В тесноте, да не в обиде?

Из штата в штат
№29 (325)

Существует ли нашей стране такая проблема, как жилищная перенаселенность? Увы... Более того, за период между двумя переписями населения, 1990 и 2000 годов, она возросла на 36 процентов. Общее же количество семей (представители различных поколений, живущие под общей крышей, их статус определяется термином households), проживающих в стесненных, по американским меркам, условиях, составило 6,1 млн. семей. Необходимо отметить, что до 90-х этот показатель неуклонно снижался, но затем, как видим, наметилась обратная тенденция.
Стандарты перенаселенности в США постоянно менялись, но свой нынешний вид приобрели в 1960 году - в среднем на одну комнату должно приходится немногим более 1 человека. Десятью годами ранее эксперты пришли к заключению, что перенаселенность – это когда на одну комнату приходиться не менее 1,5 человека, но затем требования к «качеству жизни» были смягчены.
В воображении читателя, в связи с обсуждаемой проблемой, могут возникнуть картины жуткой стесненности, всплыть в памяти всем нам до боли (хотя, кому как) знакомые советские комуналки. В США таких же «общежитий» тоже было немало, правда, довольно-таки давно, где-то в начале прошлого века. Нынешнее совместное проживание в одной квартире нескольких, незнакомых до того друг другу, человек (roommates), конечно же, не может идти ни в какое сравнение с той теснотой, которая наблюдалась в районах компактного проживания иммигрантов конца XIX - начала XX века, например, в Манхэттене.
Перенаселенность начала XXI века - явление совершенно иного рода. Во-первых, она не ограничивается городскими районами, населенными малоимущими или иммигрантами. Под нынешние стандарты перенаселенности подпадают и многие районы, в которых живут представители среднего класса, и даже богатые пригородные зоны. При этом нужно обратить внимание на то, что нынешняя перенаселенность, носящая безусловно относительный характер, беспокоит местные власти отнюдь не в плане гигиены и санитарии, как в прошлом, с этим как раз в большинстве случаев все в порядке, а с культурными различиями между «коренным» населением и новоприбывшими, например, из стран Латинской Америки, Южной и Юго-Восточной Азии, которые традиционно живут у себя на родине большими семьями в значительно меньших, чем в США, квартирах. Чего не скажешь об американцах, привыкших к комфорту, особенно, если речь идет об одноэтажной Америке.
Местных владельцев недвижимости, конечно, можно понять. Большие иммигрантские семьи, начинающие оседать в районах, где их раньше практически не было, начинают влиять на изменение сложившегося здесь уклада жизни. Нарушается стабильность, а вместе с ней нередко падает и стоимость дома. Ведь если у вас появилось шумное соседство (шумное-то оно с точки зрения местного жителя, привыкшего к иной обстановке), то продать его своему брату-американцу уже будет намного сложнее.
Недовольны и местные власти, которым приходится тратить больше денег на предоставляемые услуги новым жильцам, не собирая при этом больше налогов. Раньше-то в односемейном доме, к примеру, жила семья из 4-х человек, а теперь в нем обитает 10-12 человек. То есть людей стало больше, а размер налога на недвижимость ничуть не изменился. Вмешаться в происходящий процесс местные власти практически не могут. Штатные законы не воспрещают жить под одной крышей нескольким поколениям родственников, а если при этом соблюдаются пожарные и санитарные нормы, то придраться и вовсе не к чему. И все-таки власти не сидят, сложа руки, они вынужденны под давлением избирателей хоть как-то видоизменять местные инструкции. Правда, стараясь при этом не ущемить права иммигрантов, чтобы, не дай Бог, не быть обвиненными в дискриминации или желании тихой сапой избавиться от новых владельцев недвижимости.
Газета USA Today привела недавно факты местного законотворчества, призванного внести определенные изменения в жилищные кодексы.
К примеру, в городе Маунт-Вернон, штат Вашингтон, не так давно приняли решение о том, сколько человек, не являющихся родственниками, может проживать в доме, рассчитанном на одну семью. Не более восьми, гласит теперь новый местный закон, а не по 20 человек, как это имело и продолжает иметь место. Закон-то принят, возникает вопрос будет ли он выполняться? Кроме того, новое положение не препятствует увеличению нормы проживания, если жильцы – родственники. Пока же, по словам старожилов, их привычный уклад жизни оказался нарушенным, город явно приобрел другой вид: многие дома превратились чуть ли не в общежития, вчера еще почти пустая проезжая часть оказалась забитой машинами новоселов. Так что еще вчерашний для местных жителей рай начинает постепенно превращаться в некое подобие ада...
Не позавидуешь и жителям одного из самых богатых графств, Fairfax County, одного из пригородов столицы Соединенных Штатов. Вроде бы ничего страшного не случилось, и в эти места проживания добропорядочных граждан с большими доходами не переехали беспокойные соседи из неблагополучных районов столицы. Да и откуда им, малоимущим, здесь взяться. Но все познается в сравнении. Для жителей графства привычным было, например, видеть ухоженные лужайки около домов, пейзаж, радующий глаз и сердце. А теперь, жалуются они, из-за новых соседей, большинство которых составляют иммигранты, внешний вид городков разительно изменился. Лужайки превратились в места парковки, иногда до полдюжины на один дом. Ну, и что, пожмет плечами читатель, нам эти картины знакомы. Нам то да, но для тихого и сонного Fairfax County это стало чуть ли не татаро-монгольским нашествием. Результатом недовольства местных жителей стали изданные недавно местной властью распоряжения о запрещении парковки автомобилей на траве перед домом, плюс ограничения на размеры асфальтированной площадки перед домом. Новые инструкции были приняты, несмотря на возражения адвокатов иммигрантов, доказывавших, что подготавливаемые властями меры ущемят в правах их клиентов. Ведь приобретенные ими дома обошлись им намного дороже, чем в прошлом старожилам, а несколько машин в доме – необходимость, ведь надо же многочисленным членам семьи как-то добираться до работы. Однако переживать больше должны бы старожилы. Даже если местные власти и принимают меры, которые не нравятся новоприбывшим, реализовать их сложно, так как они в большинстве случаев вступают в противоречие со штатными законами.
Проиллюстрировать это можно на примере графства Санта Ана в Калифорнии, где значительна испаноязычная община. Попытки поставить местную законодательную преграду перенаселенности закончились ничем. И положение, требующее, чтобы в квартире с одной спальней жило не 10 человек, а 5, и более жесткие пожарные инструкции разбились о штатные инструкции. Возможно, штатные инструкции и устарели, как утверждают сторонники новаций, но ведь их в Легислатуре «золотого» штата менять пока не намерены.
По мнению экспертов, тенденция перенаселенности будет усиливаться, так как иммигранты готовы жить в стесненных жилищных условиях, но экономить на квартплате. Кстати, подобными соображениями руководствуются не только новоприбывшие, но и сотни тысяч американцев с небольшими или средними доходами.
По данным газеты USA Today, больше всего перенаселенных домов и квартир располагаются в 5 графствах, в которых новоприбывших традиционно много. На первом месте графство Лос-Анджелес, за которым следуют Майами-Дейд (Флорида), Орендж (Калифорния), а 4 и 5 места за Нью-Йорком: Бронкс и Квинс. Американские жилищные стандарты представляются многим выходцам из стран Азии или Латинской Америки слишком уж завышенными. Впрочем, как и многим из нас, иммигрантам из бывшего Союза. Однако, в отличие от китайцев или латинос, мы, как и американцы, стремимся поскорее отделиться от старших, избавляясь от «общинной» укладности довольно быстро. Избавляются от нее и индийцы, и китайцы, и испаноязычные, и, как говорят демографы, но у них этот процесс растягивается на долгие годы. Что поделать, различие культур влечет за собой и различное определение комфорта. Американцы это понимают, но им от этого не легче...