Все неприЯтности в одном флаконе

В мире
№27 (637)

У президента Сирии Асада - неприятности. Начались они давно, но пика достигли лишь в последнее время. Винить в них Асаду некого, причина в его собственной недальновидной политике, привязавшей Сирию к Ирану.
Как известно, «мирный» атом представляет собой побочный продукт атома военного. Не признавать этого можно лишь в одном случае – если не знать истории развития промышленности. Именно поэтому обнаруженный в Сирии в районе Аль-Кибар некоторое время назад, а затем разрушенный в ходе авиационного налета таинственный объект вызывает беспокойство не только у Израиля и США, но и у Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ).
В конце прошлого месяца эксперты этой организации вместе с группой мониторинга ООН побывали в Сирии для того, чтобы определить, имел ли отношение «неиспользуемый военный объект», как называют его сирийские власти, к ядерной проблематике. Официальный Дамаск, всячески отрицая наличие каких-либо работ в этой области, согласился на проведение инспекции, тем более что сразу же после воздушной атаки остатки объекта были уничтожены и, как полагало руководство Сирии, обнаружить что-либо было уже невозможно.
Американские разведывательные службы считают, что уничтоженный комплекс представлял собой почти готовый к запуску в эксплуатацию реактор, предназначенный для производства оружейного плутония. Имеющийся в распоряжении правительства США ролик, снятый сверхсекретными агентами на сверхсекретном объекте, показал абсолютное тождество последнего с северокорейским реактором аналогичного назначения. То, что сирийские власти даже не пытались представить разрушенный объект исследовательским реактором или реактором для атомной электростанции, лишь усугубляет подозрения. Если специалисты МАГАТЭ обнаружат на месте разрушенного объекта следы радиоактивных веществ, можно будет считать, что крупномасштабное расследование наподобие того, что проводилось в Иране и заставило иранские власти признать работы по обогащению урана, неизбежно.
С чем вернулись из Сирии международные контролеры? Они вернулись неудовлетворенными. Во-первых, сирийцы не пустили их в три дополнительных района, в которых, по мнению специалистов из МАГАТЭ, также шла подготовка к развертыванию ядерной программы. А во-вторых, один из экспертов агентства Оли Хеинонен заявил, что те пробы, которые были взяты на разрушенном сирийском объекте, являются «неубедительными» и требуют дополнительных проверок. Единственное, что он отметил в качестве положительного фактора, - это сам факт состоявшейся поездки: «Мы достигли целей нашей первой поездки. Мы взяли образцы земли. Теперь мы обсуждаем результаты и должны обсудить информацию, полученную от Сирии».
Таким образом, несмотря на сделанный Асадом шаг в верном направлении - в направлении сотрудничества с МАГАТЭ, количество проблем у президента Сирии не уменьшилось. Кроме весьма вероятного, с точки зрения результатов инспекции, а точнее, с точки зрения отсутствия конкретных результатов, требования экспертов провести повторные наблюдения на местности, у Асада есть и другие причины опасаться будущего.
Немецкий еженедельник Der Spiegel опубликовал на днях данные германской разведки, свидетельствующие о том, что разрушенный объект в Аль-Кибаре являлся ключевым элементом совместной программы, осуществлявшейся Сирией совместно с Северной Кореей и направленной на содействие иранской ядерной программе. В тех отчетах разведки, на которые ссылается Der Spiegel, говорится о том, что в Аль-Кибаре создавалась временная площадка для создания первой иранской ядерной бомбы. Планировалось, что она будет эксплуатироваться до тех пор, пока Иран не сможет бы проводить аналогичные работы на собственной территории. То есть до того момента, когда руководители Ирана не сочтут бы возможным открыто признать реализацию военной ядерной программы.
Но это еще не все. Автор статьи в еженедельнике считает, что план сотрудничества Сирии и Северной Кореи, направленный на содействие иранским ядерным претензиям, обсуждался двумя президентами лично во время визита Ахмадинеджада в Сирию в 2006 году. Кроме того, известно о сотрудничестве названных трех стран и в области производства химического оружия. Об этом свидетельствует тот факт, что во время взрыва на одном из химических предприятий в Сирии в июле 2007 года кроме пятнадцати сирийских солдат погибли двенадцать иранских инженеров и три гражданина Северной Кореи.
Что делает вор, когда его хватают за руку? Громче всех кричит: «Держи вора!». После журнальных разоблачений Иран попытался сделать все, чтобы возможное раскрытие связей Ирана и Сирии в ядерных исследованиях, имеющих военное назначение, выглядело бы так, будто МАГАТЭ ломится в открытую дверь. Как сообщил израильский портал DEBKA, посол Ирана передал Асаду предложение о передаче Сирии ядерных технологий: «Для улучшения наших двусторонних отношений Иран готов передать накопленный им опыт в области ядерных технологий Сирии. Ислам учит нас передавать полученные знания, и мы готовы передать их Сирии, если она того пожелает». Однако есть причины полагать, что Асад побаивается идти навстречу инициативе Ирана, а, может быть, даже склоняется к мысли вообще прекратить поддержку иранской атомной программы.
Неужели Асад настолько обеспокоен интересом со стороны МАГАТЭ? Ведь у него перед глазами пример Ирана, который прекрасно справляется с этой международной организацией то открывая ее экспертам доступ на отдельные объекты, то вновь закрывая. Иран ставит международному сообществу условие за условием, и дело уже почти дошло до того, что кое-кто заявляет о том, что ядерный Иран не представляет миру никакой угрозы.
Асад не хочет доводить дело до крайностей. В отличие от Ахмадинеджада он еще не окончательно порвал с Западом.Он надеется благодаря вмешательству международного сообщества вернуть Голанские высоты, потерянные во время Шестидневной войны. И еще Асад боится изоляции, в которой может оказаться Сирия, бойкота, который арабские страны, в основном суннитские, могут объявить Сирии за поддержку с ее стороны шиитской группировки «Хезболла».
Пока речь идет о поддержке «Хезболлы» в ее борьбе против Израиля, арабские режимы занимают позицию умолчания – борьба с сионистами для них всех дело святое. Но что делать с участием шиитских боевиков в межарабских конфликтах? Один из таких случаев получил огласку совсем недавно. Разведка Франции передала президенту Сирии информацию о том, что во время недавних вооруженных инцидентов на севере Ливана, в ходе которых происходили столкновения между суннитами и ливанскими алавитами, последние обращались за помощью к «Хезболле» и получили эту помощь. Это, можно сказать, произвело на Асада весьма болезненное впечатление. Дело в том, что сам президент Сирии да и вся гражданская и военная верхушка Сирии являются представителями алавизма, своеобразного течения ислама шиитского толка, настолько экзотического, что алавиты даже не признавались в Сирии мусульманами вплоть до 1974 года, когда ставший три года назад президентом страны Хафез Асад, отец президента нынешнего, не добился официального признания алавитов верными последователями пророка. В силу сказанного Асаду чрезвычайно не нравятся любые конфликты между суннитами и алавитами, так как семьдесят процентов населения Сирии являются суннитами и перенос конфликта с территории Ливана в Сирию может создать угрозу режиму личной власти нынешнего президента. Как сообщается, Сирия потребовала немедленно прекратить вмешательство «Хезболлы» в конфликт между ливанскими суннитами и алавитами. Говорят даже о том, что Асад, несмотря на давление со стороны Ирана, готов сократить поддержку «Хезболлы».
На Ближнем Востоке внимательно следят за страданиями «молодого Асада». Арабским суннитским режимам не нравится его зависимость от шиитского Ирана, что объективно выводит на местную политическую арену чужака из соседнего региона с непомерными амбициями. Израиль обеспокоен поддержкой со стороны Сирии палестинских террористических организаций. Сирию пытаются изолировать от Ирана всеми возможными способами. Израиль предлагает Голаны в обмен на мир. Арабы – материальную и финансовую помощь. И если бы не твердолобая позиция Асада, он вполне мог бы заработать на создавшейся ситуации дивиденды и для себя как правителя, и для своей страны, экономика которой отнюдь не блещет.
Асад на распутье: налево пойдешь, направо пойдешь... А тем временем неприятности сыплются на него как из мешка.