КЛАД КАПИТАНА ФЛИНТА

Спорт
№31 (641)

(Продолжение. Начало в предыдущем выпуске )

- Слоном на любое поле. Скажем, а1-b2.
- Но я не понимаю этой шахматной казуистики. Вы можете показать на доске.
- Слон идет с поля а1 на поле b2, отсюда – сюда, на соседнюю клетку.
- Ага! Прекрасно, мистер Генри! – подскочил со стула Виндоу, сделал несколько размашистых шагов по комнате – вперед и назад – и снова сел. – А теперь я вас очень прошу побыстрей собраться, нам надо идти.
- Куда это, Виндоу, среди ночи вы меня тянете? Насколько мне известно, красноголовый выползает наружу только днем.
- Так, забудьте на время о своем червяке! Тут такое дело, я вас очень прошу – не спорьте со мной. Идти нам неблизко, и нужно быть на месте не позже двух часов.
- Что за тайны, Виндоу? Я пойду, но скажите хотя бы, куда, зачем?
- Мистер Генри, я все вам расскажу по дороге, - Виндоу поднялся и, чтобы не мешать собираться, стал у дверей. – Возьмите с собой, на всякий случай, шахматы.
- Что, предстоит матч с командой племени тинду?
- К сожалению, у нас нет времени для шуток. Уверяю вас, это очень важно.
- Ну, хорошо. Я готов. Пошли, только побыстрей выкладывайте свои загадки.
Друзья вышли из дома. После продолжительных дождей на острове стояла духота, обычная для этих мест. Слышно было, как волны с грохотом бились о прибрежную скалу.
- Нам в эту сторону, мистер Генри. Сюда, сюда, к скале. Так вот, послушайте, тот листок, что был в бутылке, – необычный, это кусочек тончайшего пергамента! Я это сразу заметил, потому и подобрал его. Но главное не в этом. На следующее утро я увидел, что на пергаменте изображена шахматная позиция.
- Виндоу, вы что-то путаете. На бумаге абсолютно ничего не было. Я рассматривал этот клочок с обеих сторон.
- Не буду спорить. Когда вы рассматривали – не было, а наутро появилось! И знаете почему? Дома, разбив бутылку, я нашел еще один клочок, совсем маленький. Он был внутри прилеплен на стенке бутылки, а на нем написано: «Грей и дело разумей!»
- Бред сумасшедшего!
- Вначале и я так подумал. Утром собирался выбросить все к чертовой матери, но когда проснулся, решил, что, может, тот, кто писал, все-таки имел что-то на уме. «Грей»... А что греть? Попробовал вначале нагреть стекло – ничего! А если пергамент нагреть? Только начал, как увидел, что появляются черточки, линии. Сильнее разогрел, и тогда четко проявилась вот эта шахматная задача.
- Ну, ничего удивительного. Обычные чернила, которые становятся видимыми только при нагревании.
- А дело в том, мистер Генри, что если кому-то и пришла мысль рисовать задачу не на бумаге, а на пергаменте , то совсем непонятно, зачем надо было прибегать к тайнописи? Именно это и лишило меня покоя.
Мистер Генри рассмеялся:
- Только и всего? Не о чем больше думать, Виндоу: ведь эта задачка настолько слабенькая, что автор просто стыдился ее кому-то показывать.
- Тот, кто составил задачу, может и стремился спрятать ее от посторонних глаз, мистер Генри, но совсем не потому, что она, как вы говорите, слабенькая...
- Она не заслуживает внимания, Виндоу. Поверьте мне. У черных нет никакой контригры, и белые без всяких преград дают мат за четыре хода. Не пойму, почему эта задачка заставила вас отправиться черт знает куда, да еще среди ночи.
- Сейчас обо всем узнаете. Когда я разогрел этот клочок пергамента достаточно сильно, я увидел имя того, кто составил эту задачку. Его имя Флинт! Теперь вы догадываетесь, о чем идет речь?  (Окончание следует)