ankara escort

BОRО-графия Нью-Йорка: риджвуд

История далекая и близкая
№2 (612)

Риджвуд – один из немногих районов Большого Яблока, основателями которого стали немцы, а не голландцы.
Первые переселенцы из Германии обосновались здесь в начале XVIII века. В основном они занимались выращиванием пшеницы, овса и ячменя, а также разведением мелкого рогатого скота. Часть жителей была родом из баварских Альп и быстро разбогатела за счёт продажи «фирменных» сыров, шоколада и вяленого мяса.
Голландцы, проживавшие в соседних районах, поражались трудоспособности немцев из Риджвуда. «Рабочий день германцев начинается в 4 часа утра и заканчивается в 7 часов вечера. У нас даже лошади не могут работать столько часов подряд», - с завистью и некоторым презрением говорили голландцы.
К 1714 году Риджвуд выглядел как типичная немецкая деревня того времени. Никто из жителей не говорил на других языках и даже не выражал желания их изучать. Крупные ирландские и голландские торговцы, ведущие бизнес с немцами из Риджвуда, были вынуждены брать с собой переводчика, так как здешние фермеры ставили подпись только на контрактах, составленных на немецком языке.
Риджвуд был независимым и отрезанным от внешнего мира районом вплоть до 1860 года, пока сюда не была подведена железнодорожная ветка. Сразу после этого события в район ринулись тысячи голландцев, ирландцев и англичан. Во-первых, их привлекал здешний уровень жизни (цены на продукты, товары и услуги были на 15% - 20% ниже, чем в Бруклине и других частях Квинса). Во-вторых, Риджвуд обеспечивал замечательные условия для ведения собственного дела. К примеру, одних только хлебных пекарен в 1868 году здесь открылось более ста.
Типичной жилой постройкой для тех лет был массивный двухэтажный дом с девятью окнами на фасаде здания (наподобие изображённого на фотографии дома, принадлежащего в 1850 – 1910 годах фермерскому семейству Джона и Барбары Ринг).
Символом Риджвуда в первой половине XX столетия стали пивоварни, снабжавшие пенным напитком почти всё восточное побережье. Одну из самых известных пивоварен основал немец Конрад Эрих, имевший голландские корни, в 1900 году на пересечении авеню Wyckoff и улицы Halsey. Гигантское здание с огромной вывеской Eurich Brewery, занимавшее почти четыре блока, охранялось не хуже любого банка. На окнах были установлены решётки, а на пяти имеющихся выходах круглосуточно дежурили охранники.
Такие меры предосторожности пришлось ввести после того, как с завода участились кражи пивной тары – 50-галлоных (185 литров) деревянных бочек. Такие бочки, специально изготавливавшиеся на деревоперерабатывающем заводе в Бруклине, пользовались большой популярностью в продуктовых бизнесах. Тару можно было подпольно продать за $15 при её настоящей цене в $32. Рабочие настолько проворовались, что со временем Эриху некуда было  заливать пиво.  
Помимо борьбы с ворами, хозяину пивоварни приходилось воевать и с беспробудным пьянством своих подчинённых. «Это непостижимо, - возмущался Эрих. – Утром на завод приходят две с половиной тысячи работников, а к вечеру оттуда выходит только две тысячи, потому что каждый пятый сотрудник не может держаться на ногах и засыпает на своём рабочем месте».
К концу рабочего дня около пивного завода собирались десятки воров и грабителей, готовых  обчистить карманы «подвыпивших» трудяг. В 1902 году прямо около пивоварни зарезали двоих заместителей Эриха. У одного из них был украден золотой портсигар, украшенный бриллиантами, стоимостью свыше $10 тысяч.
Поскольку в пивоварне и в её окрестностях происходило большое количество преступлений и несчастных случаев, Конрада Эриха ненавидели все – от полицейских и врачей экстренной помощи, которым по 24 часа в сутки приходилось дежурить на опасной территории, до родственников и жён спивавшихся чернорабочих. В результате Эрих вынужден был продать свой бизнес группе бизнесменов из Коннектикута. Пивоварню переименовали в Elm Brewing Company. Однако уже в 1907 году эта компания обанкротилась из-за высокой конкуренции.
Единственная пивоварня, просуществовавшая в Риджвуде более сорока лет, была Frank Brewery на авеню Cypress и улице Hancock. Четырнадцать сортов пива варились по старинному немецкому рецепту, хранившемуся в строжайшей тайне. Примечательно, что владельцы Frank Brewery при найме на работу отдавали предпочтение женщинам. Считалось, что представительницы слабого пола равнодушны к пенному напитку. 
Помимо пивоварен, район пестрил десятками банков. Самым известным стал Риджвудский национальный банк (Ridgewood National Bank - RNB), здание которого спроектировал известный архитектор Луис Бергер. Для стопроцентной безопасности он оборудовал банковское хранилище двухметровыми бетонными стенами с железным каркасом и массивной кованой дверью с четырьмя замками. Бергер утверждал, что хранилище в RNB – самое неприступное в Соединённых Штатах. По слухам, в сейфах этого банка в 1910-х годах хранилось до $20 млн.
Владелец RNB Эндрю Рид лично проводил беседы с каждым клиентом, пожелавшим открыть счёт в престижном банке. Как это ни странно, но первый вопрос, который задавал Рид, звучал так: «Есть ли у вас вредные привычки? И если да, то сколько денег ежемесячно вы тратите на их удовлетворение?» Больше всего Рид ненавидел людей, увлекающихся азартными играми. Как правило, им всегда отказывали в банковских услугах. 
К началу второй половины XX века Риджвуд превращается в полноценный район Нью-Йорка. Сюда перебираются тысячи иммигрантов из Пуэрто-Рико и Югославии. В 1961 году авеню Myrtle признаётся одной из самых успешных в торговом плане улиц Квинса. «У нас есть всё, что вам нужно, и даже немного больше», - гласит огромная рекламная растяжка Myrtle Avenue.
Недвижимость в районе так быстро выросла в цене, что застройщики предпочли строить здания по системе «block-by-block», то есть впритык друг к другу. В период «массовой перестройки» здесь было всего три типа зданий, именуемых в честь застройщиков: «дома Мэтью» (Matthews Flats) – билдинги, рассчитанные на шесть семей, «дома Ринг-Гибсона» (Ring-Gibson Houses) – билдинги на две или четыре семьи с маленькими магазинчиками на первом этаже, «дома Стайера» (Stier Houses) – односемейные дома.
Риджвуд сегодня – это невероятно богатый на исторические памятники район. Примерно четверть из них посвящены войне в Корее 1950 – 1953 гг. В это время здесь обосновалась пятитысячная корейская диаспора, сбежавшая от военного конфликта. Помимо «маленькой Кореи», в Риджвуде есть «маленькая Испания», «маленькая Словения» и, конечно же, «маленькая Германия».
Самым известным монументом является «Мемориал героев», установленный в честь американских солдат, погибших в разных горячих точках. Несколько раз в году жители собираются около этого монумента, чтобы возложить свежие цветы и почтить память героев.
Если вы будете прогуливаться по Myrtle Avenue, дорогие читатели, обязательно посетите Venditti Square. Этот маленький парк со странной башней с часами посреди дороги основан в честь офицера нью-йоркской полиции детектива Энтони Вендитти. В начале 80-х он объявил беспощадную войну мафиозным кланам Квинса и практически в одиночку отправил за решётку четырёх влиятельных членов итальянской мафии. Вендитти неоднократно угрожали кровавой расправой, однако он считал себя фаталистом и каждый раз отказывался от дополнительной охраны, которую ему предлагал NYPD. 21 января 1986 года, когда Вендитти обедал со своим напарником в дайнере, в него было произведено полтора десятка выстрелов. Он скончался на месте. Задержанный убийца позднее признался, что исполнял «волю мафиозных боссов с Сицилии».
Ещё одним доблестным героем Риджвуда считается полицейский Рамон Суарез, погибший при крушении башен-близнецов 11 сентября 2001 года. Он сумел вынести из рушащегося здания Всемирного торгового центра двух раненых детей и беременную женщину. Как только он забежал в здание в очередной раз, оно обрушилось. В честь Рамона Суареза названа школа на Cypress Avenue и Weirfield Street.
Красоты Риджвуда можно увидеть в эпизодах популярных голливудских фильмов «Французский связной» (The French Connection) и «Странники» (The Wanderers), а также телесериале «Сопрано» (The Sopranos). В районе долгое время проживал известный фокусник и экстрасенс Гарри Гудини, киноактёры Джемс Кагни и Эрик Вест, певица Джанет Ортега и бейсболист Фил Резутто.
Риджвуд – это единственный район Квинса, в котором уже на протяжении ста лет издаётся своя газета – Ridgewood Times (недавно она была переименована в Times Newsweekly). Она не только оперативно сообщает обо всех новостях бурной жизни  комьюнити, но и время от времени обращается к вечному спору на тему: «К какой территории - Квинса или Бруклина на самом деле относится Риджвуд?»
Историки кардинально расходятся в ответах на этот вопрос. По одной из самых распространённых версий, Риджвуд всегда принадлежал Бруклину и стал частью Квинса из-за грубой ошибки работников нью-йоркских архивов. Однако правда это или нет – не известно...