IMPRESSIОN THE CZAR

Культура
№30 (640)

 «ПРОИЗВОДЯ ВПЕЧАТЛЕНИЕ НА ЦАРЯ»...« ПРЕЛЬЩАЯ ЦАРЯ»... Такое завлекательное название придумал знаменитый европейский хореограф Уильям Форсайт для своего экстравагантного балета. «Царя» привез на фестиваль искусств в Линкольн центр «Королевский Балет Фландрии». И этот спектакль стал единственным балетным «сюрпризом» фестиваля.
Все в этом абсурдном балете напоминает «Алису в Зазеркалье» Льюса Кэрролла. (Достаточно вспомнить  знакомство Алисы и пудинга, после чего она не может больше его есть, потому что они друг другу представлены). Некоторые ситуации и  поведение персонажей балета Форсайта развиваются по логике сказки Кэрролла.  Форсайт в своих объяснениях утверждает, что хотел показать то ли историю балета, то ли вообще всей европейской цивилизации. Осколки обеих тем заведомо перепутаны в спектакле и не складываются в стройную картину.
Первая часть называется «Подпись Потемкина», знаменитого фаворита Екатерины Великой. При чем здесь она? В предуведомлении к балету пишется, что Екатерина покровительствовала возникновению балетной школы в России. Это неверно. Екатерина открыла в 1783 году первый театр для публики, на сцене которого и пели, и танцевали дивертисменты.  Балетной  школе покровительствовала Анна Иоановна на 50 лет раньше. Все в этом балете – игра воображения хореографа, включая факты истории. Но не стоит придираться, этот спектакль надо воспринимать с детской радостью. Те зрители, которые «вошли» в спектакль, как Алиса входит в волшебную страну, получили ничем не омрачаемое удовольствие.
 Танцы кордебалета и солистов должны напоминать балы, устраиваемые русской царицей во дворце. В то же время прелестные дамы в кринолинах исполняют классический танец на пуантах и не менее обольстительные кавалеры время от времени то танцуют с ними в унисон, то солируют...  Танцы относятся к временам итальянского Возрождения 15 века.  Придворный этикет, жеманство и интриги... Танцовщики то выбегают на сцену, то заканчивают танец и исчезают. И все немного преувеличенно-иронично. Возможно, среди них есть Потемкин, но невозможно уследить за всеми событиями, между которыми нет связи. Танцы классические сменяются композициями с ускоренными темпами в баланчинском стиле, а затем и современными дуэтами уже в манере самого Форсайта. Словом, вот вам развитие танца от чистой классики до современной неоклассики.
 Танцевальное действие разворачивается одновременно на двух площадках, расположенных на одной сцене. Параллельно с балом при царском дворе (условно говоря) на правой площадке происходит, по-видимому, развитие европейской цивилизации.  Щуплый молодой человек, олицетворяющий Святого Себастиана, то стоит в окружении танцовщиков, которые целятся в него золотыми стрелами, то сам натягивает огромный лук и стреляет в кого-то из участников балета. Зазеркалье! Среди танцовщиков появляются братья Гримм, затем девицы, одетые в черные плессированные юбки и белые блузки с галстуком (униформа для девочек в английских закрытых школах)...
Вообще спектакль Форсайта – чисто европейский современный балет. Американские хореографы-модернисты озабочены, главным образом, идеей придумать новое движение. Европейские современные хореографы больше связаны в своем творчестве с мировой цивилизацией. Форсайт в данном спектакле зашифровал в свой балет некоторое количество ассоциаций с сюжетами и легендами мировой культуры, но подал их в присуще ему ироничном ключе. Необходимость воспроизвести ту или иную ассоциативную ситуацию побуждают хореографа к интересным танцевальным находкам.
Второе отделение – одноактный балет с таинственным названием «In the Middle, Somewhat Elevated», поставленный на электронную музыку Уиллемса. Балет был поставлен хореографом для балета парижской оперы. Создавая  трехактный спектакль,  Форсайт включил в него свои «вишни», отождествил царей и короля Франции, покровительствоваших театру в разные эпохи и в разных странах. Балет “In the Middle...” и принес Форсайту славу. Его танцуют в крупнейших театрах Европы и даже в Мариинском театре. В напряженной головоломной хореографии Форсайт показал себя как современный последователь Дж.Баланчина. В этом развитии неоклассицизма Баланчина в ультро современном балете, возможно, и надо усматривать продолжение темы о мировой культуре.
Третий акт начинается со сцены,  которая названа  «Дом Меццо-Преццо» и стоит, на первый взгляд, взгляд, особняком. По мере развития действия, связь с основной темой балета все-таки проясняется. «Дом» - это пародия на американские телевизионные программы. Одна из ведущих программу, Агнесса, появляется уже в первом акте. Она не столько танцует, сколько говорит, пародируя властных классных дам балетной школы в начале спектакля и крикливых телеведущих, которые говорят фальшивыми и бодрыми голосами, в конце. Заканчивается спектакль массовой пляской всех участников программы. 40 танцовщиков одеты в униформу английских школ для девочек. Все участники, как мужчины, как и женщины, –  в  женских париках  (часть: “Bongo Bongo Nagela”). Все стремительно несутся (большую часть времени – по кругу), подпрыгивая и размахивая руками, вокруг неподвижно лежащего Себастьяна, пронзенного стрелой. Эта часть спектакля имела огромный успех у публики. Она напомнила мне пляски из балет В.Нижинского «Весна Священная». Думаю, в этой дикой однообразной пляске, исполняемой с бешеном темпе, заключается  гипнотическая сила воздействия на зрителя.  Повторяющиеся па темпераментного и энергичного движения по кругу сначала завораживают. Но Форсайт задает этому общему плясу  ироничный оттенок, и публика начинает смеяться. «Покойник», в конце концов, вскакивает и несется во главе подпрыгивающей массы. Танцовщики скрываются в кулисах, а тщедушный Себастьян продолжает нестись по кругу. Затем, кажется, все труппа вновь выбегает на сцену и окружает ожившего героя. Концовка вполне ассоциируется с окончанием классического «гран па»: герой в позе стоит посреди сцены, окруженный «кордебалетом». Я пишу «кажется», потому что все происходит в таком темпе, что уловить и запомнить все нюансы с первого раза невозможно.
 «Королевский балет Фландрии» возник в Антверпене в 1969 году. Сейчас это  вполне интернациональная европейская труппа, в которой есть, помимо европейцев и японцев,  танцовщики из России, Украины и Грузии. Труппа показалась мне очень профессиональной. Особенно интересны танцовщики-мужчины. Те танцовщицы, которых я видела в тот вечер, на меня особого впечатления не произвели, но, повторяю, общий уровень труппы высокий.


Комментарии (Всего: 1)

Аловерт даже название балета, о котором она пишет, не в состоянии правильно указать. Критикесса.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *