Грубо говоря и мягко выражаясь

В мире
№27 (637)

Германия пребывает в озадаченности: посмотрев на себя, как говорится, «в зеркале статистики», она увидела, что минимум треть ее населения утратила веру в демократию.

Подсчитали - прослезились
«Это страшные результаты, - комментирует итоги опроса его научный руководитель Франк Карл из FES. – В восточных землях (бывшей ГДР. - С.Д.) неверие в демократию еще шире, чем в западных: там 53 % респондентов считают, что демократия более неспособна решать насущные проблемы. Но при этом никто из опрошенных не сомневается в необходимости демократической формы государственного управления как таковой. Недовольны они, в частности, тем, как демократия себя проявляет. И на этом основании 25 % респондентов в западных землях и 41 % в восточных заявили, что с демократией в ее нынешней форме они не желают иметь ничего общегою...
Весьма мрачно оценивают люди и собственное будущее. Только каждый третий респондент заявил, что с уверенностью смотрит на ближайшие пять лет. И 57 % скептически относятся к продолжающимся в Германии социальным реформам. Они требуют минимум одной паузы в этом процессе».
По-марксистски говоря
Что в Германии ширится атмосфера страха перед завтрашним днем, отмечают все СМИ страны. Немцы боятся непрерывного роста цен, за которыми не поспевают зарплаты и пенсии, боятся потерять работу, боятся иметь недостаточно денег, чтобы содержать себя и свою семью, боятся бедности. Эти выводы содержались как минимум в двух недавних серьезных анализах состояния немецкой экономики – консалтинговой фирмы McKinsey Deutschland  и Германского института экономических исследований DIW (подробнее см. статью «Пока толстый сохнет, худой сдохнет» в «РБ» № 21/2008. – С.Д.).. Но эти и другие исследования ограничивались анализом именно экономических факторов.
В фонде Фридриха Эберта на проблему посмотрели глубже. Не сказать, что выявленная ими зависимость политических настроений в обществе от состояния экономики такой уж новый взгляд на вещи. Помнится, о чем-то в этом роде говорил еще полтора века назад Карл Генрихович Маркс. А именно: что экономика (на старомарксистском языке - базис) сама по себе не создает политических идей (т.е. надстройки). Такие идеи создают люди. Но создают они их в соответствии с существующими общественными и прежде всего экономическими условиями. Ну а какие идеи способны прийти в голову людям, дистанцирующимся от демократии, мы тоже хорошо помним. Причем еще живы те, кто помнит это не только из учебников. Остается лишь надеяться, что все это известно и в нашем правительстве, члены которого в свое время обучались - кто по программам Фонда им. Фридриха Эберта, кто по программам Фонда им. Конрада Аденауэра – близкой к ХДС политпросветовской организации, ориентирующейся, согласно ее уставу, на христианские представления о человеке, идеи правового государства, демократии и социальной справедливости. И если они там в период учебы, грубо говоря (по А.Райкину), не баклуши били, то, мягко выражаясь, сумеют из доклада FES сделать спасительные для германского общества выводы.
Но вот ведь какая еще любопытная штука: сообщение о докладе FES и комментарии к нему Франка Карла были опубликованы в газете Tagesspiegel am Sonntag еще в воскресенье, 29 июня.  Но по состоянию на середину дня вторника, 1 июля, когда я отправляю эту статью в редакцию «РБ», никто из министров Федерального правительства или депутатов Бундестага так и не высказался по поводу, не побоюсь этого слова – убийственного для демократии в Германии диагноза. Зато словно по иронии судьбы в Бундестаге вовсю развернулась дискуссия по такому жизненно важному для этой самой демократии вопросу, как... «завещание пациента».
О жизни и смерти
Такого рода завещания составили около 9 млн. жителей страны, изложив свою последнюю волю на тот случай, если в результате аварии, иного происшествия или по причине болезни они окажутся в коме без шансов на выздоровление. Проблема усматривается в том, что «завещания пациентов» пока не имеют в Германии законной силы, а значит, врачи не обязаны их выполнять. И в большинстве случаев они продолжают поддерживать жизнь коматозного пациента, обеспечивая жизнедеятельность его организма современной медицинской техникой. Как сообщается на интернет-сайте радиостанции Deutsche Welle, инициатор законопроекта – депутат Бундестага Йоахим Штюнкер считает необходимым укрепить право пациентов распоряжаться собственной жизнью: «Всем людям, которые не составили завещания пациента, мы ничего предписывать не собираемся. Но решившиеся на такой шаг должны знать, что их гарантированное конституцией право на самоопределение мы, то есть государство, будем уважать».
Читая эти рассуждения 60-летнего народного избранника, так и рвется с языка обращение к нему и его коллегам из межфракционной группы, подготовившим этот законопроект:
Почтеннейшие! Что вы озаботились вопросами жизни и смерти находящихся в коме больных, - наверное, гуманно. Но не кажется ли вам, что демократия в Германии пребывает тоже не в самом лучшем состоянии? Не верится, что у вас за эти два дня не хватило времени ознакомиться с докладом Фонда им. Эберта. Да ведь вам и без того известно, что депутаты от неонацистской партии НДПГ (немецкая аббревиатура NPD) уже не первый год заседают в парламентах нескольких федеральных земель.
Господа! Если за год, оставшийся до очередных выборов в Бундестаг, вам и вашим коллегам из всех представленных в нем партий не удастся коренным образом переломить отношение ТРЕТИ (!) избирателей к демократии, вы получите неонацистов в собственном зале пленарных заседаний! И это будет уже, мягко выражаясь,  даже и не пощечиной, а, грубо говоря, харканьем в лицо – демократии, Германии и памяти жертв режима национал-социализма. А ведь развитие событий по такому сценарию более чем вероятно: неонацисты, пользуясь всеми благами правового государства, каким является ФРГ, умело обращают в свою пользу любое недовольство населения. Да, их лозунги – чистой воды популизм, и в своей агитации они меньше всего заботятся о политкорректности. Но как раз за счет этого ультраправые зачастую и переигрывают всех прочих политиков, которые в силу сложившихся в обществе условий не могут себе позволить говорить вслух официально некоторые очевидные вещи.
«Но когда речь идет о спасении жизни больного, врач не может соблюдать стыдливость и приличия. Врач обязан знать анатомию и физиологию и делать все необходимое для спасения больного. Если же ему будет запрещено ставить определенный диагноз или прописывать какие-то лекарства, не следует ждать успешного лечения». Этой фразой замечательного русского писателя Михаила Веллера из его речи на встрече в 2007 году с генеральным секретарем НАТО в Брюсселе я и завершу свою статью. Не закрывая, однако, саму тему, к которой, похоже, вернуться придется еще не раз.