ankara escort

Политкорректность водни ворота

В мире
№26 (636)

В конце прошлой недели хамасовское телевидение сделало достоянием мировой общественности высказывания некоего Аталлы Абу ас-Суба, посвященные приезду на Ближний Восток госсекретаря США Кондолизы Райс. Этого человека ведущий телепрограммы представил как министра культуры хамасовского «правительства» Газы. Пересказывать его речь просто противно. Но кроме обычных для лексикона всех хамасовских деятелей грубых выражений в адрес американских руководителей, «министр культуры» позволил себе такое, за что в любой из западных стран с него спросили бы по суду.
Нет, я имею в виду не то, что президента и госсекретаря Абу ас-Суб назвал «убийцами и преступниками» и даже не то, что Кондолизу Райс он сравнил со «скорпионом с головой кобры». Плакаты с подобными текстами вполне можно увидеть на левых митингах и в самих США. Абу ас-Суб сказал такое, что ни в США, ни в европейских странах никто не может себе позволитьчтобы не оказаться обвиненным в расизме. Он назвал Кондолизу Райс «черным скорпионом».
Примерно в то же время, когда упомянутый Абу ас-Суб выкрикивал в камеру свои слова, в Великобритании разразился скандал: советник нового мэра Лондона Бориса Джонсона Джеймс Макграт вынужден был уйти со своего поста. Макграта обвинили в расизме.
Еще до выборов нового мэра в беседе с журналистом Макграт в ответ на его слова о том, что в случае избрания Джонсона некоторые чернокожие захотят уехать из британской столицы, ответил: «Пусть уезжают, если им тут не нравится». Несмотря на то, что сам Макграт уверял, что его слова были вырваны из контекста, несмотря на заступничество мэра, утверждавшего, что советник не расист, его участь была решена.
Перед нами два совершенно свежих примера того, как действует неписаный кодекс политической корректности, охватившей в последние полтора десятилетия весь мир. Им, этим кодексом пользуются, все. Одни – для того, чтобы, не дай Бог, не обидеть тех, кто считается «слабым», другие – для того, чтобы отомстить «сильным». Вернее, тем, кому, исходя из требований политкорректности, есть чего стыдиться.
Что же это за напасть такая, политкорректность? Откуда она появилась и к чему может привести буквальное следование ее требованиям?
Как ни странно, это понятие появилось в научной среде и поначалу не имело никакого отношения к межрасовым или межгендерным отношениям. Оно явилось развитием лингвистической теории, разработанной еще в тридцатые годы прошлого века и предполагавшей, что структура языка определяет мышление его носителя и способ познания им реальности.
Несмотря на то, что за множество прошедших с тех пор лет так и не было найдено хоть сколько-нибудь надежных подтверждений упомянутой теории, она обрела неожиданную жизнь за пределами научного сообщества. Ею воспользовались различные организации весьма широкого диапазона. Феминистки требуют удалить из языка все, что, по их мнению, навязывает говорящим на нем картину мира, в которой женщинам отводится второстепенная роль. Борцы за права человека считают, что многие слова и термины, связанные с отношениями между представителями различных народов, являются оскорбительными, потому что они так или иначе отражают то неравенство, которое существовало во времена колониализма.
Вас волнует напряженность в отношениях между представителями различных религий? Нет ничего проще, чем ликвидировать эту напряженность! Достаточно вместо пожелания «Merry Christmas» говорить «Happy Holidays».
В предыдущих примерах уловить уязвимость подобного подхода довольно трудно, но в последнем примере она налицо. Почему нельзя говорить «Merry Christmas»? Да потому, что эта традиционная формула связана с христианством, которое, как считают многие адепты политкорректности, многим народам было навязано. Но помилуйте, зачем христианину поздравлять последователей других религий со своим праздником? При чем здесь «Happy Holidays»?
Те, кто ратует за тотальное применение принципа политической корректности, считая, что таким образом они обеспечивают свободу для всех, сами того не ощущая, впадают в страшный для них грех тоталитаризма. Давайте вспомним прошлое. Вспомним теории о влиянии среды не только на сознание человека, но и на наследственные признаки растений и животных, теории, согласно которым в социалистической стране нет условий для дальнейшего существования преступности. Можно вспомнить и о «новой общности советских людей», которая якобы появилась в Советском Союзе. Многие помнят бесконечные собрания, на которых серьезные, казалось бы, люди часами произносили бессмысленные речи, направленные на создание этой «новой общности».
Когда предыдущий президент России назвал роспуск СССР «величайшей геополитической катастрофой», он, возможно, имел в виду несоответствие затраченных на создание и существование Советского Союза человеческих и материальных ресурсов. В этом смысле он, безусловно, прав – никакое воздействие на несколько поколений людей, ни морально-психологическое, ни экономическое не смогло изменить природу человека.
Если следовать требованиям политкорректности, то из мировой литературы в скором времени бесследно исчезнут не только любимые нами в детстве романы о путешествиях, но и превосходные книги Джералда Даррелла. Во множестве этих произведений действуют не только благородные вожди краснокожих, но и злобные дикари, с удовольствием снимающие скальпы друг с друга, не только умные правители африканских княжеств, но и трусливые и алчные «охотники», только и мечтающие, как бы получить со зверолова деньги, не приложив никаких усилий. Исчезновение целого пласта литературы не принесло бы никакой пользы, но существенно обеднило бы мировую культуру.
Политкорректность все чаще используется как инструмент мести гражданам стран, которые некогда были колониальными державами. Несмотря на то, что во многих таких государствах действует весьма либеральное законодательство, не только не препятствующее иммиграции в них жителей бывших колоний, но и закрепляющее за ними разнообразные социальные и экономические льготы, гримасы политкорректности в них весьма причудливы. Уже в течение многих лет известная в прошлом французская актриса Бриджит Бардо обвиняется в разжигании межнациональной розни. Недавно ей в очередной раз были инкриминированы ее слова о том, что ислам «уничтожает нашу страну и навязывает нам свои законы». Женщине, родившейся в 1934 году (Бардо не скрывает своего возраста), многое из того, что происходит вокруг нее, кажется непонятным. Можно как угодно относиться к бывшей актрисе, но, наверное, надо признать, что увеличение доли мусульманского населения во Франции до восьми процентов от общего количества жителей должно было заметно изменить эту страну.
Политкорректность напоминает игру в футбол с одними воротами. Не известный всем «парагвай», а такую игру, когда одна из команд не имеет ворот вовсе, поэтому ей нельзя забить гол. Из-за чего счет в пользу другой команды все время увеличивается.
Почему-то считается возможным, и даже признаком широты взглядов, сомневаться в реальности Холокоста. Вычислять, сколько на самом деле погибло евреев, не приписали ли евреи себе количество жертв. Рассуждать о том, что евреи сами во многом виноваты. Но в тех случаях, когда авторов подобных рассуждений привлекают к судебной ответственности, поднимается буря.
Можно призывать стереть Израиль с лица земли. Но ответные удары Израиля, которые он наносит по инфраструктуре террористического анклава сектора Газы, называют коллективным наказанием безвинного народа.
Я начал эту статью с высказывания одного из руководителей ХАМАСа. Трудно сказать, что подвигло его на такой поступок, который не принесет популярности ХАМАСу даже среди тех деятелей Европейского союза, которые считают, что с этим террористическим движением надо договариваться, так как его позиции в палестинском обществе сильны. Неполиткорректные высказывания, намекающие на чью-то расовую принадлежность, в Европе нынче являются «табу», в чем мы убедились на примере того, что произошло с советником лондонского мэра. Вполне возможно, что этот промах хамасовский лидер совершил под влиянием эйфории от того, что перемирие с Израилем удалось заключить без участия Соединенных Штатов. Однако без участия США на Ближнем Востоке ничего не происходит, и даже тогда, когда у власти в этой стране будут новый президент и новый госсекретарь, ХАМАСу придется так или иначе сожалеть о неумном выступлении своего «министра культуры».