ankara escort

КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№26 (636)

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!
Герой (стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки») стал невольным свидетелем погони  за автомобилем («Мустанг»), который, удирая от полиции, врезался в трак.
Все пассажиры преследуемой машины погибли.
Но перед роковым столкновением из окна была выброшена сумка, которую подобрал наш герой.

Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.
Первоначально на редакцию обрушилось столько писем с различными версиями, что нам пришлось создать своеобразную «экспертно-следственную группу». Эта группа, проанализировав литературные и криминалистические  возможности авторов, «приговорила» несколько предложенных сюжетов к «бесславной кончине», а оставшиеся ЧЕТЫРЕ  ВЕРСИИ - к дальнейшему непредсказуемому развитию.

Редакция все еще не отказывается от предложения читателям ПРОДОЛЖИТЬ ЛЮБУЮ ИЗ ОСТАВШИХСЯ ВЕРСИЙ С ЛЮБОГО МЕСТА И С ЛЮБЫМИ (ВПЛОТЬ ДО НЕОБРАТИМЫХ) ПОСЛЕДСТВИЯМИ.
 

Краткое содержание предыдущих версий:
Версия «А».
(автор Майя Леонидова)
Герой, подобравший сумку, переносит ее домой и обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Понимая, что за сумкой начнется охота, герой, явно предусмотрительный человек, втайне от жены, которую он не хочет посвящать во все произошедшее, снимает квартиру и переносит туда содержимое сумки.
Параллельно спецслужбы, Америки, России и Израиля начинают охоту как за самой сумкой, так и за тем человеком, к которому она попала, т.е. за нашим героем. Cтановится ясно, что находящиеся в сумке деньги - мелочь, которая никого не интересует.
Охотятся за некой вещицей, которую российские спецслужбы обозначили как S-5.
Судя по всему, и  Америка, и  Израиль заинтересованы не только в том, чтобы заполучить этот самый S-5, но и предотвратить его попадание к русским...
Версия В.
(автор Матвей Куницын)
Герой забирает сумку и перекладывает ее в багажник своей машины. По дороге он попадает в пробку, вызванную дорожным инцидентом, и, пользуясь вынужденным «простоем», открывает сумку и обнаруживает в ней... ДВЕ ОТРЕЗАННЫЕ РУКИ.
Неблагоприятное стечение обстоятельств (полицейский заметил, что герой находится за рулем в нетрезвом состоянии) заставляет его бежать.
В квартире своего уехавшего в отпуск друга он осматривает страшное содержимое сумки и обнаруживает на одной отрезанной руке два дорогих перстня, а на другой - татуировку  «In memory of Joe Rizotto 1940 – 2005».
В это время в новостях по ТВ сообщают, что в разбившемся «Мустанге» обнаружена крупная партия кокаина. Герой понимает, что крепко влип.
Проверяя автоответчик своего мобильника, он обнаруживает две записи: жена сообщает, что его ищет полиция, и советует не возвращаться домой; вторая запись, сделанная всего через 12 минут,  - это угрозы неизвестного, который сообщает, что жена героя похищена и если он не вернет содержимого сумки, жену возвратят по частям.                            Перепуганный герой едет на встречу, чтобы вернуть сумку со всем, что в ней находится. На месте встречи такси, на котором он приехал, обстреливают, водителя убивают, а самого героя избивают до потери сознания.  Очнувшись, он обнаруживает себя в комнате прикованным к стулу в обществе... четырех полицейских.  Один из полицейских приказывает застрелить нашего героя...
ВЕРСИЯ С.
(автор Михаил Шалев)
Автор этой версии ушел, видимо, на какое-то время от завязки детектива. Свою версию Михаил Шалев начинает с прилета двух познакомившихся в самолете женщин – двадцатилетней Оли и тридцатисемилетней Наташи, в Нью-Йорк. Наташа намерена подработать, скопить денег для «отмазки» сына от российской армии. Что касается Ольги, то она прибыла в США в рамках студенческой программы Work & Travel по визе J-1. Единственно, что как-то напоминает о завязке детектива, - это то, что у Наташи с собой красная спортивная сумка «Marlboro».
Подруги сняли  в Бруклине одну квартиру на двоих и нашли себе работу. Оля – в редакции русскоязычной газеты, а Наташа стала танцовщицей в стриптиз-баре. Хороший заработок, но... Стесняясь своей работы, Наташа сообщила Оле, что работает бебиситером.
У девушек появились бой-френды. У Наташи – преуспевающий брокер испанец  Саймон Дельгадо. У Ольги – молодой журналист Артем. Саймон балуется наркотиками. Однажды в ресторан, в котором проводили вечер обе пары, нагрянули с проверкой агенты  DEA (Департамент по борьбе с наркотиками). Саймон прячет в принадлежащую Наташе красную сумку с надписью «Marlboro» остатки кокаина и мешочек с бриллиантами, приобретенными не совсем легальным путем. До того как агенты DEA успевают его проверить, Саймон прячет сумку со всем содержимым в навесном потолке...
ВЕРСИЯ Д
(автор первой части - Людмила Барнстейбл;  автор второй и третьей частей - Фаина Бенджаминова.)

В этой версии злополучную красную сумку подбирает и забирает с собой мужчина по имени Лева, которого его собственная жена характеризует как вечного «маменького сыночка». Забирая сумку, он «засветился» где и как только можно. В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц,  ключ, скорее всего, от банковской ячейки или почтового ящика.
Забрав только содержимое, а самую сумку оставив на сиденье припаркованной машины, незадачливый герой уходит домой, а утром обнаруживает, что стекло машины разбито и в ней что-то искали. Он рассказывает о случившемся своей энергичной, деловой и предприимчивой супруге Свете, и та берет все в свои руки.
Света абсолютно случайно обнаруживает, что в дешевых китайских пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с моментальным омолаживающим эффектом и запахом, приводящим мужчину в состояние крайнего сексуального возбуждения.
Понимая, что вся охота пойдет за этой косметикой, Света первым делом решает вывести из-под удара своего мужа.  Она решает спровадить его на время в Кишинев и везет мужа в аэропорт. При въезде на хайвей она сталкивается с другой машиной...

Вот, уважаемые читатели, так выглядят четыре версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше, зависит только от самих авторов и от вас - в том случае, если вы захотите дополнить и продолжить их. 
Напоминаем, что вы, как и прежде, можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места.
Ваши варианты развития сюжета вы можете присылать нам по электронной почте
(www. rusbazaar@yahoo.com)  или в обычном почтовом конверте по адресу: 224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223.
Ждем неожиданных сюжетных виражей.

Версия А

Продолжение. Начало версии “А” см. в № 632-635

МАЙЯ ЛЕОНИДОВА


Прошло два дня... За это время я один раз на пару минут заехал на свою новую квартиру. Планировал в спокойной обстановке и без спешки еще раз внимательно все рассмотреть – может, не заметил чего-то...
Не могу сказать, что все произошедшее сильно повлияло на мою жизнь. То, что я вдруг внезапно разбогател, особенно не ощущалось, т.к. тратить деньги я не мог, чтобы не возникало вопросов, откуда взял, и все такое... Чувство тревоги, чуть-чуть царапающее меня первый день, почти улетучилось, и спал я, как говорится, спокойно.
На всякий случай, вдруг бабки фальшивые, взял по одной сотенной купюре из разных пачек – всего штуку баксов и зашел в первый же попавшийся банк. Мол, отдали долг, но я сомневаюсь в том, что купюры подлинные. Проверьте, пожалуйста. Проверили, все ОК!
Тут я совсем успокоился. А в субботу так все сложилось, что жена уехала на девичник к подруге в Нью-Джерси и у меня появилась возможность добраться наконец до моих сокровищ.
Подготовился я тщательно. Купил мощную лупу – непонятно для чего, но купил и прибыл в свое «секретное логовище». Полюбовался на аккуратные пачки баксов, перебрал всю бижутерию. Потом – игрушка, гейм-бой. Видимо, какая-то новая модель. Крутая. Задняя панель, там, куда обычно вставляются батарейки, сдвигается, и под ней что-то вроде клавиатуры. Кнопки с цифрами и буквами, как на мобильнике. Включил, обычная «стрелялка». Ездят по экрану танки и палят друг в друга. Дошел до третьего уровня, и вдруг на экране появился шиш, в смысле обыкновенный кукиш! И под ним мигающее окошко. Такие обычно появляются, когда необходимо ввести личный шифр-код для продолжения. Как на компьютере, когда входишь в свою почту.
А в правом верхнем углу замелькали какие-то цифры типа отсчета времени. Когда спустя несколько секунд это табло с цифрами обнулилось, экран погас.
Я трижды проделал все заново – включил, сыграл, дошел до тройки... И все три раза – кукиш, скачущие цифры и выключение. “Все равно не разберусь”, - подумал я и отложил игрушку в сторону.
Взялся за дисплей с тканями. Большие куски, приклеенные на картон, оторвал – сойдут машину полировать, а маленькие, приклеенные квадратиками по нескольку штук на лист, думал выбросить вместе с картонками, на которых они были наклеены. Целиком дисплей ни в один полиэтиленовый пакет не влезал. Попытался разодрать его на отдельные листы, и вот тут-то один из листов, вытащенный из зажимов дисплея, оказался склеенным, двойным... Машинально, без всякой конкретной цели поддел один лист ножом и... на обороте отошедшего листа прочел: « S-5-9119GRU»
Не знаю почему дрожащими от предвкушения руками включаю игрушку, дохожу до нужного уровня и набираю S-5-9119GRU. Сработало!
На экранчике появилось пульсирующее красным цветом изображение батарейки. О черт! Явно батарея разрядилась. Пытаюсь найти, где она находится. Кручу игрушку и так и сяк - нет места для батарейки. Ни одного винтового соединения. Вообще такое впечатление, что батарейка не предусмотрена. Но дисплей-то точно показывает, что необходима зарядка! Это любому идиоту понятно, когда изображение батарейки мигает красным. Хватаю лупу - вот она и пригодилась, включаю настольную лампу - ого, не пожалела Розочка стоваттной лампы, и под ярким светом, с помощью лупы исследую каждый миллиметр игрушки.
Быть того не может! Весь корпус – литой. Ни одного соединения, ни одной даже волосяной щели. Даже сам экран из того же материала, что и корпус. Просто чуть-чуть утоплен в корпус.
Стоп! Изображение батарейки на этом экране стало наливаться зеленым. Заряжается! Но как? Я же ничего не делал, ничего не менял, просто осматривал под светом.
Свет! Видимо, эта штуковина заряжается от света. Обычные фотоэлементы. Мог бы сразу догадаться.  Как и то, что никакая это не игрушка, а что-то совсем другое. Но что именно?


7 лет назад. Москва.

Архив ГУИН РФ. (ГУИН – Главное управление исполнения наказаний)
Выдержки из документов:
«Согласно распоряжению № **** ФСБ РФ от 30 августа 2002 г., личное дело осужденного Грутова Александра Васильевича передано в распоряжение ОВР...»

Из докладной генерал-майора *** Начальнику ФСБ РФ:
«... Полковник Грутов Александр Васильевич скончался в санчасти Учреждения *** гор. Рязани 29 августа 2002 г. в 01 час.12 мин. Причина смерти – острая сердечная недостаточность. Акт патолого-анатомической экспертизы прилагается...»
Из нигде не опубликованных записок «хлебника» Грутова А.В. («Хлебник» - жаргон. Человек, делящий хлеб, вместе питающийся в местах лишения свободы. Степень максимального доверия друг к другу.)
«... Мы познакомились с ним в бане. В субботу с утра моются все инвалиды, увечно-калечные, и те, кто не боится напороться на проверку режимников. За мытье не в свой день можно загреметь на пару недель в ШИЗО. Инвалиды одеваются медленно. В предбаннике - нечто вроде «экспресс-клуба по интересам». Здесь во всей своей буквальной достоверности иллюстрируется расхожая поговорка: « У кого что болит, тот о том и говорит». Обсуждаются химеры об амнистии для инвалидов, отсутствие лекарств в санчасти, сравниваются вытягивающиеся свойства капусты и лука при фурункулах и прочие животрепещущие темы...
 Он почти оделся, суховат, подтянут, лицо рубленое. Уже не помню, кто кого перебил в разговоре - он меня или я его... По своей привычке, дурной и неистребимой, я дополнил его ответ кому-то.
Слово за слово - познакомились. Из бани шагали уже вместе. Дошли до локалки и договорились встретиться через часик - он пригласил меня на чай. Место у него было не ахти. Слишком узкий «проходняк», отсутствие тех мини-удобств, которые отличают «бывалого зека» от новичка-первохода. Но каждая мелочь находилась именно там, где занимала меньше всего места, была под рукой. Он быстро приладил кусок специально вырезанной фанерки под импровизированный столик. Пока «бульбулятор» грел воду, приготовил пару бутербродов (недавняя дачка), словом, создал ту подчеркнуто гостевую, но вместе с тем непринужденную обстановку, при которой так неспешно, сама по себе течет беседа и чуть-чуть оттаивает зековская душа.
 Мы почти ровесники: мне -55, ему-59. Позади - жизнь. Впереди - неизвестность. Посередке - зона строгого режима. Есть о чем поговорить... Он – полковник ГРУ. Когда начал перечислять свои награды, то золотой профиль вождя с двух одноименных орденов и багровые знамена засветились в полумраке «проходняка» неуместным кремлевско - рубиновым цветом. Отдел «Д». Диверсии...
Передо мной, вернее, рядом со мной сидел один из тех, о которых так мало знают, но охотно и много говорят и втайне завидуют. Он побывал там, где когда-то бывал и я. Правда, функции были разными... Я представлял идеологию «победившего развитого социализма» во всем ее мишурном блеске, он - своими методами, предписанными ему не носящими погон генералами, «убеждал» в преимуществах той идеологии, которую нес я... Да, нам было о чем поговорить, что вспомнить и чего лучше не вспоминать...
 Мы часто встречались. Кофе - у меня, чай - у него и разговоры, разговоры, разговоры... Нет, разумеется, он не вел дневники. Абсурд! Люди его специальности, возраста и склада характера дневников не ведут. Это занятие для изнасилованных гуманитарным образованием, экспансивно эмансипированных студенточек. Его дневник (скорее, «почасовик» - он помнил все не по дням - это само собой, он помнил все по часам и минутам) был нестираемым и запаролированным хард-диском в безотказном мозговом компьютере.
 Но я его-таки дожал! А может, ему просто надоело искать отговорки и отказывать мне. А может, его устроила предложенная мною форма художественно-документального детектива, который я уговорил его написать. От него - факты, реальные события, в которых - непременное условие - он участвовал лично. От меня - «бордюрчики, орнаменты» и прочая литературная вязь, приправы в виде допустимых домыслов и вероятностей, «лирическо-героическая» нота и весь тот декоративно-бутафорный антураж, превращающий реальность в полувымысел.
 Тот, кому интересно, легко отделит литературную шелуху и увидит все то, что он захочет показать сквозь призму времени. А мои литературно-художественные занавесочки ведь можно и отодвинуть.
Не так ли? Короче, он писал полувоспоминания, полуотчеты о проделанной работе, я перерабатывал все это сырье, пытаясь соблюсти сюжетную линию и совместить несовместимое - его суховато-отчетный стиль с теми эмоциями, которые этот стиль скрывал. Получалось не так, чтобы очень, но те не менее... Читайте, что написано, или не читайте вообще. Как говорят, мы сейчас все живем в свободной и демократической стране. Нам отсюда, из строгой зоны, из своих зарешеченных и «заколоченных» локалок, особенно четко видны и «свобода», и «демократия». Итак...

Продолжение версии “A” в следующем номере

Версия С

Продолжение. Начало версии “C” см. в № 632-635

Михаил Шалев


Через минуту Саймон Дельгадо лежал уже на полу в наручниках. В момент “укладки” он получил мощнейших удар по печени.
«Почему вы не открывали дверь, сэр? – отдышавшись, спросил один из стражей порядка. – Вы хотели что-то утаить? Впрочем, можете не отвечать».
Сотрудники DEA резко подняли Дельгадо, взяли под руки, и вывели из уборной.
Проходя мимо банкетного зала Саймон краем глаза увидел Наташу и Ольгу. На них также были надеты наручники - борцы с наркотиками арестовали практически всех присутствующих. Даже хозяин ресторана растерянно отвечал на вопросы стражей порядка. «Я ничего не знаю...», - без конца повторял он и мотал головой из стороны в сторону.
На улице Дельгадо увидел Артёма, уже успевшего надеть на шею «бейдж» с надписью New York Press и о чём-то яростно спорившего с полицейскими. «Журналисты из любой ситуации могут выкрутиться, - подумал Дельгадо. – Не будь он газетчиком, небось тоже валялся бы на полу в наручниках...»
Не доходя до машины, полицейский резко остановился. Как оказалось, в его кобуре... отсутствовал пистолет. «Что за дерьмо», - выругался коп и побежал обратно в ресторан.
Дельгадо огляделся. Вокруг стояло немало сотрудников DEA и нью-йоркских полицейских. Одни передавали сообщения по рациям, другие теснили зевак, третьи – откровенно скучали. Дельгадо заметил, что на него никто не обращает внимания. Он медленно обошёл полицейскую машину и пошел вдоль улицы.
В этот момент из ресторана выбежал полицейский. С ужасом обнаружив, что арестованный исчез, он закричал: «Попытка к бегству! Подозреваемый в наручниках, латинос, рост – шесть с половиной футов!».
Копы бросились в разные стороны, на ходу доставая пистолеты.
Тем временем Дельгадо уже находился в районе 60-ой улицы и 5-ой авеню. Он намеревался добраться до квартиры своего дружка драг-дилера, который смог бы избавить его от наручников.
Вдруг сзади послышался вопль: «На землю, быстро!»
Дельгадо прекрасно осознавал, что ему лучше остановиться, однако ноги продолжали двигаться сами собой.
Почти сразу раздались выстрелы. Всего за семь секунд испанец получил 26 пуль. В последнее мгновение, как в кино, в затуманенном мозгу всплыл  кадр с портретом чернокожего Шона Белла, в тело которого офицеры NYPD выпустили около 50 пуль...
А в ресторане продолжалась проверка. Людей выводили на улицу и сажали в полицейские машины. Какой-то  русский, одетый в костюм от Армани,   пьяно кричал: «Я сделаю один звонок, и все ваши начальники на пенсию отправятся! Келли уволим и всех остальных беспредельщиков!»
Артём уговаривал лейтенанта:
«Сэр, у меня в ресторане девушка. Вы арестовали её по ошибке. Она не имеет к этому никакого отношения. Если вы не отпустите её немедленно, то я расскажу всю правду о вашей операции. Вас ждёт крупный скандал».      
«Вы что, шантажируете? - лейтенант приблизился к Артёму. - Если ваша девушка не при чем, то мы выпустим её. А теперь не мешайте работать и убирайтесь отсюда прочь!»
«Я имею полное право находиться за жёлтой линией, - сказал Артём и сунул Смиту в лицо бейдж журналиста.
Полицейский с ненавистью посмотрел на Артёма и отошёл в сторону.
В этот момент из ресторана вывели  Ольгу и Наташу. Девушки были сильно напуганы. Видимо, из «профессионального милосердия» полицейские застегнули наручники не за спинами, а спереди.
«Оля! Наташа! Не волнуйтесь! - закричал, что есть силы Артём. – Они выпустят вас, как только убедятся, что вы не имеете к наркотикам никакого отношения. Произошла какая-то нелепая ошибка! Я приеду за вами в полицию!»
«Артём! Найди мою сумку, - крикнула Наташа. – Там наши загранпаспорта. Без них нас из полиции не выпустят. Сумка должна быть у Саймона...»
Голос Наташи заглушила сирена скорой помощи.

Продолжение версии “С” в следующем номере

Версия D

Продолжение. Начало версии “D” см. в № 632-635

ФАИНА БЕНДЖАМИНОВА


Вы представляете себе, ЧТО происходит, когда машины сталкиваются на экзите, при въезде на хайвэй?!
Я практически заблокировала не только всю правую сторону хайвэя, но и сам выход на него.
Несчастный дяденька (ничего себе «дяденька»... Он весил приблизительно столько же, сколько и его «Бьюик»...) с грацией носорога, пыхтя, вылез из машины, и с завидной для его веса резвостью, побежал на обочину, вытащил мобилу и стал куда-то названивать.
Куда-то... Явно, паразит, в полицию, или к своему лоеру. Мне еще повезло, что он мало того, что дурак, так к тому же еще и не русский. Наш, ни за что бы не вылез, сделал вид, что умирает, или уже умер и сидел бы до приезда полиции. Потом, «за вред здоровью, за боль и страдания» получил бы такую компенсацию с моей страховки, что мог бы уже купить десяток Мазератти, вместо своей развалины...
Но, вы бы видели моего Леву... Вот, кому таки да было плохо. Он так перепугался, что странно, что у него еще были сухими брюки... Он боится всего на свете – лендлорда, полицию, официантов в ресторане. Своей собственной мамы он, вообще боялся как огня...
Ладно, не было счастья, так несчастье помогло.
Пока за нами скапливалась километровая пробка, пока этот «потерпевший» звонит куда-то, надо воспользоваться ситуацией.
- Лева, ты хочешь оказаться в полиции свидетелем? Я могла бы не спрашивать... Единственное, чего хотел сейчас Лева, это оказаться в своем кресле, около телевизора, но, чтоб и кресло и телевизор, находились на другом конце планеты.
- Но, Светик, - замычал он, что я там им скажу? Я же ничего не видел... Ты летела как угорелая, что я даже не понял, как все произошло... И я ведь так плохо говорю по английски... Ты же знаешь, когда я ходил на курсы...
Все! Лева завел свою шарманку, и пока он не расскажет, какой плохой ему попался преподаватель,
как та женщина, которая сидела рядом с ним не давала ему сосредоточится и т.д., и т.п., я успею все продумать.
Передо мной два выбора – больница, если я сделаю вид, что мне плохо и... полиция, если я сейчас устрою им грандиозную разборку.
Учитывая охоту на Леву, взлом дверей и шмон в квартире, лучше всего быть там, где до меня не доберутся. По крайней мере, в ближайшее время.
- Слушай меня внимательно, - прервала я Леву, который уже перешел к рассуждениям, каким большим человеком он стал бы, если бы у него был такой английский как у Гарика, который его подметки не стоит, и который...
-  Заткнись на минутку и слушай ОЧЕНЬ ВНИМАТЕЛЬНО! Тон, с которым я произнесла эту фразу, несколько обескуражил моего Леву, который уже приготовился к тому, как я начну ему сочувствовать и жалеть...
Ты сейчас, немедленно убираешься из машины. Тебя здесь никогда не было. Бери кар-сервис и жми в Кеннеди, в аэропорт. Там тебя уже ждет электронный билет. Я заказала. Летишь в Кишинев. Через Турцию и Москву. В сумке - все, что тебе нужно на первые дни. Вот, деньги. Здесь около восьми тысяч. На пару месяцев тебе хватит. Вот паспорт. Остановишься у Вайсманов (Это наши бывшие соседи по старой квартире...) Никаких гостиниц! Ты слышишь, Лева, НИКАКИХ ГОСТИНИЦ! Потом, попросишь Вайсманов, они помогут тебе снять, какую-нибудь квартиру на пару месяцев.  Отдыхай, развлекайся и НЕ СМЕЙ ЗВОНИТЬ ДОМОЙ. Тебя могут вычислить по телефону, узнают, откуда звонил, и бандиты до тебя доберутся. Ты меня понял? Вайсманам скажешь, что мы собираемся разводиться, что я – стерва и кого-то себе нашла. Это, чтоб не было лишних вопросов. Когда все утрясется, я сама тебя найду. Главное, чтобы Вайсманы знали телефон той квартиры, в которой ты остановишься.   Здесь, в случае, если до меня таки да доберутся, я скажу, что ты сволочь, что, скорее всего у любовницы, и я понятия не имею где тебя искать. ЛЕВА, ТЫ ВСЕ ПОНЯЛ, НАКОНЕЦ?!
- Светик, что ты такое говоришь?! Какая любовница?! Ты же знаешь, что когда тетя Рива хотела познакомить меня с той рыжей, ну, ты ее помнишь, она еще тогда встречалась с Сеней Шляхманом, то я...
- ЛЕВА!!! Вон из машины! Дай сюда твой телефон и чтоб я, минимум месяц тебя не слышала! Через час, чтоб ты уже сидел в Аэропорту и ждал вылета!
   Ты понимаешь, что тебя сейчас могут убить, если ты задержишься в городе?!
Как подействовало, а? Леву буквально сдуло из машины. Еле успела сунуть ему сумку с его бебехами...
Все, теперь можно подумать и о себе. Тем более что завыли полицейские сирены и сразу две машины с копами остановились около нас. При этом они перекрыли еще одну полосу хайвэя.  Представляю, какой хвост из машин здесь образуется через 15 минут. Наверное, отсюда  и аж до Верезано...
Принимаю самую боевую стойку, вспоминаю одесский привоз и все те словечки, которые мне говорила та самая бабка, когда я сказала ей что на ее весах я бы весила полтонны и выхожу из машины.

Жалко, что никто не записал на видеокамеру, как я себя вела... Это было бы классическим пособием того, КАК НЕ НАДО ВЕСТИ СЕБЯ С ПОЛИЦИЕЙ!
Короче говоря, меня арестовали, предупредили, - известная формула, - что каждое мое слово может быть истолковано против меня, и отвезли в полицейский участок.
Через час меня допросили, стандартный набор – кто, откуда и т.п. и спросили, есть ли у меня адвокат. Речь шла об оскорблении и сопротивлении полиции при задержании и все такое прочее.
Естественно, я сказала, что своего адвоката у меня нет, что я требую бесплатного адвоката и непременно говорящего по-русски.  Что понимаю, что в это время (уже было где-то около 6 вечера) найти адвоката сложно, и я согласна провести ночь в камере, с тем, чтобы на следующий день продолжить все, что нужно в его присутствии.
Да, забыла сказать, что мою сумочку с бумажником, всеми документами и женскими причиндалами у меня отобрали при аресте. Что в сумочке лежала одна из этих пудрениц, с которой я не рассталась бы ни за что на свете!
Вспомнив о пудренице, я подумала  о тех, которые остались дома. Впрочем, волноваться особенно не о чем.  Те, кто их искал, уже все обшманали и поняли,  что дома ничего нет. Повторно, вряд ли решаться...  Лева, судя по времени, скорее всего, уже идет на посадку... Он так мной перепуган, что не рискнет сделать полшага в строну...
А я... Что ж, одна ночь в камере... Перебьюсь как-нибудь... Зато, будет, что потом рассказывать.
Меня отводят, куда-то вниз, длинный коридор, открывают дверь и, вот я уже в обществе двух черных и одной белой «подружек».
Впереди, явно «веселая» ночь...

Продолжение версии “D” в следующем номере