КАК ИЗВЛЕЧЬ сыр из мышеловки

Эксклюзив "РБ"
№23 (633)

“А, чтоб тебя разорвало!” - мысленно выругался я, когда истерика полицейских сирен начала просто бить по мозгам. Я, только-только притормозив для виду у знака «STOP», собирался свернуть на Avenue Y на паркинг, когда из-за поворота, визжа покрышками, навстречу мне вылетел красный «мустанг» и промчался в сторону выхода на хайвэй.  Пролетая мимо кучи гарбича, аккуратно приготовленной для вывоза, он на секунду притормозил, открылась задняя дверь и оттуда вылетела красная сумка. Бросок был настолько сильным и точным, что, перелетев через решетку забора, сумка упала рядом с поломанным креслом, мирно ожидавшим своей дальнейшей гарбичной судьбы.
Буквально через мгновение вслед за “мустангом” на еще большей скорости вылетели две полицейские машины. Я инстинктивно прижался к обочине и нажал на тормоза.
Скрежет, затем страшный удар заставили меня обернуться и я увидел, что “мустанг” на полной скорости врезался в огромный трак, выползший с Avenue  Z  и перегородивший пол-улицы. Машина почти целиком впрессовалась в промежуток  между кабиной и прицепом и напоминала раздавленную банку из-под пепси. Из полицейских машин выскочили четыре копа и, вытащив свои пушки, медленно приблизиллись к месту аварии.
Пропустить такого «киношного» эпизода я, естественно, не мог и, выключив мотор своей “хонды”, я подошел поближе. Лучше бы я этого не делал...
- Убирайся! – заорал полицейский, направив пистолет в мою сторону.
Я мгновенно ретировался, сообразив, что мне будет еще удобнее наблюдать с обратной стороны ограды, т.е. со стороны паркинга.
Через несколько минут  улицу запрудили полицейские машины  и амбулансы, подъехали целых три пожарных машины. Я обернулся и увидел, что на всех балконах, выходящих на паркинг и улицу, стоят люди, кто-то даже с биноклем, и с интересом наблюдают, как специальный автомобиль, зацепив “мустанг” за задний бампер, выдирает его из трака.
Короче, когда я увидел, как  извлеченные  тела упаковали в черные пластиковые мешки, я понял, что погоня для всех, кто находился в машине, завершилась плачевно.
Я уже повернулся чтобы идти домой, когда заметил край красной сумки, торчавший из-за кресла. Все дальнейшее происходило, как бы помимо моего сознания. Я действовал на автомате, хотя мысли в голове мчались с бешеной скоростью.
- Раз выбросили, значит что-то такое, что не должно было достаться полиции... Никто, кроме меня,  этого не видел и видеть не мог, т.к. полиция появилась ПОСЛЕ того, как сумка приземлилась за забором. Видеокамеры наблюдения  паркинга тоже вряд ли что засекли, т.к. они направлены на автомобили, и территория «гарбичного складирования» для них мертвая зона.
Однако если я сейчас заберу эту сумку и потащу ее через весь паркинг – неважно куда, в багажник машины или к дому -  я буду как на ладони. И у тех, кто еще стоит на балконах, и на всех камерах.  Значит...
Все эти мысли крутились в голове пока я разрывал один из черных мешков с мусором и ссыпал его содержимое прямо в контейнер. Потом, чтобы не поднимать сумку с земли, накрыл ее сверху разорванным мешком и, перевернув кресло, взгромоздил его сверху.
Убейте меня, если я знаю, зачем я все это делал. Видимо, все просмотренные и прочитанные детективы, оставили в подсознании четкий отпечаток. В сумке есть НЕЧТО. И, это НЕЧТО сейчас принадлежит только мне.
Чуть в стороне стоял старый обшарпанный шкафчик с наполовину оторванной дверцей, парочка поломанных стульев, монитор от компьютера и... детская коляска.
Решение пришло мгновенно. Я схватил сумку вместе с маскирующим ее гарбичным мешком, засунул в коляску, а сверху взгромоздил один из мониторов. Теперь если даже на меня кто-то  и обратит внимание, будет видно, что я позарился только на выброшенный монитор, а чтобы не тащить его на руках, погрузил в коляску.
Но куда с ней идти дальше?.. Домой нельзя. Жена уже пришла с работы. 
Нет, дом отпадает.
В багажник машины?
Допустим, монитор ни у кого не вызовет подозрений. Мало ли куда я волоку выброшенное кем-то... Но сумка...  В камере будет видно, что это не мешок, а НЕЧТО, завернутое в мешок...
А потом еще и коляска – волочь ее опять в гарбич? Любой идиот догадается, что десяток шагов до машины я мог бы дотащить монитор и на руках...
Я уже говорил, что действовал на каком-то автопилоте.  По наитию...
Втиснул коляску между мусорными контейнерами, расслабленной походкой я направился домой.
Шел восьмой час вечера...

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ!

Вам все еще интересно, что произойдет дальше, как будут развиваться события? Нам тоже... Причем с каждой новой версией все интереснее.
Редакция «Русского Базара» максимально заинтересована в продолжение  истории, происходящей в наши дни и в нашем городе.
С этой целью еще в прошлом, 632-ом, выпуске «РБ» мы предложили всем нашим читателям СОВМЕСТНО ПРОДОЛЖИТЬ эту захватывающую историю и, со временем, довести ее до логического конца.
Вместе с тем редакция «РБ» с плохо скрываемой тревогой сообщает всем, что эксперимент по созданию совместного детектива грозит выйти из под  контроля. Количество авторов и предложенных ими версий множится с арифметической прогрессией, грозящей перейти в прогрессию геометрическую. Увы, газетные площади не позволяют публиковать все присланные версии.
Во избежание превращения «Русского Базара» в некую «Криминальную Ярмарку» мы создали специальную «следственную группу» в составе:
1. Представитель редакции
2. Прокурор (бывший.)
3. Полицейский (реально действующий)
4. Адвокат (реально практикующий)
5. Представитель криминального мира (клянется, что давно «завязал»)
(Предваряя возможные вопросы, сразу заявляем, что эксперты работают конфедициально, и их имена разглашению не подлежат).
Этой «чрезвычайной пятерке» поручено читать ВСЕ присланные версии-продолжения и рекомендовать к печати только наиболее интересные и логически (жанрово) обоснованные.
Поэтому из всех присланных в «РБ» продолжений были отобраны всего ТРИ версии, которые и предлагаем вашему вниманию.
Напоминаем, что ЛЮБОЙ человек, читающий и любящий «РБ», может подключиться к нашему эксперименту. Вы можете продолжить любую версию, с любого места и в любой момент. Можете присылать нам продолжение (до завершения еще далеко...) объемом от 4 до 5 тысяч знаков (порядка 2 – 4 машинописные страницы шрифтом № 14), лучше всего по электронной почте
(www. rusbazaar@yahoo.com)  или в обычном почтовом конверте по адресу: 224 Kings Highway, Brooklyn, NY, 11223.
Одновременно еще раз подтверждаем наше намерение, что если все получится как нам бы хотелось, и в итоге родится интересный захватывающий детектив, издать его отдельной книжкой. Естественно, с указанием фамилий ВСЕХ читателей, принявших участие в его создании. Итак, ждем ваших писем с продолжением и необычными виражами сюжетных линий.

 

Версия А 

Майя Леонидова


Странно... Казалось бы, погоня, авария, гибель людей, эпопея с сумкой – все должно было привести меня в какое-то возбужденное состояние. По законам детектива, стоило бы написать, что я не спал всю ночь, курил сигарету за сигаретой, обдумывая как незаметно извлечь сумку из гарбича и заныкать, куда-нибудь подальше и понезаметней.
Ничего подобного. Не успел зайти домой, и влезть в любимые шлепанцы, как позвонил Лева и мы минут сорок обсуждали, как организовать обсуждение темы разрыва связи поколений в Америке. Это – отдельная песня, к исполнению которой мы пытаемся привлечь хор инвесторов... Увы, пока приходится солировать только нам двоим. Этот разговор полностью вытеснил из памяти  и погоню, и сумку и, вообще всю детективную чепуху. Потом начались новости по RTVI, потом я вспомнил, что не дописал кусочек статьи, которую должен сдать завтра не позднее 10 утра, потом...
Короче, ночью я проснулся оттого, что ветер так стукал неприкрытой балконной дверью, что, наверное, разбуженные соседи неоднократно прокляли меня на английском, испанском, идише, и нашем родном с упоминанием всех моих родственников по материнской линии.
Это был не просто ветер. Это был почти ураган, сопровождаемый таким ливнем, что весь пол перед балконом был залит водой.
- Вот тебе и гроза в начале мая, подумал я, когда раскат грома, заставил завыть половину машин на паркинге. Я прижал нос к балконной двери и увидел, что сигнализация, как минимум десятка машин, сработала безукоризненно. В том числе и у моей Хонды. Машины мигали фарами и выли, как будто их угоняли.
Натянув джинсы, я поплелся к лифту и, естественно, уже только в лобби вспомнил о зонтике. А, заодно и о сумке... Интересно, все-таки работает человеческое сознание. Я подумал, что неплохо бы чем-то укрыться от дождя, отсюда – аналогия с какой-нибудь клеенкой, пластиковый мешок – аналогия с гарбичем – СУМКА!
Самое удобное время. Прижимаясь к стене дома, до ограды паркинга, вдоль решетки до гарбича, вот она, почти не промокла, осколком разбитого зеркала три дырки – для головы и рук. Мешок на голову, правая рука наружу, левая, с сумкой, под мешком. Еще пара шагов. Достаточно, пульт на таком расстоянии уже сработает. Жму кнопку, сигнализация затыкается. Все тихо.
Быстро иду к подъезду. Зрелище еще то – в черном, залитом дождем мешке, с всклокоченной головой, как привидение. В соседний подъезд тоже бегут владельцы растревоженных автомобилей. Кто под зонтом, кто под капюшоном куртки.  В такой ливень не до рассматривания соседей. Собственной руки не увидишь...
Лифт и я дома. Жена спит. Ее не разбудишь ни сигнализацией, ни громом.
Более удобного времени, чтобы рассмотреть содержимое, может просто не представится.
Первое, что я увидел – мобильник. Смартфон. Супер! Огромный дисплей, видимо с кучей наворотов. Не дай Бог, сейчас зазвонит. Знаем, читали, как определяют местонахождение не отключенного телефона... Батарею – вон! В унитаз и воду спустить. Дважды. Мобильник раскурочу и выброшу завтра. По дороге на работу. Что там еще? Бред какой-то... Они, что, в Армию спасения ехали, данейшен везли? Старье...
Женская кофточка, поношенные туфли...
А, это, вообще ни в какие ворота, – переплетенные в объемной папке-дисплее куски ткани. Я тысячу раз видел такие папки во всех мебельных магазинах. Образцы обивки мягкой мебели... Ладно, папку -  в клазет. Пригодится машину протирать. Ага, это уже нечто... Детский гейм-бой. Электронная игрушка с кучей всяких стрелякок и догонялок. У моих внуков, таких парочка штук. В ящик, пригодится...
Что-то в пластиковом мешке. Завязано таким узлом, что хрен развяжешь. Разрываю... Бижутерия... Бусы, кулончики, стекляшки... Ладно, оставлю... Куча внучек и друзей, раздарю...
Аж сердце замерло... Как в кино... Ровно и аккуратно, плотно прикрывая дно сумки, пачки баксов. Вся разница только в том, что в кино они все в банковских бандеролях, а здесь перехвачены оранжевыми аптечными резинками. 16 упаковок. Плотно друг к дружке. В ТРИ РЯДА! 48 ПАЧЕК!!! Стобаксовые купюры...
Я, аж вспотел...
Быстро, быстро!!!
Старые шмотки – в мешок, завтра выброшу.
Сумку – в мешок, завтра соображу, что с ней делать...
Главное – бабки. Куда их? Пока – в старый куллер, который почти год пылится на балконе. Потом соображу... Взять себя в руки...Успокоиться...
Ничего не предпринимать сгоряча.
Закурил, включил чайник, три, нет четыре ложки кофе.
Теперь, за компьютер. Жена, когда проснется, должна увидеть привычную картину – я, с сигаретой в зубах, за компом. Рядом кофе. Шел пятый час утра...

 

Версия В

Матвей Куницын


...Восемь часов вечера. Открыв дверь своей трёхкомнатной квартиры,  я с облегчением обнаружил, что жены нет дома. Единственное сообщение на автоответчике гласило: «Милый, привет! Я задержусь до 11 – 12 вечера. К нам тут сотрудники какой-то городской службы в офис с проверкой пожаловали. Навыписывали кучу штрафов за просроченные огнетушители, заблокированные запасные выходы, за отсутствие кондиционеров в помещении. В общем, ругаемся с ними на чём свет стоит. Как освобожусь, сразу позвоню. Бай!»
Я достал из холодильника бутылку «Хайнекена» и присел на диван. Мысли крутились вокруг красной сумки, выброшенной из «Мустанга». На ум приходили разные голливудские триллеры, где главные герои находили чемоданчики,   «нашпигованные» пачками 100- долларовых купюр. Проглотив пиво за несколько минут, я открыл литровую бутылку коллекционного виски, которую мы с женой бережно хранили на моё грядущее тридцатилетие. Внутренний голос призывал меня «напиться, успокоиться и принять единственно правильное решение».
В 11 часов вечера, подбодрённый изрядным количеством спиртного, я снова сидел за рулём машины, психологически настраиваясь на поездку в «район красной сумки». Рядом со мной лежал чёрный мешок с соседским мусором, который я намеревался демонстративно выбросить в контейнер, незаметно подобрать сумку и бросить ее в автомобильный салон. Главное – не превышать скорость, вести себя естественно. И всё будет в порядке.
Перед тем как остановиться у мусорных бачков, я немного покружил в районе автокатастрофы. За четыре часа полицейские сумели полностью устранить последствия трагедии. О происшествии напоминали лишь чёрные следы от автомобильных покрышек и еле заметные чёрно-красные пятна крови на асфальте. Убедившись в том, что никто не следит за мной, я подъехал к мусорным бачкам.
Припарковав автомобиль так, чтобы передняя пассажирская дверь заслоняла задвинутую между бачками коляску, я выбрался из машины. На улице не было ни души. Достав пакет с мусором из салона, я пролез между бачков. Уже через пару секунд драгоценная красная сумка лежала в салоне, а мусорный пакет пристроился в детской коляске. Никто из проезжавших мимо водителей даже не повернул голову в мою сторону.
Я проехал несколько блоков по направлению к дому и встал на перекрёстке Bay Pkwy и 85 Street. Из-за сломанного светофора, который каждые три секунды переключался с красного на зелёный, какой-то испанец влетел на старом «Додже» в микроавтобус «Мерседес». Он начал орать на водителя микроавтобуса – тучного афроамериканца, с трудом удерживающего равновесие после удара.
Я огляделся. Вокруг скопилось не менее трёх десятков автомобилей. Выбраться из трафика и свернуть на локальную улицу не представлялось возможным, так как работники Con Edison отрезали «пути к отступлению», вырыв огромные траншеи вдоль Bay Pkwy и украсив развалины предупреждающими знаками.
Глубоко вздохнув и смирившись со своей участью, я решил быстро проверить содержимое сумки. Открыв резким движением молнию, увидел нечто продолговатое и завёрнутое в многосантиметровый слой целлофановой плёнки. На ощупь предмет оказался мягким, поэтому я сделал вывод, что в целлофане находятся наркотики. По телевизору часто показывают, как американские  пограничники задерживают наркокурьеров из Мексики с подобными свёртками.
В этот момент на место аварии приехала полиция, и один из офицеров раздражённо крикнул в сторону выстроившихся в трафике машин: «Пять минут! Пять минут, и вы поедете дальше! Не надо сигналить! Уважайте наш труд!»
Я решил вскрыть свёрток с помощью ножа, который вот уже несколько лет лежал в бардачке автомобиля. Я нашёл этот нож на берегу озера во время рыбалки в Катскильских горах. С тех пор мы использовали его в туристических поездках - для открытия пакетов с чипсами, бутылок с минералкой, банок с тушёнкой и для других мелких нужд.
Воткнув лезвие в целлофановый свёрток, я быстро сделал надрез длиною 50 – 60 сантиметров. Потянув за края пакета, увидел... две отрезанные человеческие руки. Они лежали впритык друг к другу, словно две палки колбасы, аккуратно завёрнутые в русском продуктовом магазине.
Гнилостный запах моментально стал распространяться по салону автомобиля. Меня вытошнило. Чудом переборов себя, я нашёл силы застегнуть сумку и с  силой швырнуть её на заднее сидение автомобиля. Перед глазами расплывались цветные круги. В этот момент полицейский крикнул, чтобы стоящие в трафике машины проезжали дальше. «Быстрее, быстрее! Не создавайте нам проблемы!», - нервно орал он, не снимая правую руку с кобуры.
Я открыл окна машины и на всей скорости помчался по направлению к дому. Казалось, что если я остановлюсь хоть на секунду, то меня вновь накроет зловонный трупный запах. В голове была только одна мысль: поставить машину на положенное место в подземном паркинге, выбросить подальше красную сумку и подняться в свою квартиру на шестом этаже, чтобы большими глотками допить початую бутылку виски. Сами понимаете, в тот момент спиртное было просто необходимо для снятия стресса.
Сам того не осознавая, я проскочил последний до въезда в подземный гараж светофор на красный свет. Моментально появившаяся ниоткуда полицейская машина пристроилась ко мне в хвост. Я остановился и в бессилии зажмурил глаза, вцепившись мёртвой хваткой в руль. Теперь, скорее всего, меня ждёт многолетний, а может быть, и пожизненный тюремный срок...
В боковое зеркало я видел, как ко мне приближается двухметровый офицер-афроамериканец. На его испещрённом шрамами лице отражалась смесь злорадства и садизма. Я опустил боковое стекло.
Полицейский подошёл к окну, взглянул в салон и тут же, поморщившись, отдёрнул голову. «Сэр, вы уже когда-нибудь бывали в тюрьме за вождение транспортного средства в нетрезвом состоянии?», - сквозь зубы процедил он.

 

Версия С

Михаил Шалев


Самолёт авиакомпании Lufthansa подлетал к Нью-Йорку. На передних сидениях салона эконом-класса расположились две миловидные девушки. Они познакомились в самолёте и на протяжении всего полёта разговаривали друг с другом. Звали их Оля и Наташа.
Наташе было 37 лет. Она летела в Америку с одной единственной целью: заработать деньги, чтобы «отмазать» своего 17-летнего сына Кирилла от армии. Чтобы попасть в Америку Наташа взяла кредит в банке, заложив свою однокомнатную квартиру в Перми. Просрочка платежа могла обернуться потерей жилплощади. В отличие от большинства сезонных рабочих из России, Наташа отлично знала, чем будет заниматься в Америке.
Ольге только что исполнилось 20 лет. В Америку она отправилась в рамках студенческой программы Work & Travel по визе J-1. Главной мечтой Ольги было посмотреть достопримечательности США – съездить на Ниагарские водопады, в Вашингтон, Бостон, Лос-Анджелес, подробно изучить Нью-Йорк, и обязательно взобраться на самую верхушку Эмпайр Стейт Билдинг. Заработок интересовал Ольгу меньше всего. 
Как только механический голос авиадиспетчера объявил о скорой посадке в аэропорту JFK, девушки, с обсуждения модной одежды переключились на тему поиска жилья в Нью-Йорке.
«У меня есть телефон одного русского, который сдаёт однокомнатную квартиру недалеко от Брайтон-Бич, - сказала Наташа. - $1000 в месяц, включая все коммунальные услуги. Если хочешь, то можем вместе жить. Так веселее, да и дешевле...»
«Отличная идея! – воскликнула Ольга. – Как нам это сразу в голову не пришло? Давай сразу этому мужику позвоним, как только в аэропорту выйдем. Глядишь, проблема с жильём будет решена уже сегодня».
Дальше девушки перешли к подробному обсуждению будущего быта. Оказалось, что обе любят готовить блюда русской кухни, пьют крепкий кофе по утрам, и не едят после шести вечера. Наташа пообещала, что приготовит на новоселье плов, рецепту которого её много лет назад научил дедушка, живущий в Узбекистане.
«Сейчас я найду блокнот с телефоном этого мужчины, чтобы потом не тратить время на поиски», - сказала Наташа и достала с верхней полки красную спортивную сумку с надписью «Marlboro» на боку.
«Прикольная сумочка, - отметила Ольга. – Вот только к твоему гардеробу не очень идёт. С твоим стилем нужно сумки Louis Vuitton или Gucci носить...»
«Это счастливая сумка, - с улыбкой ответила Наташа. – Я выиграла её в лотерею в прошлом году. Внешне, конечно, выглядит не очень, но  зато удобная и вместительная. В дальних поездках – незаменимая вещь. А Louis Vuitton и Gucci мы будем носить, когда много денег заработаем!». 
Порывшись несколько минут в сумке, Наташа достала старый потрёпанный блокнот. На страничке с буквой «Б» было написано: «Семён Бортский. Телефон: 718-256-....  Звонить строго с 12 дня до 8 вечера». Поскольку самолёт должен был приземлиться в 7.21 вечера, Наташа надеялась уложиться в установленные временные рамки.
На таможенном контроле уставший офицер даже не взглянул в сторону девушек. Хрипловатым голосом он произнёс хорошо знакомые каждому гостю США вопросы: с какой целью вы летите в Америку, и на какой срок планируете остановиться. Не прошло и десяти минут после выхода из самолёта, как девушки стояли возле общественного телефона. Ольга разменяла бумажный доллар на четыре квотера у добродушного афроамериканца, занимавшегося перевозкой багажа. Русскоязычные таксисты, столпившиеся возле выхода из аэропорта, спрашивали каждого встречного «куда едем» и «кому на Брайтон».  
Наташа набрала номер Семёна и крепко прижала трубку к уху, надеясь избавиться от посторонних звуков. После нескольких длинных гудков послышалось раздраженное и протяжноё «алло».
«Здравствуйте Семён! – с радостью сказала Наташа. – Вам звонит Соколова Наталья насчёт квартиры. Я уже в Нью-Йорке. Можно к вам подъехать?»
«Давай быстрее, - грубо ответил Семён. – Адрес ты мой знаешь. Бери такси и приезжай. Только в домофон долго не трезвонь. Я увижу тебя из окна и сам дверь открою. Бай». После этого в трубке послышались гудки. 
«Всё в порядке, - облегчённо сказала Наташа Ольге. – Он нас ждёт, так что уже сегодня можно въезжать в квартиру. Давай такси ловить, а то нас просили, как можно быстрее подъехать».
Через минуту девушки сидели в такси. За рулём находился тучный пожилой мужчина лет шестидесяти в клетчатой кепке и засаленной кожаной куртке. В салоне пахло вяленой рыбой и прокисшим молоком. Наташа показала водителю адрес Семёна.
«Короче, до Оушен Парквэй будет пятьдесят долларов стоить, - медленно произнёс водила. – Цены на бензин выросли и наши услуги выросли. Деньги-то хоть есть у вас?»
«Конечно, есть», - в один голос произнесли девушки.
«Ну, тогда через двадцать минут будем там», - моментально ответил таксист и вдавил педаль газа...

Версия D

Людмила Барнстейбл


Оставленная сумка не давала мне покоя. Я уже четко понимал, что если не загляну в нее, то просто заболею. И наконец решился. Жена, как всегда в это время, занималась своим лицом - накладывала на него крем и овощную маску. На голове уже торчали разного цвета и размера бигуди. Так что выйти на улицу под видом вечерней прогулки с женой не получалось. Собаки у нас тоже не было, ну а тащить кота на прогулку... Потянувшись и громко зевнув, я объявил жене: “Схожу-ка за пивом“. Но увлеченной процессом омоложения было не до меня.
Мысли сменяли друг друга: может, там деньги, бриллианты, золото? “Лучше бы там были деньги. Много, много, много денег! ” - думал я. Уже подходя в вечерних сумерках к заветному месту, я посмотрел на часы. Было половина десятого. Все приличные люди в это время сидят дома. И только я... Но, к моему ужасу, кто-то рылся в мусоре, высыпанном мной в контейнер!
Я замер на месте - этого как раз и не ожидал! Рядом стояла та самая детская коляска, где под черным пластиковым мешком лежала красная сумка.
Заскрипели тормоза останавливающейся машины, на корпусе которой большими буквами было написано “Изготовление мебели, чехлы на стулья всех видов”, и двое здоровенных парней, выйдя из нее, подошли к контейнеру, подняли валявшееся возле него кресло и потащили его в машину. Затем вернулись за шкафчиком и стульями. Темная личность, только что рывшаяся в контейнере, ретировалась, унося на себе в прозрачных пакетах целую гору бутылок.
Я бросился к коляске, торопясь побыстрей увезти ее с этого места. На всякий случай прошел лишний квартал, направляясь в противоположную от своего дома сторону. Зашел в чужой подъезд. С бьющимся от нетерпения сердцем заставил себя простоять там ровно полчаса и только после этого собрался домой, считая, что сделал достаточно, чтобы сбить со следа. Хотя кто мог следить за мной?
Усилием воли заставил себя еще немного потерпеть, не заглядывать в сумку. Но любопытство пересилило. Дрожащими руками я открыл ее. Бумажник, блокнот, штук десять одинаковых женских пудрениц, в отдельном карманчике под замочком лежал ключ на брелоке с написанным на нем номером - очевидно, от банковской ячейки или почтового ящика. Разочарование (если так можно назвать чувства, которые я испытал) охватило меня. Денег, драгоценностей не было, ни больших, ни малых. Чтобы больше не терять на сумку времени я решил оставить ее в машине. И уже не скрываясь, вернулся к припаркованной машине. Сумку забросил под заднее сиденье. Бумажник, пудреницы и ключик с блокнотом, уложив в бумажный пакет, унес домой.
Было уже поздно, когда я вернулся. Жена спала. Проваливаясь в сон, я успел подумать: “Почему они убегали? Что такого важного было в сумке, раз они выбросили ее, чтоб полиция не нашла? Что за люди были в красном “Мустанге?”
Утром я продолжал об этом думать. Вчерашний пакет так и продолжал лежать на тумбочке в коридоре. Я захватил его, решив, что в машине подарю жене пудреницу. Подходя к своей “Хонде”, еще издали увидел разбитое боковое стекло. Все вроде бы оставалось на месте, но неизвестные перерыли “бардачок” и копались в не закрывающемся уже багажнике. Ожидая, когда появится из подъезда жена, я мысленно подсчитывал расходы на ремонт.
Отвезя жену на работу, я отправился в автосервис. Сдал машину и договорился забрать ее вечером. Захватив пакет, я отправился пешком на работу. Уже во время ланча, разложив найденные вещи перед собой, принялся их изучать. Сначала блокнот. Но что может сказать перечень чужих телефонов? Ключик банковской или от почтовой ячейки с номером... Оставался бумажник. Покопавшись в нем с полчаса, рассмотрев находящиеся в нем банковские карты, фотографию на правах, не нашел ничего стоящего, что могло бы объяснить причину бегства. Я даже вскрыл упаковку пудреницы, но и тут все было в порядке. В ней находился, как и полагается, пакетик пудры в целлофановом мешочке, аккуратно уложенный в саму пудреницу.
Вечером я забрал свою машину из автосервиса. Проезжая мимо своего дома, я забежал перекусить. Открыв дверь я остолбенел... В квартире царил хаос... Перевернутая мебель, разбросанные повсюду вещи... Я так и остался стоять на пороге, не решаясь войти. Первая мысль была, как слабая надежда, что жена наконец решила покинуть меня, забрав свои вещи. Но, поразмыслив, решил, что хорошие прогнозы надо оставить на потом. Тут явно что-то искали... Мысли вернулись к красной сумке, и я, следуя за ними, пошел к машине.
Итак, кто-то знает, что сумка у меня! Значит, в ней есть что-то ценное, что не бросилось мне в глаза. И второе, не менее важное - как же они так быстро вышли на меня? Выходит, камера все же запечатлела, как я забираю сумку. Но я был от нее далеко, поэтому она не могла зафиксировать мое лицо и номер машины. Только одежду и, может быть, марку машины. Конечно, рассуждал я, человек выглядит подозрительно, подъезжая на “Хонде” последней модели к куче мусора. Тем более я засветился, когда полицейский отгонял меня. Печальные раздумья как раз во время прервал телефонный звонок жены. Она спросила, не забыл ли я, что ее надо забрать с работы. И я поехал за ней гадая, что будет, когда она войдет в квартиру.


Комментарии (Всего: 2)

А что, неплохая версия.
Сразу чувствуется что писал специалист по свежим собачьим катяхам. Уверен, что в мировой литературе об этой версии не упомянут. Точно также как и об алмазоносном Стейтен-Айленде.
А если серьезно то получается классно!
Пока.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Придумали муть какую то.Ну нашел кекс какой то мешок.Приволок домой.Внутри грязные тряпки, обоссаное
содержимое собачьего туалета в отдельном мешке и сверьху всего этого добра в бумажке свежие собачьи катяхи.Именно в них незадачливый охотник за сокровищами и засунул руку в горячах.Осознав злую насмешку судьбы, пошел он мыть руки, а потом потащил "драгоценную" сумку на ближайшую мусорку.И не знал, он, что внутри туалетных кристаллов лежала нехилая порция бриллиантов.А на следущий день, при помощи мусорщиков, Стейтен Айленд стал алмазоносным островом.Впрочем в геологических сводках этот факт вряд ли когда будет упомянут.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *