ЦИРК, ТЕАТР, ПАНОПТИКУМ.Дизайнер Джон ГальЯно

Досуг
№19 (629)

Часть 2.
В октябре 1996 г. грянула сенсация - Джона Гальяно пригласили в Дом “Кристиан Диор”, символ французской моды. Британца - в цитадель национальной гордости?! Несмотря на утверждения скептиков, что экстравагантному сыну водопроводчика то с усиками под Сальвадора Дали и серьгой в ухе, то с длинной косой, то в малайском саронге, увешанному бижутерией, будет некомфортно в респектабельном мире светских салонов и роскоши, Гальяно удалось не только придать новый блеск потускневшей репутации Дома и превратить каждый новый показ в сенсацию, но и привлечь новых покупателей. Среди звезд шоу-бизнеса стало модным появляться на каком-нибудь светском мероприятии в платье от “Диор” (Мадонна, Николь Кидман, Эммануэль Беар, Милла Йовович). Это позволило не только привлечь внимание прессы, но и увеличить объемы продаж одежды прет-а-порте, аксессуаров и парфюмерии. Дж. Гальяно учел все свои прошлые неудачи и по-новому построил работу над коллекцией, благодаря чему стал наконец коммерчески успешным дизайнером. Он никогда не начинает работать над новой коллекцией, не имея полного представления о том, что продано и что нет.
Можно сказать, Гальяно создан для Диора. Прежде всего потому, что разделяет всепоглощающую страсть покойного дизайнера к женственности. Он говорит: “Диор боготворил женскую красоту, поэтому и в сегодняшних моделях мы стараемся подчеркнуть придуманный им силуэт.
В своей первой коллекции в 1947 году Кристиан Диор вывел на подиум силуэт “грудь-талия-бедра”, который немедленно окрестили “The New Look” - “Новый образ”. Новый, потому что Диор в послевоенном Париже, одетом в скучные бесформенные жакеты и мешковатые старушечьи юбки, создал, вернее, сконструировал жакет, обрисовывающий грудь, подчеркивающий талию, и юбки, драпирующие бедра километрами ткани. “The New Look” расколол Париж - его превозносили и ненавидели. Возникший общественный резонанс сделал Диора знаменитым за одну ночь. Он открыл свой Дом по адресу: авеню Монтень, 30 (он здесь находится по сей день) и оформил его в своих любимых серо-белых тонах. За свою десятилетнюю карьеру Диор стал кутюрье номер один в мире и арбитром парижской элегантности и шика.
После славы 50-х годов Дом Диора стал постепенно терять свою популярность и к 19a96 году, когда туда пришел Гальяно, был известен в основном как создатель костюмов для дам среднего возраста и буржуазных бальных платьев. Гальяно весьма дипломатично отзывается о своей роли: “Я думаю, мы слегка стряхнули паутину, придали вещам легкость. Я имею в виду, что раньше жакеты просто стояли колом. Наши же по-прежнему вполне традиционны и отлично сидят, но они созданы для женщины, легкой на подъем, которой ничего не стоит слетать в Нью-Йорк пообедать. Женщина Диора - это истинная парижанка, чей образ со временем начал тускнеть. Мне захотелось возродить его, дать миру именно то, что он ожидает от Диора.”
На практике за этими красивыми словами скрываются вполне прозаические вещи. “Мы пересмотрели конструкции, стали использовать высокотехнологичные материалы, новые красители, но, - подчеркивает Гальяно, - по-прежнему сохраняем потрясающий крой”.
Новый образ женщины Диора - чувственный и декадентский, романтичный и легкий. Высокомерно поднятый подбородок, молочно-жемчужные капли серег. Русалочье платье, скроенное по косой, - пыльно-сиреневое или чернильно-черное, со шлейфом, расписанным лилиями. Последний штрих - головокружительной высоты каблуки. “Это женщина, которая наслаждается своей женственностью, - подтверждает дизайнер. - Мы пытались представить, что создал бы Диор, будь он жив сегодня.” Таких женщин встретить в жизни невозможно - даже на церемонии “Оскара”, и обитают создания Диора-Гальяна только в кратковременных условиях подиума...
Финансовые возможности позволили художнику реализовывать свои самые сумасшедшие идеи при создании роскошных коллекций и организации дефиле. Он устраивал необыкновенные театрализованные показы, превращая стадион в Булонском лесу в лесные заросли, вокзал Ватерлоо в пустыню, а оранжерею Версальского дворца - в 150-метровый подиум, залитый водой, бывшую бойню - в пещеру. Во время показов топ-модели не просто демонстрируют одежду, а играют персонажей историй, придуманных Гальяно. При этом шоу у него не превращается в самоцель. Он считает, что если даже слишком много работает над ним, то все же больше внимания уделяет коллекции придуманной и сбалансированной, той, которая продается по всему миру.
Уже первая коллекция “Африканки” для Дома “Кристиан Диор” (весна/лето 1997 г.), посвященная 50-летию Дома, стала сенсацией: в ней Гальяно соединил мотивы исторического костюма эпохи “арт нуво” и гламурный шик 1930-х гг. с этническими элементами. Фантастические прически и грим на лицах манекенщиц напоминали о первобытных племенах, а африканские украшения из разноцветных бус превратились в ажурные платья.
Эту тему Гальяно развивал и в других коллекциях, соединяя экзотику восточных тканей с роскошью европейского костюма в “Китайской коллекции” (была показана в Музее Азии), в коллекции “Путешествие в Восточном экспрессе” (где смешались мексикано-индейские мотивы с костюмом XVII в., показана на вокзале Аустерлица). В коллекции “от кутюр” “Диор” весна/лето 1998 г. демонстрировались объемные модели, напоминавшие пальто силуэта “древесный клоп” Поля Пуаре; в следующей - объемные свитера с ирландской вязкой, предвосхитив тенденцию к увеличению объемов одежды в коллекции “Гальяно” осень/зима 1999 2000 гг. (объемные пальто с крупным орнаментом, похожие на индейские пончо).
В летней коллекции 1999 г. он вспомнил о своих любимых сюрреалистах. “Наше мышление сюрреалистично, как это понимали Дали и Кокто, т. е. иронично, ярко и в то же время не лишено романтики. И как в сюрреализме, облик вещей обманчив и не всегда отражает их сущность”, - говорил Гальяно еще в 1997 году. Он показал сюрреалистические шляпы, платья с нарисованными драпировками и рисунками Ж. Кокто.
 Коллекция “от кутюр” “Охотницы” на сезон осень/зима 1999 2000 гг. говорила о том, что Гальяно превратился в зрелого мастера, который создает не только безупречные модели с точки зрения техники исполнения и стиля, но и “энергетически сильные”.
 После этого пошли ироничные пародийные коллекции, которые поражали, а некоторых и шокировали. Например, “Кристиан Диор” лета 2000 г. в стиле “хиппи-шик” вызвала настоящий скандал и демонстрацию парижских клошаров, которые обвиняли Гальяно в циничном использовании образа бродяги. Манекенщицы выходили на подуим в лохмотьях, были увешаны украшениями из битых чашек, старых дверных ручек и флаконов от духов, отдельные части которых были специально позолочены. Ткань некоторых платьев и брюк напоминала газету, которая  при ближайшем рассмотрении оказывалась тафтой с напечатанным на ней текстом. Идея отнюдь не нова, но в последующие сезоны такие ткани стали знаком фирмы “Диор”.
 Эти дефиле напоминали настоящий маскарад со странным гримом на лицах манекенщиц, с абажурами от лампы вместо шляп, бумажными платьями и фантастической обувью. Гальяно объяснял это тем, что “мода стала слишком серьезной, все забыли о том, что существует радость переодевания. Модой можно наслаждаться, как хорошей едой и вином”. Так или иначе, Джон Гальяно остается одним из самых “креативных” современных дизайнеров одежды, который уже внес большой вклад в развитие современной моды.
Он говорит, что его команда работает в основном над новой одеждой, а не над тем, чтобы произвести очередной скандал. Хотя здесь он немного лукавит: то, что демонстрируют публике во время дефиле, и то, что потом продают в магазинах, на первый взгляд совершенно разные вещи. Для Гальяно показ коллекции - способ в радикальной, иногда шокирующей форме выразить свои идеи. При этом за театрализованными макияжем, прическами и аксессуарами прячутся совершенно реальные вещи, которые затем успешно продаются.
Сейчас известный дизайнер полностью перенес акцент на вечернюю одежду (её продажа теперь составляет 80% от всей готовой продукции по сравнению с 20% в прошлом), ввел свой знаменитый крой по косой и обновил меховую коллекцию.
И все же Гальяно не говорит о главном - о том культе Диора, который ему удалось возродить. Этот культ означает, что Диор сейчас снова ультрамоден, что его показы пропустить нельзя ни в коем случае, что в первом ряду сидит Николь Кидман, что подружки Гальяно Кейт Мосс и Наоми Кэмпбелл появляются на торжествах в одежде от Диора.
Каковы последние предложения Гальяно? Он уже привык к тому, что коллекции pret-a-porter должны быть в первую очередь пригодными для повседневной жизни. В нынешнем сезоне его вдохновила мода 1920-1940-х годов. Псевдомужские костюмы в стиле Марлен Дитрих. Брюки прямые, узкие, но не обуженные. Пиджаки совершенно нейтральные стилистически, с прямыми, но не расширенными плечами. Умеренно длинные, приталенные, сшитые из классических мужских тканей брючные комплекты в черно-белую гангстерскую полоску, гладкие темно-серые и кремовые. Жилеты скроены так, что их можно носить и на рубашку, и на голое тело в качестве топа.
Об эпохе начала века напоминают совершенно джазовые свободные платья - прямые, с волнующимися при каждом движении оборками по подолу, бахромой, серебряной тонкой вышивкой и сложно вырезанными декольте. Есть наряды в “бельевом” стиле для модниц, которые “любят погорячее”, а шелковые, отороченные тончайшими кружевами пижамы и комбинации Christian Dior - совсем ретро. Кокетливый и эротичный стиль...
Есть в новой коллекции пальто-трапеции, дамские костюмы: юбка до колена и приталенный под узкий ремень жакет с острыми вздернутыми плечами. Шелковые дневные и вечерние платья больше всего напоминают туалеты предвоенных кинодив. Струящиеся шелковые платья с запахом, сложной линией декольте, рукавами-фонариками, скроенными по косой юбками годе и застежкой в виде частых мелких пуговок. Такие пуговицы очень любит и неизменно включает в свои коллекции Джон Гальяно.
Цветовая гамма: телесный, снежно-белый, каштановый, фисташковый, благородные оттенки льда, вялой розы и марокканского апельсина. Подчеркивается все это звериным африканским принтом.
Главные сумки сезона у Christian Dior называются Soft Babe - мягкие, пухлые, почти овальные и присборенные по боковым швам. Ручки представляют собой либо металлические цепи, либо большие металлические кольца.
Обувь Christian Dior тоже слегка напоминает о предвоенном стиле. Множество ремешков у подъема, утолщенная подошва. Полые, выполненные из пластиковых гнутых пластин каблуки выглядят легкими, но при этом очень устойчивы.
Сегодня Гальяно - звезда мировой моды и должен следовать жесточайшему расписанию. Он мечется между Домом Диора и своим собственным и делает по двенадцать коллекций в год. Каждый сезон все предварительные идеи собираются в отдельном журнале вместе с вырезками из газет, картинками, репродукциями и т.п. Затем рождается история, посвященная какой-то героине - музе коллекции (ими были Лукреция Борджиа и Мися Серт, кинозвезда 1920-х гг. Луиза Брукс и Скарлетт О’Хара). Параллельно идет работа над тканями, которые часто создаются по специальному заказу. Наиболее интересные варианты зарисовываются и фотографируются, затем делается выкройка из муслина, в которую вносятся коррективы. Разрабатываются аксессуары, обувь, головные уборы.
 Параллельно идет работа над будущим показом: придумываются прически, макияж, режиссура показа и т.п. Так организована работа над созданием ежегодных двух коллекций “от кутюр” для “Диор”, четырех коллекций прет-а-порте для “Диор” и “Джон Гальяно” (две основные коллекции, которые демонстрируются во время недели прет-а-порте в Париже, плюс еще две предварительные коллекции), двух коллекций, которые появляются в магазинах накануне Рождества и в разгар летних отпусков. Кроме этого, Джон Гальяно контролирует создание коллекции мехов “Гальяно”, коллекции сумок и обуви “Диор” и “Гальяно”, купальников и белья для “Диор”, очков и платков “Гальяно”. Таким образом, Гальяно в начале XXI в. можно назвать не только одним из самых талантливых дизайнеров, но и самым продуктивным.
Ему скоро 50. Но от него не услышишь таких фраз, как: “Молодежь пошла! Вот мы в наши времена...” Он не просто держит руку на пульсе времени, а сам решает в каком ритме биться этому пульсу. Год от года его коллекции становятся все больше похожими не просто на высокую моду - они приближаются к тому, что называют современным искусством. Мужская коллекция весна-2008 - волнующе и пугающе брутальна: байкеры, исламские террористы, летчики, выжившие после авиакатастрофы, персонажи в бандитских масках с петлей на шее... Все они шествовали по подиуму как предвестники новой агрессии.
...Дефиле Гальяно - это цирк, театр, паноптикум, кунсткамера, это произведение искусства и самое захватывающее зрелище в мире! Какая бы идея ни осеняла Джона Гальяно и какой бы источник она ни имела, результат всегда самобытен и уникален. Он великолепен - этим все сказано. Он шьет восхитительную одежду и любит принарядиться сам. Даже если собирается всего лишь сходить в булочную на углу...
Материал подготовила
Н. Шарымова