MОSCОW 2008. В БАЛЕТНОМ МИРЕ РОССИИ

Культура
№20 (630)

МОСКВА
По приглашению организаторов балетного конкурса «Бенуа де ла данс» я прилетела в Россию. Побывала в санкт-петербургском Михайловском театре на балете «Спартак», а затем на балетных вечерах в Москве. Начну с последних дней моего пребывания в России, с тех событий в балетном мире, которые происходили в Москве в начале мая.

«БЕНУА ДЕ ЛА ДАНС» 2008

Конкурс-фестиваль «Benois de la danse» отличается от других балетных конкурсов прежде всего тем, что у него нет предварительных отборочных туров. Члены жюри заранее предлагают номинантов из своей страны: хореографа, балерину, танцовщика. Собравшись вместе (последние годы – в Москве), жюри выбирает лауреатов. В первый вечер фестиваля оглашают имена победителей, которые вместе с дипломантами конкурса выступают во втором отделении. На следующий день в праздничном концерте принимают участие лауреаты конкурсов разных лет.
Юрий Григорович возглавляет жюри шестнадцать лет. Шестнадцать лет его неизменными помощницами являются Регина Никифорова (генеральный директор конкурса) и Нина Кудрявцева-Лури (артистический директор конкурса).
В этом году в состав жюри входили представители России, Америки, Аргентины, Италии, Кубы. Среди них хорошо известные и русским любителям балета Борис Эйфман, Хулио Бокка, до недавнего времени знаменитый премьер с международным именем, а сегодня - художественный руководитель Балета Аргентины, Лойла Арауха, в прошлом – замечательная балерина, сегодня - ведущий педагог и репетитор Национального балета Кубы и другие.
 Жюри определило лауреатами конкурса среди хореографов - художественного руководителя «Балета Монте-Карло» (государство Монако) Жана-Кристофа Майо; среди исполнителей двух балерин: Сильвию Аццони и Тамару Рохо, и двух танцовщиков-мужчин: Карлоса Акосту и Марсело Гомеса.
Приметой нашего времени на международных конкурсах уже много лет является смешение национальностей и театров. Итальянка Аццони получила приз за исполнение роли Русалочки в одноименном балете Джона Ноймайера, который она танцевала в Гамбурге (Германия). Испанка Рохо – за исполнение ряда концертных номеров в Неаполе (Италия). Кубинец Акоста давно уже считается международной звездой балета и танцует на лучших сценах мира. И звание лауреата ему присудили за блестящее исполнение роли Спартака в одноименном балете А.Хачатуряна/Ю.Григоровича во время гастролей Большого театра в Париже.
Мой любимый танцовщик Американского балетного театра бразилец Гомес стал победителем за исполнение роли Отелло в одноименном балете (Э.Голденталь/ Л.Любович) и сольной партии в балете «Рядом с Чаком» (Ф.Гласс/ Й.Эло), которые он танцевал как премьер АБТ в Америке.

Несколько лет подряд я присутствую на конкурсе «Бенуа де ла Данс». Концерты бывают иногда менее, иногда более занимательными. Иногда решения жюри вызывали бурное несогласие публики. В этом году она явно благосклонно относилась к именам называемых лауреатов. Мне концерт показался очень интересным, поскольку лауреаты исполняли отрывки из балетов европейских хореографов, которые я никогда раньше не видела.
Артисты театра в Монте-Карло танцевали дуэт из балета «Красавица», за который Майо присудили приз «лучшего хореографа года». Этот дуэт оказался во всех отношениях необычным: Майо поставил по-своему в современном стиле, балет П.И.Чайковского «Спящая красавица». Мы так привыкли к классическому балету Мариуса Петипа, что трудно было себе даже представить возможность иной постановки. «Па де де с поцелуями» из балета «Красавица» оказалось сценой пробуждения Авроры от поцелуя Принца. Зрители смотрели с неослабевающим вниманием на эту необычную трактовку привычного спектакля.
Аврора и Принц совершенно не походили на галантных героев французской сказки Перро. Одетые в современные балетные костюмы (балерина - в облегающее трико, украшенное аппликациями, танцовщик - в джинсы), они как будто слились в бесконечном поцелуе, захваченные единым любовным порывом. По-видимому, разбудив спящую Красавицу поцелуем, Принц одновременно разбудил в ней страстную женщину.
Исполнительница Красавицы Бернис Коппетерс произвела на меня большее впечатление, чем обе победительницы фестиваля. Я видела ее и в других балетах Мийо, поэтому представляла себе Коппетерс достаточно хорошо. Думаю, она одна из самых интересных современных танцовщиц - уже хотя бы в силу своей актерской оригинальности: её лицо всегда излучает свет...
Не меньшее впечатление произвели на меня два отрывка из балетов Джона Ноймайера (Гамбургский балет), но особенно отрывок из «Русалочки» (по сказке Андерсена «Маленькая русалочка») на музыку Л.Ауэрбаха, которые исполняла победительница конкурса Сильвия Аццони со своим партнером Карстеном Юнгом.
В увиденном дуэте из балета Русалочка находит утонувшего юношу и спасает его. Хореограф, как всегда изобретательный творец, создал замечательный образ странной девы. Впечатление усиливалось развевающейся тканью длинных и широких брюк (хотя это слово и не совсем подходит к данному костюму), которые напоминали не столько хвост русалочки, сколько волны, из которых поднималась морская царевна.
Не меньшее впечатление произвел на меня и отрывок из балета Ноймайера «Отелло» на музыку А.Пярта (танцевали солисты Штутгартского балета Катья Вюнше и Джейсон Рилли). Хореограф нашел выразительную пластику для оригинального дуэта Дездемоны и Отелло. Танцовщики почти не сходили с места, их танец был очень лаконичен по набору танцевальных движений, но производил сильное впечатление. Это был дуэт, во время которого Отелло дарил Дездемоне не платок, а длинный шарф, которым были до этого опоясаны его чресла. Постепенно заматывая бедра Дездемоны этим шарфом, Отелло в конце концов завязал концы шарфа узлом, как будто закрыл замок на «поясе верности» на бедрах своей жены - как средневековый рыцарь, уходивший на войну.
Повторяю, хореографические средства были скупыми, но придуманы изобретательно и осмысленно. И я вспомнила дуэт из другого балета, который видела в Санкт-Петербурге, где хореограф заставил танцовщика буквально «завязывать узлом» свою партнершу. Художественный эффект был нулевым. Зрители только беспокоились за танцовщицу: не повредили бы ее ненароком...
Но о том балете я расскажу в следующий раз. Вернемся к гала-концертам в Москве.
Вторая лауреатка, Тамара Роха, как не нравилась мне до сих пор (я видела ее не один раз), так не понравилась и во время ее выступления на концерте: она танцевала сцену из балета Р.Пети/Ж.Бизе «Кармен». Танцевала грубо, примитивно. Партнер, солист Национального балета Кубы Ленц Чан, произвел гораздо более сильное впечатление. Словом, Роха была единственной лауреаткой, по поводу которой мое мнение не совпало с мнением жюри.
Карлос Акоста не смог приехать в Москву, т.к. у него были спектакли в другой стране. Зато Марсело Гомес и его партнерша, балерина АБТ Джулия Кент (в прошлом – тоже лауреатка конкурса« Бенуа»), принимали участие в обоих концертах. Они танцевали последнюю сцену из «Отелло» Лара Любовича и отрывок из нового балета современного финского хореографа Ела. И хотя хореография Любовича весьма примитивна, но я все равно смотрела с удовольствием, как танцуют и нежная Кент, и пластичный, эмоционально выразительный Гомес.
Едва ли не самое большое впечатление на зрителей произвела, как всегда испанка Лючия Лакара, которая со своим партнером С.Пьером танцевала финальную сцену из балета Ноймайера «Дама с камелиями» на музыку Ф.Шопена (Ноймайер оказался в этом году едва ли не самым главным героем балетного фестиваля в Москве).
В концертах принимали участие звезды разных стран и театров, в том числе и  Юрий Смекалов из театра Бориса Эйфмана, и премьеры Большого театра Галина Степаненко, Светлана Лунькина и Николай Цискаридзе. Выступление этих танцовщиков я увидела и следующим вечером: на  той же новой сцене Большого театра прошел  бенефис Николая Цискаридзе.
Участники конкурса почтили память крупнейших деятелей балетного искусства, недавно отошедших в мир иной: великого хореографа ХХ века Мориса Бежара и уникальную балерину Большого театра Наталью Бессмертнову.

БЕНЕФИС
НИКОЛАЯ
ЦИСКАРИДЗЕ

Его он посвятил своим учителям, которых чтит и о которых никогда не забывает рассказать в любом интервью.
В этом вечере, состоявшем из трех отделений, Цискаридзе танцевал свои любимые партии: Солора в акте «теней» из «Баядерки» Минкуса/Петипа в честь Марины Семеновой, номер Касьяна Голейзовского «Нарцисс» - в память о Галине Улановой, которая репетировала с ним эту миниатюру, и Германна в балете «Пиковая дама», поставленном для него Роланом Пети на музыку Шестой симфонии П.Чайковского. Это выступление Цискаридзе посвятил своему педагогу Николаю Фадеечеву.
Собственно, репертуар был выбран «беспроигрышный», поскольку Солор и Германн являются знаменательными как для творчества Цискаридзе, так и для балета Большого театра. Цискаридзе сегодня может оказаться одним из «последних могикан», кто еще учился у великих мастеров прошлого и хранит культуру и традиции великого русского балета ХХ века. Он и танцевал, как должен танцевать «звезда» одной из лучших балетных трупп мира. Это виртуоз, умеющий ТАНЦЕВАТЬ, а не демонстрировать свои трюки. Но в этом вечере принимали участие и другие премьеры театра.
«Тени» я только что видела в исполнении балета Мариинского театра и в Вашингтоне, и в Нью-Йорке. Несмотря на все мое негативное отношение к его состоянию сегодня (см. статью, напечатанную в «Русском базаре», номер17 за 24-30 апреля), кордебалет Большого театра даже сегодня не может идти ни в какое сравнение с петербургским. Да, в московском кордебалете танцовщицы сегодня лучше подобраны и по росту, и по комплекции, и линии выверены, и все танцуют одинаково... Но не «дышит», не очаровывает таинственной жизнью, не завораживает своим исполнением, как завораживают «тени» на сцене Мариинки. Прошу прощения у поклонников балета Большого театра.
Зато три вариации танцевали не солистки, а три балерины Большого, среди которых была «звезда» труппы Мария Александрова. Это производило впечатление.
Я думаю, поклонники Галины Степаненко должны радоваться, увидев ее в роли Никии, - балерина в хорошей форме. Не могу сказать того же о другой приме Большого театра - Надежде Грачевой, которая танцевала Раймонду в «большом классическом танце» из одноименного балета. Вообще этот отрывок танцовщики Большого театра танцевали не на том уровне, которого от них ожидаешь. Было ли это случайностью или результатом того же пренебрежения к классическому балету, как в Мариинском театре, я не знаю. В конце концов, одно концертное исполнение еще не показатель. Хотя знакомый репетитор Большого театра сказал мне с горечью: балеты Ратманского репетируем неделями, а на исполнение классического репертуара никто внимания не обращает.
Не могу судить.
В концертном отделении кроме самого Цискаридзе выступал его ученик (Цискаридзе начал преподавать в московской Академии балета) Артем Овчаренко, который танцевал с блестящей балериной Марией Александровой «Большое классическое па» Обера/Гзовского. И танцевал прекрасно. У молодого танцовщика «мягкие» ноги, прыжок «с зависанием», он продемонстрировал хорошую школу и манеры. Как хочется верить, что появится в Большом новый премьер классического балета!
Светлана Лунькина и Сергей Филин танцевали номер, который мы видели в Нью-Йорке в исполнении солистов грузинского балета Нины Ананиашвили: дуэт из грузинской сюиты «Сагалобели» на красивейшую народную мелодию в постановке Юрия Посохова. Замечательное получилось сочетание: мужественный, красивый Филин и очаровательная, женственная Лунькина!
Цискаридзе танцевал в концертном отделении знаменитый номер Касьяна Голейзовского «Нарцисс», который, естественно, стал высшей точкой второго отделения.
За исполнение роли Германна Цискаридзе получил Государственную премию. Это его лучшая роль в современном репертуаре из тех, которые я видела. Мне кажется, что в ней он нашел идеальную возможность проявить основные свои творческие способности. Артистическая индивидуальность танцовщика - некоторая жесткость и странность, отстраненность и стремление к «выплеску» эмоций - в этой роли проявилась в полной мере.
Этой программой Цискаридзе как бы подвел итог пройденному пути, отдал дань учителям и наставникам. Хотелось бы верить, что в следующий свой вечер он сможет включить новые хореографические произведения, созданные специально для него.

 Все это прекрасно, и жизнь в столице России бьет ключом. Но её балетному миру угрожает подлинная катастрофа.
Об этом я расскажу в следующей статье - в следующем номере.
Фото Нины Аловерт