Предвыборные страсти оппозиции и власти

В мире
№51 (609)

В политической жизни Грузии “перебор” в “очко” превратился в “чертову дюжину”, а затем в “великолепную семерку”. Речь идет о количестве претендентов на высший пост в государстве. То, что делают эти люди, и то, что происходит вокруг них, напоминает трагикомедию, каждый акт которой поставлен разными режиссерами. И, как говорится, это могло бы выглядеть смешным, если бы не было столь печальным.
Как только было объявлено, что 5 января в стране будут избирать президента, о своем желании сесть в это кресло заявили аж 22 человека. Для маленькой страны количество, прямо скажем, рекордное. Впрочем, кто в Грузии не хочет стать самым главным князем или хотя бы “засветиться” на политической арене!
Однако каждому, метящему в президенты, надо было собрать по 50 тысяч подписей, чтобы его зарегистрировала Центральная избирательная комиссия (ЦИК). И эта реалия возобладала над амбициями. Часть претендентов, полюбовавшись на собственные фамилии в списке, сняла свои кандидатуры, обставляя это разными красивыми словами. Так, срочно приехавший из Баку лидер Международного совета азербайджанцев Грузии заявил, что не ставил вопрос о победе, а просто хотел “добиться активности национальных меньшинств”. Другие не имевшие реальных шансов господа были настолько неопытны, что не смогли даже правильно оформить документы. И когда именно за это председателя националистического “Общества Ильи Праведного” сняли “с дистанции”, он прибег к популярному в Грузии методу протеста – объявил голодовку.
В общем, из 22-х желающих ЦИК приняла документы лишь у 13-ти, пересчитала подписи их сторонников и определила окончательное число – 7. Естественно, отсеянные подали в суд, заявляя, что в ЦИК потеряли или искусственно сократили часть подписей.
Естественно, в исках им отказывают. А историк Шалва Церцвадзе своим протестом против отказа в регистрации переплюнул всех остальных неудачников – попытался повеситься, и не где-нибудь, а перед посольством Германии. Когда полицейские вынули его из петли, он сделал удивительное заявление: если ему не предоставят эфирное время на телевидении, он повторит попытку суицида, но готов отказаться от этого, если... получит политическое убежище в одной из западных стран.
Конечно же, “великолепной семерке”, вышедшей на финишную прямую, подобные фарсы чужды. В ней все - испытанные борцы за власть и с властью, каждый имеет немало сторонников, умеет дискутировать и знает, какой аудитории что надо обещать. Разница между ними лишь в том, что возможность поскорее реализовать свои обещания имеет лишь Михаил Саакашвили, вовсю пользующийся пресловутым административным ресурсом. Его соперники уже устали спорить с этим и теперь упор делают на то, что высокопоставленные госчиновники не имеют права в служебное время участвовать в избирательной кампании, исполняя все указания одного из кандидатов.
Но министры, мэры и другие большие начальники отвечают: мы - члены партии, возглавляемой Саакашвили, и поэтому слушаемся своего лидера. Вот и иди, соперничай с Мишей, когда многое из того, что он обещает, его команда, стоящая у власти, тут же воплощает в широко разрекламированные шаги навстречу пожеланиям трудящихся. Остается только удивляться, почему эти шаги не были сделаны раньше, до избирательной кампании.
Еще все удивляются, откуда берутся деньги, позволяющие Саакашвили не исчезать с экрана проправительственного канала “Рустави-2”. Ведь 30 секунд политической рекламы в прайм-тайм стоят там от $9.350 до $15.400 – в зависимости от популярности передач. Для Грузии – сумасшедшие деньги.
А каждая встреча Михаила Николаевича с избирателями оперативно появляется в 4-минутном рекламном ролике, который прокручивается по нескольку раз в день. Вот и задаются многие вопросом: а может, верноподданный канал бесплатно предоставляет для политической рекламы Саакашвили время, “неподъемное” для его конкурентов из-за высокой цены?
В ответ на все эти вопросы и удивления в избирательном штабе экс-президента поясняют: “Единственное, что он использует за счет госбюджета, - личная охрана, и это право ему дает законодательство Грузии, как и всем бывшим президентам. Что же касается автомобиля, вертолета, билбордов, офисов и всего другого - они финансируются на средства правящей партии”. Что ж, бюджету такой партии и источникам его пополнения можно только позавидовать.
Ну а что же другие претенденты на президентский пост? Пока Саакашвили проносится по городам и весям на вертолете или по дорогам, расчищенным берущей под козырек полицией, они пытаются добраться до избирателей в меру своих возможностей. Кто-то организует автоколонну, чтобы охватить сразу несколько населенных пунктов. Кому-то хватает средств только на “точечные” выезды. А кто-то и вовсе делает упор на встречи в столице. Но проблема у всех общая: в регионах на их избирательные штабы власть оказывает серьезнейшее давление - и моральное и физическое, не гнушаясь откровенными провокациями и запугиванием потенциальных избирателей.
Нет среди этих соперников лишь бизнесмена Бадри Патаркацишвили. Против него возбуждено уголовное дело по обвинению в подстрекательстве к беспорядкам и призыве к насильственному свержению власти. Правда, по закону кандидат в президенты имеет неприкосновенность, но если ЦИК даст согласие на соответствующее ходатайство Генпрокуратуры, его все-таки могут арестовать. Поэтому избирательный штаб олигарха потребовал от властей дополнительных гарантий неприкосновенности, но власти делать этого не собираются.
А министр юстиции Эка Ткешелашвили еще и заявила: “Это - предвыборная уловка для создания имиджа беженца. Что касается начала правового преследования кандидата, то если есть основания для него, это - другая реальность”.
Так что штабисты посоветовали Патаркацишвили не приезжать, и его обещание вернуться через 2 дня после открытия телеканала “Имеди” пока не выполнено. Но и из лондонского далека мудрый Бадри сделал мощный предвыборный ход. В Грузии заговорили о том, что он пообещал в случае избрания целых два года оплачивать населению все расходы на электричество и газ. В его штабе это не опровергли и не подтвердили, а туманно сообщили, что, став президентом, их кандидат собирается потратить на социальные нужды страны свой личный миллиард долларов. О таком подарке может мечтать любой народ, и кое-кто из остальных кандидатов поспешил пообещать нечто подобное. А Саакашвили тут же заявил, что уже давно озабочен трудностями простых людей, поэтому неимущим и беженцам из Абхазии списываются долги за энергоносители, накопившиеся в первом полугодии.
 Однако пиар-кампании - одно дело, а предвыборная реальность – совсем другое. И в этой реальности вдруг выяснилось, что в Грузии, население которой сейчас едва переваливает за 4 миллиона, зарегистрировано... свыше 3 миллионов 300 тысяч избирателей. То есть почти на миллион больше, чем на президентских выборах 4 года назад.
Оппозиция тут же заявила, что такое может произойти разве что у китайцев, а не у нации, которую ООН грозит причислить к “вымирающим”. И что для такого прироста люди должны рождаться уже в возрасте, дающем право на голосование.
Соперники Миши стали перепроверять списки на избирательных участках, и на каждом из них обнаруживают в среднем по 60 умерших, переехавших по другому адресу или вообще покинувших Грузию граждан. А таких участков в стране – 3.447. Произведя несложное арифметическое действие, оппозиционеры утверждают, что так создается “ресурс” Саакашвили – ему припишут “голоса” всех “мертвых душ”.
Но это не единственный скандал. Экономисты подсчитали, что предвыборные обещания Саакашвили “тянут” на 9 миллиардов баксов, а ежегодный бюджет Грузии не превышает $5,5 миллиарда. Госминистр по вопросам экономических реформ Каха Бенукидзе ответил на это весьма расплывчато: “Правительство хорошо рассчитало бюджет, и инициированные обещания кандидата от правящей партии предполагают не только механическую трату денег из бюджета, но и из других статей”.
Вот такие предвыборные страсти, подогреваемые кавказским темпераментом, кипят в Грузии.
Но есть опасность, что в зависимости от обстоятельств пар могут выпустить совсем в другую – абхазскую сторону. Дело в том, что в Гальском районе Абхазии живут грузины, многие из которых собираются сходить через реку Риони в Грузию - поучаствовать в голосовании. Именно в этом районе появились предвыборные плакаты Саакашвили. Абхазская милиция стала патрулировать местность и сорвала их, но из Тбилиси обещают прислать еще.
Конечно же, это взбесило сухумские власти, заявившие, что каждый, кто хочет участвовать в политической жизни Грузии, может убираться туда навсегда. И вот и.о. президента Нино Бурджанадзе сообщила: у нее есть информация, что власти Абхазии собираются устроить гальцам экзекуцию.
“Этот район - территория Грузии, и я не рекомендую проводить в нем экзекуционные меры, поскольку, естественно, на это будет адекватное реагирование международного сообщества. А мы громко ответим на любое незаконное действие”, - пригрозила она.
Всем ясно, что “громкий ответ” – это военные действия. И они могут прийтись очень кстати, если понадобится объединить население после выборов 5 января.
 Обстановка-то в стране может обостриться: почти нет сомнений, что кто бы ни победил – Саакашвили или представитель оппозиции, - проигравший будет оспаривать результат, а это грозит новыми беспорядками.
Так что “абхазская отдушина” придется очень кстати.