности - приглашает Светлану на приватную встречу и рассказывает ей, что в его компании был похищен тот самый препарат, который Светлана называет пудрой.
Этот препарат – побочный продукт одной секретной разработки компании, в которой служит Грег. Он же сообщает Светлане, что она невольно стала своеобразным «подопытным кроликом» в весьма опасном эксперименте...

Вот, уважаемые читатели, так выглядят версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше, зависит только от самих авторов и от вас - в том случае, если вы захотите дополнить и продолжить их.  Напоминаем, что вы, как и прежде, можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места. Ваши варианты развития сюжета вы можете присылать нам по электронной почте: rusbazaar@yahoo. com или в обычном почтовом конверте по адресу:

224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223

Версия А

Продолжение. Начало версии “А” см. в № 632-639

«МИСТЕР Х»
Помните, как я придумывал различные варианты, чтобы засветить хоть какие-то деньги из тех, которые на меня так неожиданно свалились? Ну чтобы легализировать каким-то образом свои траты? Так вот, а я совсем забыл, что просил своего дружка в Москве прислать мне какой-нибудь липовый договор на мои «аналитические услуги», по которому он сможет переводить мне деньги в Нью-Йорк, а я буду кешем отдавать их здесь его партнеру по бизнесу.
Когда сегодня на компьютере выскочило его письмо с текстом договора, я даже не врубился сразу.
Перезвонил ему в Москву. Он хочет, чтобы я срочно передал его партнеру пятнадцать штук. И как только этот партнер перезвонит ему в Москву, я получу электронный перевод на эту сумму.
Великолепно!
Соблюдаю все формальности, распечатываю и подписываю договор, отправляю в Москву. Копию – себе, чтобы «похвастаться» перед женой, какой я по сегодняшний день популярный и незаменимый политтехнолог-аналитик.
Созваниваюсь с этим партнером. Зовут Зяма. Живет где-то в Нью-Джерси. С моим топографическим идиотизмом не доберусь в жизни.  Полчаса не мог правильно «проспелать» мне свой адрес. Черт с ним.
Заезжаю в магазин электроники, чтобы купить навигатор. Менеджер говорит по-русски.
- Мне нужна самая крутая модель навигатора по цене самой дешевой. Я хочу, чтобы вы использовали все возможные скидки и дискаунты...
- Все понял...  Сделаю все, как вы хотите... Мне нужно несколько минут, чтобы связаться с головным офисом...
Краем уха прислушиваюсь к тому, что он им плетет... Оказывается, он говорит, что хочет взять для себя (как сотрудник компании он может покупать почти по себестоимости). Что берет с витрины, без упаковки и гарантии и что-то еще о своих заслугах... Короче, за навигатор, на котором стоял ценник $999.99, я заплатил кешем 400 баксов!
Еду и размышляю... Хорошо, допустим, я действительно непонятным образом стал каким-то невероятным экстрасенсом.  Что любое мое желание «по щучьему велению и по моему хотению» действует на людей как неоспоримый и не обсуждаемый приказ к исполнению.
Но ведь это фантастическая власть! Больше, чем у фараонов и президентов!
А если я чего-то хочу от человека, непонимающего ни по-русски, ни по-английски? Если он просто не понимает, чего я от него хочу? Надо поэкспериментировать.
Доехал до места. Очень приличный домик, да и сам Зяма нормальный мужик. Ни о чем не спрашивает. Не лезет не в свои дела.
Может, попробовать?
Мысленно сообщаю ему, чтобы он немедленно перезвонил в Москву и сообщил, что получил от меня $15 тысяч.
Звонит! Сообщает, что получил!
Значит, не обязательно произносить вслух, достаточно просто подумать.
Нет, я все-таки поглупел. Понятно же было, что на пляже я никого не просил выходить из воды. Мне просто показалось, что вода прохладная...
Но все восприняли мои ощущения как свои собственные.
Вне зависимости от меня самого, от моего желания, чтобы люди восприняли мои ощущения.
Что же теперь делать?
Прежде всего – не быть свиньей! Разворачиваюсь и возвращаюсь к Зяме.
- Зяма, вы ничего не забыли?
- Да. Представляете, точно помню, что получил от вас деньги, но не могу вспомнить, куда я их положил. Перерыл все и не могу найти...
Открыто кладу деньги на стол.
- Вот они, Зяма! Это я машинально опять засунул их в карман. А когда обнаружил, сразу же вернулся... Извините, ради Бога!
- Что значит порядочный человек! Я это сразу понял. Это вам спасибо за честность и благородство. Я сразу понял, что вам можно доверять! Мы обязательно должны с вами выпить!
- Спасибо, Зяма, но я же за рулем.
- От рюмочки хорошего коньяка ничего не будет. От такого коньяка не пьянеют, а получают наслаждение. За наслаждение полиция не штрафует.
Естественно, одной рюмочкой мы не ограничились. Просидели до самого вечера. Пришла с работы его жена, Фрида, очаровательная стройная женщина, рюмочки плавно перетекли в ужин и весьма интересную беседу о желаниях и возможностях...
- Зяма, а представьте, что у вас есть некая «волшебная палочка» и вы можете получить все, что хотите. Что бы вы сделали?
- Прежде всего посоветовался бы с Фридой, где ее хранить. Я всегда все теряю... А если серьезно, то купил бы хороший дом детям, положил бы приличную сумму на счет внуков, чтобы смогли учиться в самом лучшем колледже, путешествовал бы. Мы с Фридой хотели бы съездить в Японию, но нам это пока не по карману.
- Это все мелочи, Зяма! Я говорю о любом желании!
- Мы можем стать моложе и здоровее? Мы можем вернуть наших родителей? Видите, вы машете головой. Вы же понимаете, что это невозможно... Если совсем честно, то я бы купил самое дорогое, самое ароматное мыло и самую шелковую веревку. Намылил бы ее и повесился.
- Почему, Зяма?! Ведь перед вами было бы все открыто. Любые желания.
- Нет! Было бы невероятно скучно жить. Получить все, ничего не добиваясь? Все сразу обесценится. Не о чем будет мечтать, если любое желание из мечты превращается в реальность. Скучно и неинтересно.
Признаться, я выбросил из головы все эти философские рассуждения, как только вернулся домой. Потому что на парковке у дома чуть не распрощался с жизнью.

Из нигде не опубликованных записок «хлебника» Грутова А.В. («Хлебник» - жаргон. Человек, делящий хлеб, вместе питающийся в местах лишения свободы. Степень максимального доверия друг к другу.)

Рохлин проводил в Думе почти все время. Беседы с Грутовым проходили, как правило, во время прогулок по бесконечным думским коридорам. Кабинеты все, в том числе и Рохлина, естественно, прослушивались. Встречаться вне Думы, на улицах, на природе было еще непредусмотрительней.
Рохлин - фигура заметная, государственного масштаба, постоянно на виду. И регулярные  встречи с Грутовым, вне всякого сомнения, были бы сразу замечены, отмечены и сделаны соответствующие выводы. А Дума... Кто только не шляется по ее коридорам, буфетам, холлам и прочим людным местам.
Последняя их встреча произошла недели за две до убийства Рохлина.  Власть решила поставить точку. Кровавую точку. Грутову о смерти лидера ДПА сообщили рано утром. Он сразу же помчался на дачу, где произошло убийство. Он прекрасно понимал, что там уже все оккупировано спецслужбами и его не подпустят даже близко. Так оно и произошло. Но, обладая огромным опытом подобных акций (очень похожие задания он сам неоднократно выполнял), Грутов также понимал, что именно в ближайшие часы он сумеет осмотреться и обнаружить те детали, которые если и обнаруживаются, то именно в ближайшие часы после ликвидации. А в том, что Рохлина ликвидировали, он ни секунды не сомневался.
Грутов походил вокруг, послушал, понаблюдал и уехал, сделав определенные выводы, которые окончательно убедили его в правильности первоначального предположения. Работали, безусловно, профессионалы, но уровня значительно ниже, грубо работали. А такой «профи», как Грутов, мог заметить неизбежные накладки и «ляпы», сопутствующие подобной акции.
Время, дальнейшие события, показания жены Рохлина во время следствия и суда подтвердили верность выводов Грутова. Впрочем, он и тогда не сомневался в том, что определенные силы перешли к активным действиям. Что он сам как особо доверенное  и посвященное лицо будет под постоянным колпаком.
Как вообще Грутов пришел в ДПА? Пенсионер - человек свободный. Особенно если пенсия обеспечивает финансовую независимость. Прогулки с собакой, бытовые мелочи, купить и принести домой пару кульков картошки, сходить куда-то, когда жена попросит. Ну и, конечно, следить за баром, пополнять его по мере надобности. Изысканные напитки и экзотичный «закусон» к ним был, скорее, коллекционированием, чем потреблением. Но гости всегда могли рассчитывать на такое разнообразие,  которым мог бы похвастать далеко не каждый престижный ресторан. Еще иногда дача. Так и жили.
Иногда, когда это равномерное течение становилось Грутову невмоготу, он уходил в дальнюю рощицу, чтобы развеяться и проверить «порох в пороховницах». Много бы дали режиссеры и постановщики смертельных трюков, чтобы подсмотреть и отснять то, чем занимался он во время подобного расслабления. Но никто ничего не видел и тем более не слышал. Оружия и глушителей к нему у Грутова  был приличный арсенал. Да и без оружия он был опасней и действенней любого взвода спецназа.
Сосновая шишка, ветка  дерева, обычная иголка, зажигалка и даже окурок сигареты - все в его руках становилось оружием со стопроцентным поражающим действием. Но и это быстро наскучивало.
Деятельная натура требовала более реального выхода и отдачи. И судьба как будто подслушала его тайные мысли и желания.
Года через полтора подобного «растительного существования» раздался телефонный звонок. Знакомый по НИИ полковник пригласил его на съезд ДПА. Поехал. Было интересно послушать, посмотреть. Прямо в вестибюле нос к носу столкнулся с Рохлиным. Генерал-лейтенант уже был при полном параде, окружен целой свитой и не сразу узнал Грутова.
Впервые они столкнулись в Афгане. Грутов тогда был в форме. Правда, не советской. Оба исполняли интернациональный долг: Рохлин - легально, Грутов - как обычно. Затем они встретились при весьма сложных, экстремальных обстоятельствах. Грутов возвращался с группой своих офицеров со спецзадания на «вертушке». Недалеко уже от Кабула, километрах в пяти, заметил в зарослях догорающий вертолет, вспышки выстрелов.
- Курс на «зеленку», спускаемся, -  приказал Грутов. И вовремя. Вертолет, на котором Рохлин, тогда командир полка, возвращался с рекогносцировки, нарвался на «духов» и был подбит. На аэротации кое-как приземлились и тут же их атаковали. Силы были явно не равны, и положение становилось критическим. Группа Грутова подоспела в самый раз. «Духов» - положили, своих - уцелевших и раненых - на борт.
- Подполковник Рохлин, - представился уже на борту высокий, с резкими, даже грубоватыми чертами лица офицер. Так познакомились. Позднее, когда с Рохлиным случилась беда - почти полный паралич ног, - навещал его в госпитале. Много говорили «за жизнь», за порядок в армии и государстве, короче - сошлись!
Встретившись на съезде ДПА после длительного перерыва в общении, обнялись, расцеловались и уже почти не отходили друг от друга.
На съезде Рохлина вновь избрали Председателем ДПА. Договорились об отдельной встрече наедине. Для более подробной и детальной беседы. Грутову необходимо было глубже понять не только цели и задачи ДПА, но и свою роль в этом деле.
Через неделю он вступил в ДПА и занялся привычной для себя работой.

Продолжение версии “A” в следующем номере

Версия С

Продолжение. Начало версии “C” см. в № 632-640

Михаил Шалев
Пронзительный крик Наташи, когда она увидела в комнате лежащего на полу рядом с окном постороннего человека с ее сумкой в руках, действительно разбудил весь дом. И уж во всяком случае живущих за стеной соседей. А через минуту в ее дверь уже стучали и спрашивали, что случилось.
А еще через пару часов все уже было понятно. Попытка ограбления, полицейская погоня за преступниками, авария и гибель двоих человек, о деятельности которых полиция давно догадывалась.
Нечастый улов партии кокаина весом почти в два килограмма настолько «воодушевил» полицию, что они не стали особо тщательно допрашивать Наташу.  И даже не обратили особого внимания на просроченную визу. Просто посоветовали либо обратиться к иммиграционному адвокату, либо, что лучше всего, покинуть страну. И чем быстрее, тем лучше.
Наташа и без этих советов все прекрасно понимала. Она и так достаточно неплохо заработала, танцуя в баре, и этих денег, по ее расчетам, должно было хватить на то, чтобы откупить сына от армии.
Смерть Дельгадо перечеркнула слабые надежды на замужество, в которых Наташа не призналась бы даже сама себе. Ей действительно больше ничего не светило в этой стране.
Утром первым делом Наташа позвонила к Артему и попросила позвать Ольгу к телефону. Ольга была потрясена рассказом Наташи о ночном визите грабителей и о том, чем все это завершилось.
- Мы с Артемом немедленно едем к тебе, - безапелляционным тоном заявила она. - Сиди на месте и никуда не уходи.
Не прошло и часа, как Артем с Ольгой, нагруженные пакетами с едой, ввалились в квартиру. Охи, ахи, вздохи после обильного завтрака перешли в обсуждение дальнейших планов. То, что Наташа решила вернуться в Россию, даже не обсуждалось. Обсуждались детали возвращения.
Наташа, упуская детали, рассказала о том, как ей удалось извлечь спрятанную Саймоном сумку. Про мешочек с бриллиантами, естественно, умолчала. Не рассказала она и о своих сбережениях.
Поддавшись какому-то непонятному порыву, Наташа расплакалась и «призналась», что все заработанные ею в Америке деньги она хранила у Саймона. Что они планировали пожениться, купить домик и вообще «жить долго и счастливо и умереть в один день». А теперь... Денег еле хватит только на билет обратно, а о выкупе сына не может быть и речи.
Наташа настолько сама поверила в искренность этой душещипательной версии, что горько разрыдалась...
- Подождите, девочки, - вмешался Артем, - дайте мне несколько минут. Мне необходимо кое-куда перезвонить.
Артем перезвонил Сержио и в двух словах поведал ему все, о чем знал сам, и то, что рассказала Наташа. О том, что она практически была невестой Дельгадо, об их совместных планах на будущее, о том, что у Саймона хранились все заработанные Наташей деньги, о ее бедственном положении. Сержио слушал не перебивая.
- Жди моего звонка, - сказал он Артему.
Когда раздался телефонный звонок, Оля с Артемом уже собирались уходить.
- Артем,  ты помнишь мистера Горадо, адвоката, с которым ты познакомился у меня дома?
- Честно говоря, не очень, - признался Артем.
- Неважно. Важно, что он тебя помнит. Особенно, - Сержио хохотнул, - после признания Лестера, что ты ему симпатичен. Так вот, бери свою Наташу и мчись к нему в офис. Думаю, что ее там ожидают не самые неприятные новости. Закажи такси. В этом районе не запаркуешься...
Сержио продиктовал адрес крупнейшей юридической фирмы в самом сердце Манхэттена.
По роду своей журналистской деятельности Артему приходилось бывать в весьма престижных и не самых дешевых местах большого Нью-Йорка. Но в таком офисе он был впервые. Ничего нарочитого, ничего вычурного, никакой позолоты и прочих финтифлюшек, которыми так любят украшать свои офисы новоявленные нувориши. Все дышало уверенностью и богатством. Темные дубовые панели, запах очень дорогих сигар, кожа тяжелых кресел, корешки фолиантов. Даже секретарь мистера Горадо выглядел человеком, на секунду оторвавшимся от государственных дел, чтобы приветливо встретить Наташу с Артемом.
Горадо легко поднялся навстречу гостям, галантно поцеловал руку Наташе и крепко пожал руку Артему.
- Я никогда не сомневался в великолепном вкусе Саймона, - произнес Горадо. Помолчал. - Покойного Саймона, - добавил он и перекрестился... Присаживайтесь, господа. Могу я попросить госпожу Наталью повторить мне всю историю ее отношений с мистером Дельгадо? Естественно, только то, что госпожа Наталья сочтет нужным рассказать нам. Вы не возражаете, если я предложу вам кофе?
От аромата принесенного кофе можно было сойти с ума. А коньяк мистера Горадо, поданный к кофе, был таким, что...
Наташа рассказала свою «лав стори» так красочно, так печально, что даже такой поднаторевший на выслушивании вранья Горадо поверил каждому ее слову. Или не поверил...Не суть важно... Важно другое.
Задав несколько вопросов, почему-то касающихся не столько Наташи и ее отношений с Дельгадо, сколько ее сына, Горадо торжественно поднялся с кресла и, чеканя каждое слово, произнес:
- Господа, я Ричард Горадо, делаю предварительное объявление о том, что г-жа Наталья Вересаева является единственной наследницей гражданина Соединенных Штатов Америки Саймона Дельгадо.
В комнате повисла пауза... Первым пришел в себя Артем.
- Правильно ли мы вас поняли, дорогой Ричард? Наташа - наследница Саймона? Он что, оставил завещание? И указал в этом завещании Наташу? Наташа, ты что-нибудь об этом знала?
- Ничегошеньки, - пробормотала Наташа.
- Господа, - Горадо уселся в свое кресло, взял сигару, вопросительно посмотрел на Наташу и, уловив ее кивок, щелкнул золотой зажигалкой. - Господа, - продолжил Горадо, - как вы знаете, мне оказана честь и доверие вести дела нашей небольшой компании друзей. В которую входил и покойный Саймон. Жизнь - штука неспокойная и непредсказуемая... Поэтому каждый из нас составил нечто вроде распоряжения в случае, м-м-м... будем говорить, непредвиденной ситуации. С юридической точки зрения, такое распоряжение могут оспорить другие лица, претендующие на наследство. Но при отсутствии иных претензий... Насколько мне известно, родители Саймона погибли много лет назад, брат мистера Дельгадо скончался в позапрошлом году. Кстати, я был и его душеприказчиком. А при последней нашей встрече с Саймоном, где-то около месяца назад, он собственноручно вписал госпожу Наталью Вересаеву в свое распоряжение в качестве единственной наследницы. Правда, с одной, но весьма существенной оговоркой.

Продолжение версии “С” в следующем номере

Версия D

Продолжение. Начало версии “D” см. в № 632-639

Фаина Бенджаминова
Что-то в лице Грега было такое, что заставило меня проглотить шутку о подопытном кролике. Какая-то грусть и жалость одновременно...
Честно сказать, я здорово струхнула, но старалась не подавать виду.
- Ладно, Грег, я пока не спрашиваю вас, что это за эксперимент и каким это образом я его «поставила на самой себе». Я хочу, чтобы вы меня правильно поняли, допустим, что я поверила каждому вашему слову. Тому, что вы действительно имеете отношение к этой фирме, даже к тому, что возглавляете ее службу безопасности. Поверила  и в то, что, несмотря на всю «безопасность», кому-то что-то удалось стащить у вас из-под носа и это «что-то» попало потом ко мне.
- Но я действительно... 
- Теперь я попрошу не перебивать меня, Грег, и выслушать не менее внимательно, чем я слушала вас.
Итак, я не совершила ничего противозаконного. В отличие, кстати, от вас. Мой муж ни у кого ничего не крал. Он подобрал выброшенную в гарбич сумку. Он не знал и не должен был знать, что кто-то что-то украл, и запихал в эту треклятую сумку. Кстати, Грег, именно то, что у вас произошла кража, стало косвенной причиной смерти моего мужа. С этим согласится любой суд. Такой же косвенной причиной его гибели, стало и совершенное вами или вашими людьми уголовное преступление.
- ???
- Да-да, преступление! И не делайте круглых глаз! Не знаю, откуда родом вы, но я родилась и выросла в «Рашке», и удивленными глазами меня не удивишь. Простите за невольный каламбур. Вы или по вашему указанию другие люди незаконно проникли в мою квартиру, нарушили неприкосновенность моей “праперти”, провели обыск и учинили полный разгром. Я не говорю, что из квартиры что-то было похищено. Хотя могла бы это утверждать. Стресс после этого вторжения, испуг, паника – все это послужило причиной срочного отъезда мужа, которое привело к его гибели. Кстати, моя авария и проведенная в тюрьме ночь – точно такое же последствие стресса.
И последнее, Грег, вернее, почти последнее. Я хочу, чтобы вы и ваши боссы, - кто там у вас - совет директоров или президент вашей фирмы, -  поняли и зарубили у себя на носу: все, что я сейчас говорю вам, записано, передано надежным  людям. Я даже фотографии разгрома в квартире сделала. Если завтра со мной что-то случится - автокатастрофа, нападение хулиганов... Если я просто поскользнусь на банановой кожуре и поцарапаю коленку, все это одновременно окажется и в полиции, и в десятках газет.
Разумеется, ничего я не записывала и не фотографировала, но «брать на понт» американцам у нас еще учиться и учиться.
- Это все, Светлана? -  невозмутимо спросил Грег. - Вы сказали «почти все» или я вас неверно понял?
- Вы абсолютно верно меня поняли. Что касается «почти все», то, согласитесь, что у женщины всегда должна оставаться маленькая тайна.
Очаровательной улыбкой (перед зеркалом тренировалась!) я попыталась сгладить резкость своей тирады.
- Не далее как вчера вечером я, выступая с докладом перед советом директоров, уважаемая и очаровательная Светлана, сказал, что вы – умная, проницательная и решительная женщина. Более того, если бы я точно не знал, что ни одно из произнесенных на совете директоров слов не просачивается за пределы того зала, в котором мы собираемся, то подумал бы, что вы просто подслушали мое выступление. Я привел совету все те доводы, которые вы только что столь эмоционально изложили мне. Почти все доводы.
- Почти? А что еще вы приводили в «мою защиту»?
- Согласитесь, Светлана, что и у мужчины всегда должна оставаться маленькая тайна.
Мы одновременно рассмеялись столь удачному повторению моих слов. С почти моей же интонацией...  
- И к чему же пришел ваш совет директоров? Какое решение было принято в отношении меня и того, что у меня находится по полному праву?
- Света, стоит ли портить такую великолепную встречу разговорами о правах? А в отношении прав было принято решение...  компенсировать вам весь материальный и моральный ущерб.
- И в какую же сумму ваш совет оценил жизнь моего мужа и все то, что пережила я сама?..
- Совет поручил мне узнать это у вас.
- Ну, нет, Грег! В такие игры я не играю. Я же только приблизительно могу догадываться, какие средства вложила ваша фирма в разработку похищенных технологий,  во что обойдется потеря доверия акционеров и инвесторов, что будет стоить замять скандал. Давайте по-другому. Уточните у своих боссов, какую сумму они сами считают справедливой, и если я сочту ее приемлемой, считайте, что мы договорились.
- О чем договорились, Светлана? Любой договор предусматривает обязательства обеих сторон. В чем будут заключаться ваши обязательства?
- Мои обязательства? Скорее, моя добрая воля... Ладно, ладно, не хмурьтесь, Грег. В конце концов, речь идет не о ваших личных деньгах, а о средствах компании, к которым лично вы не имеете никакого отношения. Так вот, я передам вам все то, что находилось в этой сумке...
- А что конкретно там находилось кроме того, что вы называете пудреницами? Может, того, что нас интересует, там просто нет?
- Могу сказать. Там находился бумажник с кучей кредиток на разные имена, чьи-то водительские права, блокнот с непонятными, по крайней мере мне, записями и ключ на брелке. Скорее всего, от депозитного банковского сейфа. И, конечно, пудреницы...  
- Я могу на все это взглянуть?
- Разумеется, Грег, разумеется. Но только после того, как я взгляну на тот счет, на который будет переведена предложенная вашими боссами и согласованная со мной компенсация...  
- Я так и предвидел, Светлана. С вами одновременно и легко, и очень трудно говорить. Вы опережаете события.
Итак, мы открываем вам счет в любом названном вами банке и кладем на этот счет пять миллионов долларов США. Устраивает?
- Сумма - вполне. Валюта – не очень. Я непатриотична, Грег. Я бы предпочла эту же сумму, но в евро...
Грег с нескрываемым восхищением посмотрел на меня.
- Светлана, вы - неподражаемы! Не устаю восхищаться вами. Но и это не все. Вы получаете небольшой, но вполне весомый пакет акций нашей компании, который позволит вам безбедно жить на дивиденды, не трогая основного капитала. Но и это не все.
Грег помолчал и опять, с нескрываемой грустью посмотрел на меня...
- Мы постараемся как можно дольше помочь вам сохранить ваше здоровье и вашу внешность. Хотя бы на ближайшие пять лет.

Продолжение версии “D” в следующем номере