Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№29 (325)

Центральный парк
Парк этот - гордость Нью-Йорка. И не только оттого, что он огромен, (занимает более 1000 акров), но в первую очередь оттого, что в Манхэттене, где может быть самая дорогая в Америке земля, создан такой райский сад, открытый для всех людей. И, действительно, стоит в душную июльскую жару сойти с расплавленного асфальта улиц в парк, как ты мгновенно оказываешься как бы за городом, где веет нежно ветерок, плещется вода и поют птицы… Да, да, поют, сам слышал! Хотя многие наши жалуются на то, что в Америке они пения птиц не слышат. А вы зайдите в Центральный парк!

Гордость ньюйоркцев и в том, что задуман и создан он давным- давно (по американским меркам) в ХIX столетии. В 1844 году популярный в городе человек, поэт, журналист, издатель газеты “Нью-Йорк пост” Уильям Брайант предложил создать парк. Идея была поистине творческая: не только место отдыха горожан, но и сохранить часть природы доколумбовой эры. «Пусть наши потомки увидят, какой мы застали эту землю, и тут же рядом, во что мы её превратили!» - с пафосом вещал он. И, как говорится, идея ушла в массы. Многие богатые горожане в то время путешествовали по Европе и видели подобные парки. Они горячо поддержали идею Брайанта, но по-американски решили, что в Нью-Йорке это должно быть “лучше и больше”.

И вот уже в 1856 году был куплен за 5,5 миллиона долларов огромный участок площадью в 800 акров, от 59 стрит на юге до 106 стрит на севере, между пятой и восьмой авеню (впоследствии парк дотянули до 110 стрит). Как водится, объявили конкурс на проект создания парка, который выиграл архитектор Калверт Вуд и ландшафтный архитектор (была такая профессия) Фредерик Олмстед. И закипела работа!

Место это было не пригодно для строительства жилья (потому с ним так легко и расстались): огромные валуны, болотца, скальные выступы... Трудились здесь около 20 тысяч человек; из других штатов Новой Англии пригласили инженеров и каменщиков; деревьями и кустарниками занимались мастеровитые немецкие садоводы… Одного только грунта вывезли с территории более 10 миллионов повозок, а освободившееся место засыпали плодородной землёй.

Проект предусматривал бережное сохранение ландшафта, в традициях английского построенного ландшафта: и все время строительства шла борьба между двумя партиями - “презервистами” и “прогрессистами”. Первые настаивали на том, чтобы сохранить как можно больше первозданной природы, как можно меньше вмешиваться в неё; вторые, наоборот же, настаивали на том, чтобы в будущем парке все было приспособлено для нужд отдыхающих, как можно больше дорожек, павильонов, беседок, озер искусственных и т.д. И как водится, в ходе этой борьбы был найден компромисс: парк располагает всем для полноценного отдыха людей и в то же время сохранены участки “дикой” природы доколумбовой эры: примерно 30 скальных выступов и гигантских валунов, которых не касается рука человека (только бомжи спят на разогретых камнях).

Парк был торжественно открыт зимой 1869 года, и самым привлекательным аттракционом в то время были катки на шести искусственных озерах. Ну а весной расцвели все 27 тысяч высаженных кустов и деревьев (сейчас их, естественно, миллионы).

Пешеходные дорожки извивались по всему парку. Если сложить воедино их длину, то это будет путь длиной в 58 миль. Везде расставлены скамейки. Через парк можно проехать с Пятой до Восьмой Авеню в нескольких местах. Это были когда-то старые грунтовые дороги, которые как бы “притопили”, и когда едешь по ним, то парк находится как бы на плато, а ты в глухом ущелье. Под землей, скрытые от глаз, проложены 43 мили дренажных труб; в разных уголках перекинуто 40 мостов….
Зайдем и мы туда. Чего здесь только нет! На Большой Поляне, где свободно размещаются 15 тысяч человек, летом даёт оперные спектакли «Метрополитен опера» … Меломаны собираются загодя со своими легкими переносными стульчиками. Выступают здесь и популярные рок-певцы, и инструментальные ансамбли… И все, конечно, совершенно бесплатно для публики. Расписание этих концертов и спектаклей широко публикуется в прессе.

Можно покататься на взятой напрокат лодочке на озерах с очаровательной спутницей (или спутником), на время отрешившись от житейской суеты. Ну а если вы пошли в парк со всем своим семейством, то как не зайти в зоопарк. Благо их целых два: взрослый и детский. Несмотря на небольшую площадь, в них прекрасный подбор экзотичных животных: морские львы, белые медведи, забавные китайские бамбуковые медведи-панды, пингвины, выдры…

Рядом очень красивое здание из темно красного кирпича, чем-то напоминающее английский замок. Это единственное строение, сохранившееся на территории парка со времен его строительства: в нем размещался когда-то арсенал, где хранили оружие и запасы пороха (ведь это была дальняя окраина города). Сейчас здесь расположилась администрация Центрального парка. Самый дорогой и популярный в городе ресторан “Таверн он зе грин” тоже в парке.
Забавно, что когда-то на этом месте жил пастух, который пас на месте будущего парка отару в 150 овец. Его дом перестроили под таверну, и затем она стала, совсем изменившись, модным рестораном.

Если мы уже заговорили о еде, то вы, гуляя по парку, наверняка увидите павильон с неожиданной надписью “Diary” (молочная). Построено оно было в 1870 году, и здесь действительно можно было выпить чашечку молока. Ну и закусить в парке сейчас не проблема.

Хотите сыграть партию-другую в шахматы? Пожалуйте в уютный шахматный клуб. Более 50 общественных организаций считают Центральный парк родным домом. Тут и любители оздоровительного бега, и планеристы, и будущие актеры и певцы…

На одном из озер регулярно проводят свои первенства моделисты-яхтсмены. Управляемые по радио разнообразные модели яхт проносятся по водной глади.

Место встреч в парке - знаменитый фонтан “Бетезды». Название его связано с евангельской легендой о купальне в Иерусалиме, куда “сходил ангел Господень и возмущал воду”. По преданию, кто успевал первым после ангела войти в ту воду, тот мгновенно исцелялся. В Евангелии от Иоанна прозывается эта купальня - Вифезда. Раскинулся фонтан на широкой площади, с которой ведут две широкие парадные лестницы. Да и к нему самому с другой стороны можно пройти по широкой аллее - Променаду, где вы встретитесь с памятниками многим гениям человечества. Здесь Колумб рядом с Шекспиром, Роберт Бернс, Вальтер Скотт и Христиан Андерсен… Можно посидеть на садовой скамеечке в обществе великих людей, размышляя “о времени и о себе”.

В парк можно войти с разных сторон, входов - неисчислимое множество. Но особенно красив вход со стороны площади Колумба. Он украшен пышным памятником в честь моряков крейсера “Мэн”, погибших в результате взрыва корабля на рейде Гаваны в 1898 году. Это послужило поводом к испанско-американской войне, в конечном результате которой Куба из испанской колонии превратилась в суверенное государство.

Памятник был сооружен в 1913 году. Гранитная стена окружена со всех сторон бронзовыми и мраморными статуями, символизирующими победу, отвагу, стойкость, справедливость, историю, воинскую доблесть. На вершине стены огромная (4,5 метра) женская фигура в раковине, олицетворяющая триумф. Очень любят туристы фотографироваться на фоне этой пышной композиции.

Там, где Шестая Авеню втекает в парк, установлены конные статуи героям антиколониального движения в Латинской Америке - кубинцу Хосе Марти и жителю Венесуэлы Симону Боливару. Правда, последнего мы с вами больше помним по фасону шляпы, который обессмертил великий Пушкин. Помните, в “Евгении Онегине”: «Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар.»

Ну а на стыке Пятой Авеню и 59 стрит не менее пышный вход, украшенный конной статуей героя Гражданской войны генерала Шермана. Правда, жители южных штатов с проклятием произносят это имя, ибо прославился он не столько своими победами на поле брани, сколько тем, что “огнем и мечом” прошелся по южным штатам, воплотив в жизнь свою идею “выжженной земли врага”. И как издевательство над историей, воспринимают они то, что в Нью-Йорке памятник состоит из двух фигур: самого Шермана на коне и женщины с пальмовой ветвью в руке, олицетворением мира, перед ним. Раны жестокой Гражданской войны кровоточат до сих пор в американском обществе.

В городе считается очень престижным жить в доме с видом на Центральный парк. Жители так этим гордятся, что даже на почтовых отправлениях пишут свой адрес не с названием улицы, на которой живут, он с указанием, на какой стороне парка находится их дом; к примеру, Юг Центрального Парка, номер такой-то; или Север Центрального Парка и т. д. Особо ценится Восточная сторона, так называемая Музейная миля, Пятая Авеню с 59 до 110 стрит. Там действительно расположены известные музеи: Метрополитен, коллекция Фрика, Музей Гугенхейма…

В доме 1010 по Пятой Авеню жила Жаклин Кеннеди… В Нью-Йорке шутят, что легче стать сенатором Соединенных Штатов, чем купить квартиру вокруг Центрального парка. Дома-то там кооперативные, и всё решает Совет жильцов, принимать к себе или нет, и, действительно, в свое время отказали в покупке квартиры на Западной стороне и известной певице Мадонне, и не менее знаменитой Шер. Посчитали, что толпы поклонников будут досаждать жильцам, да и репутация певичек несколько скандальная, как говорится, “моральный облик подкачал”. (Такие отказные формулировки сделали бы честь любой партийной организации в бывшем Союзе. Не так ли?).

Тем не менее вокруг парка обитает много знаменитостей. Здесь можно запросто встретить и кинозвезду Алекса Болдуина, и Ким Бесинджер, Гаррисона Форда, Аль Пачино, Джастин Хоффмана, Брюса Уиллиса. Живут в этом районе известные модельеры Дона Коран и Келвин Кляйн….

Когда я провожу экскурсию по городу, то обязательно подъезжаю к семиэтажному дому на Восьмой Авеню и 72 стрит, который носит имя “Дакота”. Построил его в далеком 1884 году архитектор Генри Гандерберг, большой поклонник французской архитектуры. Дом строился для очень богатых людей, которые хотели приобрести квартиру за городом. Комнаты были отделаны роскошно: мраморная облицовка каминов, дубовые потолки, медные перила и ручки. Внешняя отделка дома до сих пор поражает своей вычурностью: мансардные окна, балконы, коньки, эркеры, остроконечные шпили… Горожане шутили: “Дом так далек, как в штате Дакота!”. Хозяин здания оказался человеком с юмором; Дакота так Дакота, и приказал высечь над входом барельеф головы индейца (в Дакоте много индейских резерваций). Так этот дом и прозывается до сих пор: Дакота.

Но вожу я туда туристов не из-за архитектурных красот. В этом доме на седьмом этаже жил великий певец и композитор, участник легендарной группы “Биттлз” Джон Леннон. Здесь же его и убили. Убийца поджидал Джона у крытого входа во двор дома на 72-ой стрит и дважды выстрелил ему в спину (этим он хотел прославиться!), а затем спокойно дожидался полиции, читая роман Сэлинджера “Над пропастью во ржи”. На месте гибели летом регулярно появляются трогательные букетики полевых цветов.

Его вдова, Йоко Оно, до сих пор живет в этом доме. Там же, недалеко от Дакоты, уже в парке, находится “Земляничная поляна”, которую облюбовали поклонники “Биттлз”. Здесь установлена мемориальная плита, на которой выбиты слова из песни Джона Леннона: « Представьте себе, что все люди на земле живут в мире…».

Установлена эта плита 9 октября 1985 года в присутствии представителей 121 страны, съехавшихся на это событие. Здесь всегда люди, здесь всегда звучат песни Леннона, здесь навсегда поселилась память о легендарном певце!

Часть 19. ООН

Вернуться к оглавлению