В НЬЮ-ЙОРКЕ ТАНЦУЮТ ГРУЗИНСКИЕ АРТИСТЫ

Культура
№10 (620)

Читатели нашей газеты, интересующиеся балетом, знают, что в Нью-Йорке гастролировал «Государственный балет Грузии», во главе которого стоит всемирно известная балерина Нина Ананиашвили.
Гастроли состоялись на сцене Бруклинской академии музыки, где выступают только современные балетные труппы и у которой – свой «жанр».
Поэтому и репертуар грузинского театра состоял из балетов Дж. Баланчина и современных хореографов.
В первую программу включили «Чакону» Баланчина на музыку Глюка. Труппа танцевала в целом прилично, хотя мужчины явно выглядели менее подготовленными к исполнению классического балета (в данном случае – неоклассического). Женский состав казался намного сильнее. «Чакона» не является шедевром Баланчина. И если нарушить «табу», которое существует вокруг имени этого хореографа, то надо признать, что смотреть «Чакону» было скучно (хотя главную партию исполняла Нина Ананиашвили). Мне не понравились костюмы Натиа Сирбиладзе (впрочем, возможно, что просто освещение было неудачным). Стоит отметить, что в целом грузинская труппа танцует хореографию Баланчина романтичнее, чем артисты Сити Балета. В исполнении грузин нет того бездушного механического выполнения движений, которое характерно сегодня для стиля современных танцовщиков американской труппы. Именно в живом отношении к балетам Баланчина заложена подлинная удача вечера – «Дуо концертанте». Музыку Игоря Стравинского исполняли пианист Эрик Хобнер и скрипачка Миранда Куксон. Танцевали лучшие солисты театра (если не считать Ананиашвили): Нино Гогуа и Лаша Хозашвили. Когда-то я видела этот номер в исполнении Михаила Барышникова и молоденькой танцовщицы Сити Балета Ивонны Буре. Он и не пыталась понять, в чем смысл этой грустной хореографической миниатюры Баланчина. Тогда вся смысловая нагрузка номера легла на Барышникова, герой которого мучительно любил бесчувственную девушку. В данном случае Нино Гогуа, пожалуй, вывела свою героиню «на первый план». Неизвестно, почему героиня этой новеллы о любви оставила своего возлюбленного, но для нее самой расставание было вынужденным и болезненным. Не буду сравнивать молодого Хозашвили с Барышниковым. Но грузинский танцовщик наделен такой несомненной актерской индивидуальностью, что смотреть на него всегда интересно.
«Дуо концертанте» – один из лучших номеров программы, публика принимала его с восторгом.
Алексей Ратманский поставил специально для грузинского театра «Вариации на музыку Бизе». Этот красивенький балет не произвел на меня никакого впечатления. Трудно было себе представить, что его сочинил тот самый хореограф, который создал «Лунного Пьеро» для вечера Вишневой. И даже прелестная Нина Ананиашвили, исполнявшая главную солистку, не изменила впечатления от ничем не примечательной хореографии Ратманского.
 В одну из программ был включен старый балет Ратманского «Сны о Японии», намного более интересный, поставленный изобретательно и с выдумкой (музыка Л.Ето, Н.Ямагучи, А.Тоша). Я, как и все нью-йоркские зрители, видела это произведение Ратманского впервые. До некоторой степени композиция напомнила мне драматургию «Лунного Пьеро». Сначала танцевали все действующие лица – бродячая труппа. Затем артисты разыграли ряд новелл, из которых самая интересная – женщина-змея, убивающая мужчину. Ее превосходно исполняла Нина Ананиашвили. Затем все вместе танцевали финал. Словом, Ратманский поставил «театр в театре» на японскую тему. Конечно, Сергей Филин – мастер, обсуждать его просто нет смысла. Но специально хочу отметить исполнение Лашей Хозашвили миниатюры ««журавль». Как выразительно, образно, пластично он танцевал этот номер! Какой талантливый молодой артист!
Последние удачные балеты, созданные Ратманским, которые я видела, - откровенная и даже подчеркнутая стилизация: то под русский танец, то под итальянский театр или русский декаданс, то под японское искусство. Стилизация «под баланчинские балеты», вроде «Вариаций на музыку Бизе», не удалась Ратманскому, но она не удавалась еще никому. Как будто последователи Баланчина мгновенно превращаются из самостоятельных художников в робких учеников. А потому сразу – скучно.
Неожиданно приятным сюрпризом в программе оказался балет «Сагалобели» другого современного хореографа, тоже русского – Юрия Посохова. Бывший премьер Большого театра, он сейчас занимает положение хореографа в Балете Сан-Франциско. После его безобразной постановки «Золушки» С.Прокофьева на сцене Большого театра я не ждала от него ничего достойного. Но именно Посохов поставил грузинскому театру вполне удачную сюиту на грузинские темы средствами классического танца. Уже один выход девушек на пуантах, имитирующий плавную походку женщин в национальных грузинских танцах, сразу произвел впечатление. И хотя мужской групповой танец напоминал «танец пастухов» из балета Ю.Григоровича «Спартак», но в данном случае аналогия оказалась вполне уместна и соответствовала смыслу и хореографической канве сюиты. Мужчины- танцовщики исполняли свой танец темпераментно, зажигательно, настолько в характере грузинских народных танцев, что публика провожала их бурными аплодисментами. Не скованные классическими канонами, грузинские артисты могли проявить все лучшие качества своего исполнения: мужественность и выразительность.
Лирический дует Нино Гогуа и Василя Акметели, красивейшие грузинские мелодии в исполнении грузинских музыкантов - все в этом балете действительно пленяло сердца зрителей.
В целом надо сказать, что балетная группа, руководимая Ниной Ананиашвили, имеет хороший потенциал. Я видела в прошлом году «Жизель» в их исполнении и до сих пор помню тот спектакль с Ананиашвили и Филиным в главных ролях. Остается только пожелать им успехов и дальнейшего творческого роста.
Фото автора


Комментарии (Всего: 1)

"исполнявшая главную солистку"... позор! как можно так безграмотно писать по-русски и при этом строить из себя критикессу?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *