КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№25 (635)

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

Герой стартовавшего в 632 номере «РБ» детектива «Как извлечь сыр из мышеловки»  стал невольным свидетелем погони за автомобилем («Мустанг»), который, удирая от полиции, врезался в трак. Все пассажиры преследуемой машины погибли. Но, перед роковым столкновением, из окна была выброшена красная сумка, которую подобрал наш герой.

Эту завязку будущего детектива мы предложили продолжить нашим читателям.
Первоначально на редакцию обрушилось столько писем с различными версиями, что нам пришлось создать своеобразную «экспертно-следственную группу». Эта группа, проанализировав литературные и криминалистические возможности авторов, «приговорила» несколько предложенных сюжетов к «бесславной кончине», а оставшиеся ЧЕТЫРЕ ВЕРСИИ, к дальнейшему   развитию.

Редакция все еще не отказывается от предложения читателям ПРОДОЛЖИТЬ ЛЮБУЮ ИЗ ОСТАВШИХСЯ ВЕРСИЙ С ЛЮБОГО МЕСТА И С ЛЮБЫМИ (ВПЛОТЬ ДО НЕОБРАТИМЫХ) ПОСЛЕДСТВИЯМИ.
 
Краткое содержание предыдущих версий (A, B, C, D):

Версия «А»
(Автор Майя Леонидова)

Подобравший сумку герой, с массой предосторожностей переносит ее домой и обнаруживает в ней мобильный телефон, детскую электронную игру, образцы обивочной ткани, мешок с бижутерией, и деньги в сумме около полумиллиона долларов. Параллельно спецслужбы Америки, России и Израиля начинают охоту как за самой сумкой, так и за тем человеком, к которому она попала, т.е. за нашим героем. Охотятся за некой вещицей, которую российские спец.службы обозначили как «S-5».
Судя по всему, и Америка, и Израиль заинтересованы не только в том, чтобы заполучить этот самый S-5, но и предотвратить его попадание к русским...

Версия В
 (автор Матвей Куницын.)

Герой забирает сумку и перекладывает ее в багажник своей машины. По дороге он попадает в пробку, вызванную дорожным инцидентом, и, пользуясь вынужденным «простоем» открывает сумку и обнаруживает в ней... ДВЕ ОТРЕЗАННЫЕ РУКИ.

Неблагоприятное стечение обстоятельств (полицейский заметил, что герой находится за рулем в нетрезвом состоянии), заставляет его бежать.
В квартире своего уехавшего в отпуск друга он осматривает страшное содержимое сумки и обнаруживает на одной отрезанной руке два дорогих перстня, а на другой татуировку  «In memory of Joe Rizotto 1940 – 2005».
В это время, в новостях по ТВ сообщают, что в разбившемся «Мустанге» обнаружена крупная партия кокаина. Герой понимает, что крепко влип.
Проверяя автоответчик своего мобильника, он обнаруживает две записи: жена сообщает, что его ищет полиция и советует не возвращаться домой; вторая запись, сделанная всего через 12 минут,  - это угрозы неизвестного, который сообщает, что жена героя похищена и если он не вернет содержимого сумки, жену возвратят по частям.

ВЕРСИЯ С
 (автор Михаил Шалев)

Автор этой версии ушел, видимо, на какое-то время от завязки детектива. Свою версию Михаил Шалев начинает с прилета двух познакомившихся в самолете женщин – двадцатилетней Оли и тридцатисемилетней Наташи – в Нью-Йорк. Наташа намерена подработать для того чтобы скопить денег для «отмазки» сына от российской армии. Что касается Ольги, то она прибыла в США в рамках студенческой программы Work & Travel по визе J-1. Единственно, что как-то напоминает о завязке детектива, это то, что у Наташи с собой красная спортивная сумка «Marlboro».
Подруги сняли в Бруклине одну квартиру на двоих и нашли себе работу. Оля – в редакции русскоязычной газеты,  Наташа – танцовщицей в стриптиз-баре. Хороший заработок, но... Стесняясь своей работы, Наташа сообщила Оле, что работает бебиситтером. Мечтая остаться в Америке, девушки обращаются к некому Семену с просьбой подыскать им женихов для фиктивного брака.
Подруги не подозревают, что к их, постоянно открытому окну на четвёртом этаже уже несколько месяцев приглядываются два тинейджера-пуэрториканца...

ВЕРСИЯ Д
(автор первой части -
 Людмила Барнстейбл.

 Автор второй части -
 Фаина Бенджаминова.)

(У версии «Д», как вы заметили, два автора. Продолжение завязки детектива первоначально написала Людмила Барнстейбл, но по каким-то причинам так больше к ней и не вернулась.
Зато очень активно в жанре популярного иронического детектива продолжила развивать сюжет Фаина Бенджаминова.)

В этой версии злополучную красную сумку забирает мужчина по имени Лева, которого его собственная жена характеризует как вечного «маменького сынка». Забирая сумку, он «засветился» где и как только можно. В сумке, по этой версии, оказались бумажник с кучей кредитных карточек и правами на имя какого-то Чена, блокнот, штук десять одинаковых дешевых женских пудрениц, ключ, скорее всего от банковской ячейки или почтового ящика.
Забрав только содержимое, а саму сумку оставив на сиденье припаркованной машины,  герой уходит домой, а утром обнаруживает, что стекло машины разбито и в ней что-то искали. Дома тоже следы обыска.
Он рассказывает о случившимся своей предприимчивой супруге Свете и та берет все в свои руки.
Света абсолютно случайно обнаруживает, что в дешевых китайских пудреницах находится сногсшибательный косметический препарат с невероятным омолаживающим эффектом.

Вот так, уважаемые читатели, выглядят четыре версии нашего детектива. Как они будут развиваться дальше зависит только от самих авторов и от вас. В том случае, если вы заходите дополнить и продолжить их.
Напоминаем, что вы как и прежде можете ввести новую версию или дополнить и продолжить существующие с любого места.
Ваши варианты развития сюжета, вы можете присылать нам по электронной почте
www. rusbazaar@yahoo. com) или в обычном почтовом конверте по адресу:
224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223.
Ждем неожиданных сюжетных виражей.

Продолжение. Начало версии “А” см. в № 632-633

 Майя Леонидова


Так... Все по накатанному - новостные блоки и закончить статью. Только засунул в ухо наушник от диктофона - меня как будто кипятком окатило. Смартфон! Он же у меня в кармане! Кретин! Забыл по дороге зашвырнуть куда-нибудь...
Надо технично сорваться с работы.
Иду к редактору. Что-то плету по поводу некого потенциального рекламодателя, который якобы точно хочет разместить у нас рекламу. Для этого ему необходимо встретиться со мной.
Редактор явно просек, что здесь что-то не так, но формального повода отослать меня к компьютеру не было. Подчеркнуто официально напомнил, что корректоры тоже люди и не могут ждать моих творческих откровений до ночи. Я могу убираться куда угодно, но статья должна лежать у него  на столе не позднее трех часов дня.
Уф-ф-ф! Если бы он знал, что мне осталось всего пару абзацев дописать... Что я и сделал минут за 20.
Мчусь на Брайтон. По дороге делаю крюк аж до Bay 16 Street. Останавливаюсь, открываю багажник, корежу плоскогубцами смартфон. Рядом решетка канализации. Туда его, к дьяволу!
Сегодняшнее везение настораживает – паркуюсь там, где паркинга не найти никогда! Иду на бордвок, там уже вытащили наружу пару столиков. Рядом на скамейке забытая кем-то газета. Заказал двойной кофе – это уже четвертая чашка с утра, закурил...
Какие задачи стоят передо мной? Первое – убрать все из дома: идиотский дисплей с образцами тканей, вонючие шмотки, мешок с бижутерией, игрушку гейм-бой и  самое главное – БАБКИ!!!
Куда? Ежу понятно, что ни к кому из знакомых нельзя. Почему? Вопрос для придурка, но отвечаю: потому что если кто-то -  полиция или те, кому сумка принадлежит... Дудки! Принадлежала!
Так вот, если они начнут шерстить все дома и всех жильцов этих домов и каким-то образом заподозрят меня, то естественно, пройдутся по всем моим родственникам и знакомым. Значит выход один – быстро зарентовать любую квартиру.
Явно кто-то ворожит на меня. Случайные совпадения конечно бывают, но чтобы так? Брошенная газета оказалась просто бесценной.
Уже на втором объявлении натыкаюсь на бабулю, которая готова показать свои хоромы хоть сейчас. Ехать недалеко – хата на Avenue U.
Очаровательная старушенция из Минска. Дочка-разведенка вместе с трехлетней дочкой живет где-то в Нью-Джерси. Естественно, жаждет, чтобы мама жила с ней. Присмотреть за ребенком, встретить из детского сада, покормить, погулять...
Ухоженный такой однобедрум. Сразу видно, что гостей хозяйка не принимает... Лучше не придумаешь. Легально сдавать ее бабуля права не имеет – сразу лишится и программы, и квартиры. Значит, на основе взаимодоверия.
Плету ей, что решил расстаться с женой, вместе жить не можем, ничего из дому не беру, кроме личных вещей. Переехать хотел бы прямо сегодня, хоть сейчас. Поэтому если бабуля не возражает, кое-что перевезу в течение ближайших двух часов, а остальное – в ближайшие пару дней.
Бабуля заломила за хату целых полторы штуки. Для правдоподобности отчаянно торгуюсь и сбиваю цену до 1200. Чтоб не светить наличность, говорю, что сбегаю до ближайшего банка и сниму деньги со счета.
Выхожу, прогуливаюсь полчаса, курю и возвращаюсь «жутко запыхавшимся». Отдаю Розе (так, оказывается, зовут мою хозяйку...) деньги - она счастлива. Я доволен.
Теперь – детали, которые я продумал «по дороге в банк». Она оставляет мне телефон дочки и ее адрес, дабы я пересылал туда все биллы и редкую почту. Сообщаю свое имя, даю номер мобильника, т.к. ее телефон я отключаю, сообщаю, что работаю рекламным агентом на коммиссионные. Таким образом, постоянного места работы у меня, естественно, нет. Прощаемся, забираю ключи и мчусь домой.
По дороге заезжаю в магазин. Мне необходимо купить что угодно,  главное, чтобы это «что угодно» было упаковано в большую коробку. Ага, монитор. Я все равно собирался сменить свой старенький. Коробка с монитором еле помещается в салоне. Теперь домой.
Демонстративно, отдыхая через каждые пять шагов, волочу коробку домой.
Полчаса понадобилось, чтобы снять старый и установить новый монитор, засунуть в пустую коробку все – деньги, идиотский дисплей с образцами тканей, пакет с бижутерией, игрушку... Сверху – старый дисплей. Слава Богу, он вполовину меньше нового и, несмотря на то, что коробка заполнена уже больше чем наполовину, почти помещается в ней. Это даже хорошо! Монитор чуть-чуть выпирает. Вполне достаточно, чтобы камеры зафиксировали, что я вытаскиваю из квартиры не просто коробку, а старый монитор.
Засовываю коробку с монитором в машину и мчусь на Avenue U.
Роза еще не уехала. Сообщаю, что привез компьютер для работы, и предлагаю подкинуть ее до ближайшего метро. Она в восторге, что не придется тратиться на кар-сервис.
По дороге плету ей какой-то бред, что мой дружок работает на кар-сервисе и должен мне полторы сотни, которые никак не соберется вернуть. Предлагаю ей, чтобы к дочке в Нью-Джерси ее отвез этот дружок БЕСПЛАТНО. Все равно деньги я от него не получу, так хоть пусть доброе дело сделает. Розочка готова меня расцеловать!
Доезжаю до первого кар-сервиса, договариваюсь, плачу бабки и еще 50 баксов водиле, чтобы в случае чего поддержал мою версию о долге. А лучше всего изображал из себя глухонемого...
Все. Счастливая Розочка укатила, я прибыл в редакцию, опоздав всего на 5 минут. Статью - на стол редактора, еще пару часиков – на сбор материалов для очередной статьи - и все!
Половина шестого вечера. За женой, забирать ее с работы не раньше полседьмого.
В моем распоряжении целый час.
Приезжаю на новую квартиру. Розочка просто чудо! В шкафу нахожу кофе, сахар и печенье. Еще одна, черт-те какая по счету чашка кофе. Распаковываю коробку, оставляя в ней только деньги. Сверху, аккуратно, все Розины старые туфли из клазета. Коробку – в клазет.
В машину - и за женой.

В это время. Москва.

Из отчета:
... Можно резюмировать, что в обнаруженной на свалке сумке  ничего не обнаружено. Анализ видеозаписей камер наблюдения также не дал результатов. Списки жильцов домов №№.... проверяются.

В это время. Нью-Йорк

Из отчета:
Русские нашли сумку и перенесли ее в вэн с тонированными стеклами. Прослушка вэна, организованная при помощи аппаратуры ZN-7, ничего, кроме специфических русских эмоций, не принесла. Можно с уверенностью утверждать, что к моменту обнаружения сумки она была пуста.
МОССАД (камуфляж под NYPD), остановивший вэн под предлогом превышения скорости на BELT PKWY, судя по всему, установил свою записывающую аппаратуру и несколько маячков.
Анализ видеозаписей показал, что за истекшие сутки 14 человек (список прилагается) выносили из квартир объемный груз:
- старый холодильник – 1 шт.,
- телевизоры – 2 шт.,
- кондиционеры –4 шт.
- монитор компьютерный – 1 шт.
- строительный мусор в пластиковых мешках – 5 шт.
Проверка всех жильцов, прилегающих к интересующему нас участку, продолжается.

В это время. Тель-Авив
Из отчета:
Экспресс-анализ проб воздуха из вэна, на котором русские везли сумку, - отрицательный. Дешифровка прослушки – отрицательная.
35 человек из прилагаемого списка отсутствовали в своих квартирах в интересующий нас промежуток времени.
Жилец из квартиры № .... подтвердил, что ночью, во время грозы, к машинам выходило несколько человек, но все они (по его словам) ничего не несли с собой кроме зонтов. Один жилец укрывался пластиковым мешком. Все выходившие во время грозы находятся под наблюдением и контролем. Анализ видеозаписей (копии прилагаются) подтверждает, что ничего представляющего для нас интерес за истекшие сутки из прилегающих домов не выносилось.
Аналитическая группа склонна считать, что интересующее нас все еще находится  в квадрате поиска.

Продолжение версии “А” в следующем номере

Продолжение. Начало версии “В” см. в № 632-633

Матвей Куницын


Я проснулся в начале двенадцатого дня. Голова гудела от вчерашних событий и выпитого алкоголя. Боясь опоздать на «стрелку» с бандитами, стал впопыхах собираться. Быстро принял душ, сунул две заледеневшие руки в старый чемодан Джеймса и уже через 15 минут стоял на улице в ожидании машины кар-сервиса.
Таксистом по иронии судьбы оказался мой давний знакомый Пётр, с которым мы когда-то работали на стройке. Эмоции от нашей встречи настолько переполняли Петра, что я почти утонул в его словесном потоке. Выглядело это примерно так: «Жена ушла к какому-то доктору... Он $300 тысяч в год зарабатывает... Сборная России выиграла у шведов    на чемпионате Европы... Сейчас ремонтом в квартире занялся... Мексиканцев нанял... Бензин подорожал... Рецессия... Скоро Америка в Зимбабве превратится... »
Всю дорогу до бруклинского района Бедфорд-Стайвезант, где была назначена встреча, я слушал бред Петра, который не только громко кричал, но и время от времени бил со всей силы по  воображаемому врагу. В какой-то момент мне пришла идея выбросить водителя из машины и самому сесть за руль. Нервы сдавали окончательно.
В 11.54 мы прибыли на место. Машина остановилась на огромном пустыре рядом с полуразрушенным двухэтажным домом.
- А ты зачем сюда приехал? – поинтересовался Пётр. – Это же какая-то дыра! В этом доме уже сто лет никто не живёт!
- Мы с женой сейчас риэл-эстейтом занимаемся, - не задумываясь ответил я. – Покупаем старые дома, ремонтируем, а потом перепродаём.
-Ну, ты крутой! – восхищённо протянул Пётр. – Ладно, мне пора работать. Береги себя.
Тут из дверей полуразрушенного дома выскочили трое мексиканцев с автоматами в руках. Выглядели они как сомалийские пираты, грабящие торговые судна. Мгновенно окружив нас, они начали кричать по-испански. Обезумевший от страха Фёдор вывалился из машины, оттолкнул одного из бандитов и принялся бежать по пустынной улице с криками о помощи. Один из мексиканцев ударил меня прикладом и выпустил в Фёдора продолжительную автоматную очередь. Уже валяясь на земле, я увидел, как мой приятель падает на асфальт - одна из пуль попала ему точно в затылок...
-Если будешь вести себя плохо, то последуешь за своим дружком! – сказал мне один из бандитов на плохом английском.
Я попытался встать, но получил ещё один удар прикладом по голове. Перед глазами всё поплыло. Потом мексиканцы принялись избивать меня ногами. Потом я потерял сознание...
Не знаю, сколько я находился без чувств, но за это время меня успели приковать наручниками к металлическому стулу. Сам стул был вмонтирован в цементный пол. Прямо передо мной находился большой дубовый стол, который явно не вписывался в интерьер мрачного помещения без окон.
Минут через двадцать в комнату вошли четверо мужчин в полицейской форме. Они смеялись и бурно обсуждали  секс-скандал с участием нью-йоркского губернатора. Один из полицейских сказал: «Тот парень, что вылил компромат, уже затих навеки. В общем, всё в порядке...»
Я пригляделся к фамилиям на полицейской форме: МакКен, Коэн, Прато и Митчелл. Судя по всему, они действительно были полицейскими, что привело меня в ещё большее замешательство. Один из них, Прато, подошёл ко мне и нанёс сильнейший удар ладонью по лицу.
-Где сумка, тварь? – сквозь зубы  процедил он.
-В чемодане, в такси, - быстро ответил я, опасаясь получить новый удар.
Прато одобрительно закивал, а потом попросил Коэна достать чемодан из автомобиля. Меньше чем через минуту полицейский притащил две руки, с которых капала вода. Коэн, однако, держал отрезанные руки так, как будто это были золотые слитки.
«Браво! – крикнул Прато и стал громко аплодировать Коэну. – Трофеи возвращаются к хозяину! Запакуй их в целлофан, Митчелл. Сделай наши ручки такими же, какими они были до того момента, как их нашёл этот мерзавец». Прато гневно посмотрел в мою сторону.
По помещению стал распространяться уже знакомый мне запах разлагающейся плоти. Полицейские не обращали на него никакого внимания. Более того, МакКена с аппетитом уплетал гамбургер из МакДональдса. 
«Ладно, пристрелите этого ублюдка, и поедем по делам», - между делом сказал Прато и вышел из комнаты. Митчелл проследовал за ним, держа в руках отрезанные конечности.
Двое оставшихся полицейских медленно приблизились ко мне. В их глазах я увидел абсолютное безразличие.  

Продолжение версии “В” в следующем номере

Продолжение. Начало версии “C” см. в № 632-633

Михаил Шалев


Прошло пять месяцев с момента приезда Наташи и Ольги в Нью-Йорк. За это время девушки успели обзавестись не только стабильной работой, но и бойфрэндами.
Наташа работала в стриптиз-клубе и встречалась с брокером Саймоном Дельгадо – уроженцем Пуэрто-Рико, выросшим в Москве и окончившим университет Патриса Лумумбы.
Дельгадо прекрасно говорил по-русски, поскольку многие из его деловых партнёров были выходцами из Советского Союза. Он трепетал перед Наташей и регулярно дарил ей дорогие подарки.
Ольга работала в газете и завязала серьёзные отношения с молодым журналистом Артёмом. Вся редакция внимательно наблюдала за их романом. Директор по вёрстке Григорий даже организовал подпольный тотализатор, который принимал ставки на «исход» отношений Ольги и Артёма. Свадьба в ближайшие шесть месяцев расценивалась, как 1 к 3, а разрыв отношений как 1 к 2. «Даю голову на отсечение, что они поженятся, - уверял коллег Григорий. – У Ольги американская виза истекла, а Артёмка уже гражданин. Он даст девчонке шанс легализоваться».
Виза Наташи тоже истекла. В глубине души она надеялась выскочить замуж за Дельгадо, который время от времени говорил: «У нас будут замечательные дети, моя красавица! Наполовину - русские, наполовину – испанцы. Думаю, нам надо уехать из Нью-Йорка, купить домик где-нибудь в Айове, и жить спокойной семейной жизнью...»
Наташа на такие «душевные порывы» старалась не реагировать. Несмотря на финансовую обеспеченность и наличие документов, испанец злоупотреблял наркотиками, а это очень пугало Наташу.
Однажды Ольга с Артёмом и Наташа с Саймоном решили провести вместе воскресный вечер. Они отправились в один из самых дорогих русских ресторанов Манхэттена. Приехав в заведение на роскошном «Мазератти» Саймона, пары расположились в специальном зале, предназначенном для VIP-персон. 
«Принесите нам всё самое вкусное, - заказал Саймон. – Я хочу угостить своих русских друзей по полной программе. Не забудьте про водку, красную икру, маринованные грибочки и... матрёшку!» Последнее слово вызвало бурный смех не только у Ольги, Артёма и Наташи, но и у хозяина ресторана, который сидел за дальним столиком. Хозяину так понравилась весёлая компания, что он велел «подать к столу гостей бутылку эксклюзивного вина из ресторанных погребов».
Пиршество продолжалось больше двух часов. Дельгадо с трудом соблюдал равновесие после распитого с Артёмом графина водки. Девушки тоже порядком захмелели.
В тот момент, когда Артём с Ольгой вышли подышать свежим воздухом, Саймон Дельгадо заплетающимся языком сказал Наташе: «Дорогая, мне надо сходить в туалет, чтобы попудрить носик... Дай мне, пожалуйста, свою сумочку... Знаю, что у тебя там зеркальце лежит... Мне надо на нём дорожки с кокаином сделать...»
Наташа глубоко вздохнула и нехотя протянула свою сумку: «Тебе надо завязывать с наркотиками, Саймон. Это не доведёт до добра...»
«Знаю, дорогая, - равнодушно ответил Саймон. – Кстати, почему ты не носишь мой подарок, Prada? Ходишь с каким-то старьём...»
«Эта сумка приносит удачу, Саймон, - устало произнесла Наташа. – Я тебе тысячу раз об этом говорила».
Саймон заплетающимися шагами побрёл к мужскому туалету. По дороге он пытался насвистывать «Калинку-малинку». Дельгадо принадлежал к той категории иностранцев, кто был на сто процентов уверен в том, что именно эта русская народная песня является официальным гимном России.
Запершись в пустом мужском туалете, Дельгадо разложил на уголке раковины Наташино зеркало, свёрнутую в трубочку стодолларовую купюру, пакетик с белым порошком и кредитную карту – стандартный «инвентарь» каждого любителя кокаина. В этот момент с улицы послышались крики и выстрелы, потом раздался шум разбитого стекла. «Чёрт возьми, что там ещё происходит», – выругался Дельгадо по-испански, быстро втягивая ноздрёй наспех приготовленные дорожки.
В этот момент в ресторан ворвались четверо вооружённых агентов DEA (Департамент по борьбе с наркотиками). Они приказали лечь всем присутствующим на пол и сложить руки за головой. Недоумевающий хозяин заведения проигнорировал приказ и начал покрывать офицеров DEA отборным русским матом. «Это вам не притон в Гарлеме, а приличный ресторан, - кричал он. – Здесь нельзя себя так вести».
Однако не прошло и пяти секунд, как громила из DEA свалил его на пол мощнейшим ударом.
Дельгадо отлично слышал крики, доносившиеся из зала. Он прекрасно знал, что если его застукают с кокаином, то тюремного срока не миновать. Одним движением руки он сбросил весь «кокаиновый инвентарь» в Наташину сумку, после чего умылся холодной водой.
Внезапно лицо Дельгадо исказила страшная гримаса. Он вспомнил, что в  кармане его пиджака находится мешочек с бриллиантами. Эти драгоценности Саймон приобрёл за бесценок у одного из драг-дилеров с Уолл-Стрит.
В этот момент в дверь туалета постучались и снаружи раздались крики: «Немедленно откройте! Департамент по борьбе с наркотиками!»
Дельгадо схватил красную сумку, положил шёлковый мешочек в один из боковых карманов, застегнул все замки и сдул пыльцу кокаина с надписи «Marlboro». Затем он вскочил на подоконник, приподнял одну из пластмассовых плиток навесного потолка, протиснул сумку в образовавшуюся щель, и громко крикнул: «Открываю, открываю! Дайте руки помыть!»
Дверь затрещала. Дельгадо положил плитку потолка на место, спрыгнул вниз и забежал в одну из кабинок. В этот момент дверь слетела с петель, и в туалет ворвались двое мужчин в бронежилетах. 

Продолжение версии “С” в следующем номере

Продолжение. Начало версии “D” см. в № 632-633

ФАИНА БЕНДЖАМИНОВА


Нет, описать словами это невозможно. Это был Лева. Но какой Лева!!!
Ноздри раздуваются, глаза блестят, на губах чуть ли не пена...
Он, видимо, начал переодеваться, потому что был уже в трусах, а свои брюки сжимал в руке.
“С-с-ве-т-та... Я хочу тебя! Прямо сейчас!”
Он мог бы этого и не говорить. Вид его трусов говорил вместо него.
Надо вам сказать, что поженились мы достаточно давно, еще в Кишиневе. Так вот, чтоб вам все было понятно, он даже в первую нашу брачную ночь полчаса складывал брюки и долго интересовался у меня, уже лежащей в постели, куда их положить, чтобы они не дай Бог не помялись!
Вы все поняли? Вы поняли, почему я была в полном шоке, увидя Леву в таком  состоянии?!
Я – порядочная женщина, и у меня язык не поворачивается сказать, что он со мной вытворял. Прямо на полу! Мое счастье, что его желания не соответствовали его возможностям. Он меня изнасиловал в полном смысле этого слова! Я даже пудреницу не успела отложить...
Потом, когда он немножко пришел в себя и я спросила, что ему ударило в голову, он сказал, что почувствовал такой запах и такое желание, что не мог удержать себя.
Естественно, после этих половых кувырканий у меня болело все тело, и я побежала под душ. Лева, видимо, выложился на много месяцев вперед, потому что, когда я вышла из ванной, он уже спал.
В квартире был полный разгром. Я поняла, что мне необходимо не только привести все в порядок, но и спокойно обдумать сложившуюся ситуацию.
Проснулась я, на удивление, рано. Где-то в полшестого утра. Лева, который может приходить в свою контору, где он делает вид, что работает, хоть в полдень, еще спит. Если он вообще не придет, так там будут только рады. Хозяин этой фирмы - старый Левин приятель и держит его как некий крест, как мицву. Впрочем, за те гроши, которые Лева получает, он мог бы там не появляться неделями. Естественно, что Лева еще спал. Если его не будить, он может проспать до вечера. Что меня вполне устраивает. По крайней мере, сегодня.
Итак, что мы имеем? Мы имеем головную боль с тем беспорядком, который устроили в квартире вчерашние взломщики. Мы имеем то, что они не нашли того, что искали. А искали они пудреницы – это понятно. Мы имеем то, что если они залезли в нашу квартиру, значит они видели или им сказали, что сумку забрал Лева.
И, наконец, мы имеем в перспективе еще один визит. Потому что если в машине им досталась пустая сумка, а в квартире они ничего не нашли, значит они придут к Леве и будут иметь его по полной программе, пока он им не отдаст все. После этого он им нужен как головная боль и они его просто-напросто закопают.
Прежде всего нужно убрать Леву куда-то подальше, туда, где его не сразу найдут.
Моя старая подружка Белка работает в травел-агентстве, и у нее на компьютере есть все программы по самолетным рейсам.
Белка – сердечница, у нее что-то вроде ишемии, и у меня всегда в сумочке ключ от ее квартиры. Вдруг ей плохо, так я всегда могу зайти. Короче, я помчалась на квартиру к Белке.
За какой-то неполный час я выяснила, что в Кишинев (Нью-Йорк- Стамбул-Москва-Кишинев) Лева может отправиться уже сегодня в 8:30 вечера.
У меня всегда есть заначка от Левы, и я намерена использовать эти деньги именно сейчас.
Звоню к Раисе – она живет этажом выше – и прошу ее спуститься к нам и звонить в дверь, пока Лева не проснется. Потом, не дав Леве сказать ни слова, поднять его к себе, напоить чаем и ждать моего звонка. Да, еще напомнить, чтобы он взял свой мобильник.
Через 20 минут снова звоню Рае. Лева уже там и пытается выяснить у меня, не сошла ли я с ума.
Напомнив ему о неудачном аборте его мамы, назначаю ему свидание на бордвоке у ресторана «Татьяна». Через 40 минут. Прошу передать трубку Рае и строго-настрого наказываю ей забыть и о моем звонке, и о Леве, и о том, что он утром был у нее. Раиса – могила! Если пообещала, ее не расколет ни КГБ, ни ЦРУ, вместе взятые.
Через час (не опоздать Лева не в состоянии) мы уже сидим за столиком, я кормлю его яичницей с беконом и объясняю план действий.
Главное - Леву как следует напугать! Что я и делаю. Объясняю, что его явно вычислили, что отдаст он или не отдаст  содержимое сумки, его все равно прикончат, т.к. свидетели им не нужны. Что единственный выход для него – немедленно исчезнуть, и чем дальше и быстрее, тем лучше. Что я все беру на себя и ему нужно делать только то, что я ему говорю. Это всегда его устраивало. Главное – чтобы кто-то все взял на себя.
Надо было видеть Левино лицо, когда я сообщила, что ему немедленно, не заходя домой, нужно отправляться в Кишинев...
- Сиди и не рыпайся, - приказала я ему. - Поездка на месяц обойдется дешевле, чем твои похороны!
Мчусь домой. Хватаю Левин паспорт, кое-что из шмоток, все это в сумку и обратно на бордвок. Лева сидит как пришитый.
Теперь - в аэропорт. До отлета, правда еще более пяти часов. Ничего, перетопчется внутри. Главное – чтобы он прошел в зону, в которой его уже никто не достанет.
Вылетаю на Белт-парквей и... почти сразу же задеваю левым крылом обшарпанный “Бьюик”.
Все. Приехали.

Продолжение версии “D” в следующем номере