Владимир Соловьев: Мои TV проекты всегда приносили деньги

Эксклюзив "РБ"
№23 (633)

Мой собеседник на сегодняшний день – самый популярный ведущий российского телевидения. Кроме того, он – автор нескольких книг, записал СД со своими песнями, словом, человек разносторонних талантов. Но главная, самая профессиональная его стезя – телевидение.

- Владимир, у вас на НТВ две программы: “К барьеру” и “Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым”. До вас с НТВ уволили (или они сами ушли) таких, я бы сказал, асов, как Евгений Киселев, Савик Шустер, Виктор Шендерович, Светлана Сорокина. Означает ли это, что их вымела цензура, а вас она почему-то не трогает?
- А меня невозможно цензурировать, потому что все мои передачи идут в прямом эфире. Ни один из упомянутых вами авторов прямых передач не вел. Когда мы говорим, что там шла политическая борьба, это – большое упрощение происходившего тогда процесса. Меня всегда раздражают люди, требующие с помощью двух эпитетов – черное или белое – объяснить им, что происходит в России.
Что, Евгений Алексеевич Киселев был борцом за свободу? Увы! Он был борцом за конкретные экономические интересы. Это не было его собственной трагедией. Это была трагедия НТВ.
Вообще говоря, в России никогда не было свободы слова. Было время антикоммунизма, и НТВ представляло – причем людьми очень талантливыми – антикоммунистические взгляды Владимира Гусинского. При этом действовала мощная экономическая схема, в которой ни Светлана Сорокина, ни Евгений Киселев, ни Виктор Шендерович ничего не понимали! Их никто не трогал! Но пришло время, стали меняться хозяева НТВ. Старые ведущие заявили: “Нет, мы останемся только с человеком, который платил нам деньги.” Им же никто не говорил: вы должны изменить свои политические привязанности и тому подобное. Но они оказались уличенными в том, что они ничего не понимают в экономике. В результате мы имеем то, что мы имеем.
- Стало быть, вы как экономист с ученой степенью во всем этом разобрались, поэтому уже довольно долго и успешно работаете на НТВ?
- Да там разбираться было не в чем, уверяю вас! Им дали кредиты, которые журналисты назвали политическими. Но как кредиты ни назови, это все-таки кредиты, и их необходимо возвращать.
Экономика НТВ работала таким образом, что вернуть полученные кредиты упомянутые вами журналисты не могли – при том неразумно высоком уровне зарплат и сравнительно низком поступлении рекламных денег. Я не случайно употребил термин “сравнительно”, потому что имеет смысл говорить о прибыли. Так вот, тогдашняя прибыль на НТВ как таковая была мизерной.
- Ну а сейчас с экономикой на НТВ все в порядке?
- Сейчас на НТВ идет реклама, оно стало очень, очень выгодной машиной. Мои проекты всегда приносили деньги.
-А как обстоят дела на других каналах?
- Это их надо спросить. Ведь в России журналисты работают или нет не оттого, что их цензурируют или не цензурируют. Дело все в том, что каналов мало. А каналов мало потому, что нет рекламного рынка, рекламных денег. Когда будет примерно сто равноценных каналов, никаких цензоров не хватит, чтобы просматривать все передачи, даже если у них возникнет такое желание. А сейчас каналов настолько мало, что ты попадаешь не в лапы цензоров, что не так уж страшно, а в лапы начальника. А ему твое творение может понравиться или нет. Если начальник умный - тебе повезло. Кстати говоря, мне повезло. А вот на первом канале начальник был умный, но очень аккуратный, и он у нас с Гордоном массу передач загубил. Те программы выходили не в прямом эфире. Мои же программы, даже связанные с важными политическими событиями, выходят только в прямом эфире.
- Возьмем вашу передачу “К барьеру”. Мне представляется, что круг приглашаемых на нее ограничен. Почему? Во-первых, эти люди должны быть известными. Во-вторых, дуэлянты должны иметь разные политические взгляды. Вы же не станете приглашать к барьеру Немцова и Чубайса...
- Главное, приглашенные должны уметь говорить! Из 150 миллионов жителей России хорошо говорящих – единицы. Хорошо, по-русски, чтобы было интересно не только их родственникам, но и всем окружающим.
В России самооценка людей очень завышена. Мне много пишут: ”Хочу вызвать Путина к барьеру!” Да кому этот человек интересен? Путина знают все, а его? Да и о чем с ним Путин будет говорить?
- Такого в передачу не возьмешь, значит, приходится повторяться?
- Это меня не волнует! Когда играют в хоккей сборная России и Канады, составы команд одни и те же, а игры все время разные. Поэтому персоны никакой роли не играют. Марк Урнов два раза «бился» с Жириновским. Оба раза рейтинги зашкаливали, и оба раза победил Жириновский. Он блестящий оратор и очень умный человек. Жириновский один из самых умных российских политиков: энциклопедически образованный, глубокий, бесспорно владеющий даром массового убеждения.
- Гипнозом?
- Я бы не стал упрощать...
- Вы написали несколько книг, в том числе “Путин. Путеводитель для неравнодушных”. Вас моральные блюстители не терзали за эту публикацию?
- Те, кто эту книжку читал, глупости типа “тонкий подхалимаж” не говорили. Ни в какой другой книге, говорили они, более жесткой критики друзей Путина, чем в этой, нет.
- Вы с Владимиром Владимировичем встречались?
Да, конечно, много раз. И с ним, и с его ближайшими друзьями. В книге нет ни возвеличивания, ни оплевывания кого бы то ни было.
- Но есть фраза: “Путин – завод для производства счастья”.
- Вы неточно цитируете. Не завод, а обещатель счастья. Есть разница? Поэтому настоятельно советую перечитать книгу.
- Обязательно это сделаю. Владимир, выстроенная Путиным вертикаль власти будет способствовать прогрессу России?
- Ну, пока-то она ему способствует! Можно, конечно, кричать: прогресса-де не видно, все основано на высокой цене на нефть и тому подобное. Это заблуждение. Народу ведь не видна расходная часть бюджета, ему совершенно все равно, откуда деньги попадают в бюджет. Раньше, например, так называемые псевдодемократы деньги просто занимали. Разными траншами и тому подобное. Но до людей-то эти взятые взаймы деньги не доходили! Сейчас правительство отбирает деньги в виде налога, других инструментов, и они, деньги, доходят до народа. Поэтому когда Немцов говорит, что все успехи России основаны на разнице в цене на нефть, я ему возражаю: а куда вы, господа хорошие, девали деньги, за счет которых пополнялся бюджет? Расходная часть где? Молчание. Куда делись бабки, обусловившие дефолт 1998 года? Молчание.
- Кстати говоря, почему премьер-министр Кириенко, при котором грянул дефолт, цветет и здравствует на посту министра атомной промышленности?
- Этот вопрос не ко мне. Я его задавал Путину и не получил ответа. Зурабова помните – министра здравоохранения с инженерным образованием? Он завалил работу. Думаете, его прогнали? Он стал всего-навсего советником президента.
- Кириенко и Зурабов – друзья Путина?
- Нет, просто там, наверху, действует система отношений, которая нам неизвестна. Рост благосостояния народа – мы завели о нем разговор в связи с выстроенной Путиным вертикалью власти - налицо. Да, к сожалению, еще много бед, но их стало гораздо меньше, чем до того. Нравится это кому-то или нет, но не заметить изменений жизни россиян в лучшую сторону невозможно.
- Да, положительные изменения есть, но хотелось бы, чтобы они были надолго, может быть, даже навсегда...
- Кто знает, что такое надолго? Китай за один день потерял десятки миллиардов долларов и десятки миллионов жизней.
“Единая Россия” никогда не станет второй КПСС, потому что у нее нет главного - направляющей идеологии. Роль правительства “Единой России” никакая! Вы слышали, чтобы Путин, возглавляющий партию, вызвал на Политбюро “Единой России” какого-нибудь министра и сделал ему серьезное внушение?
Сейчас в России совсем другая структура, другая жизнь, другая власть. Чтобы поехать за границу, сейчас не надо проходить райком, иметь характеристику и прочее...
- Согласен, но почему народ голосует за того, на кого ему укажут пальцем, в частности, за Медведева, не понимаю, хоть убейте...
Оставим политику, хорошо? Пожалуйста, расскажите, Владимир, немного о себе. Кто говорит, что у вас четверо детей, кто – пятеро. Сколько их на самом деле?
- Шестеро.
- Свои эмоции подавляю... Вы спокойны за их будущее?
- Нет, конечно. Вон в Китае – землетрясение, и тысяч людей как не бывало. Или совсем уж близкий пример. Мой сын сейчас учится в Лондоне. Вчера ему сломали челюсть. Трое белых ребят, среди них мой сын, зашли в магазин, куда минутой позже вошли 15 черных. После чего сын 10 часов пролежал в больнице - ждал, когда ему сделают операцию. Пока папа не позвонил и не приехал доктор за 4000 фунтов (8000 долларов), чтобы сделать ему срочную операцию. И это, извините, в долбанной Англии, о которой все говорят с придыханием. Поэтому, когда мне говорят о том, что плохо в России, мне об этом ничего рассказывать не надо. Я знаю одно: массовых посадок в России не будет! И мечты Валерии Ильиничны Новодворской быть расстрелянной в подвалах Лубянки не осуществятся (смеется).
- Я понял, Владимир, что вы трудоголик: вести две передачи на телевидении, одну – на радио, писать книги, записывать СД – огромная нагрузка. Как отыхаете?
- Сменой занятий: чтение, спорт, общение с людьми.
- Что сейчас читаете?
- Книжку о Юрии Кудеяре, переведенную с английского. Это глубокая, интересная вещь. Понравился Стивен Фрай – знаменитый британский комедийный актер и сценарист. Вообще я много читаю.
- Перед сном?
- Нет, в машине, но я не сижу за рулем. В общественном транспорте не езжу – сами понимаете почему.

Досье “РБ”:
Соловьев Владимир Рудольфович родился 20 октября 1963 года в Москве. Отец – Соловьев Рудольф Наумович – окончил Московский педагогический институт им. Ленина, преподавал историю в статистическом техникуме. Мать – Шапиро Инна Соломоновна – окончила тот же институт, работала в музее-панораме “Бородинская битва”.
Владимир окончил с отличием Московский институт стали и сплавов, аспирантуру ИМЭМО (Институт мировой экономики и международных отношений). Кандидат экономических наук. Работал в США и других странах. С 1997 года – на телевидении НТВ. В 2005 году удостоен премии ”ТЭФИ” как лучший интервьюер.
Трижды женат. Нынешнюю жену зовут Эльга, она – психолог.