Чудесное снадобье

Мир страстей человеческих
№10 (881)

 

Генри Франкофт чувствовал себя наблюдающим за соседним эскалатором. Причем тот, на котором он стоял сам, находился в хроническом ремонте, из которого никак не мог выбраться. Мимо проезжали люди разных возрастов, специальностей и цвета кожи, а он стоял на месте, провожая их завистливым взглядом. И хотя его с детства учили, что зависть - нехорошее чувство, и желательно в жизни обходиться без нее, но с годами она все больше и больше завладевала его мыслями.
Завидовать хотелось всем. И тем, кто более успешно делает карьеру, и сумевшим найти свое личное счастье, и имеющим хороших друзей и надежные связи, без которых в современной жизни не обойтись. Их было слишком много, а он - один, безнадежно отстающий от окружающих. Все его попытки настичь обгоняющих оканчивались неудачей. Они как бы жили в разных мирах, на разных скоростях, и нечего с этим нельзя было поделать.


“Мне нужен какой-то толчок, некое откровение. - Уговаривал сам себя Франкофт, - тогда я смогу вырваться за продиктованные мне кем-то переделы, и наверстать упущенное. Но как этого добиться?”


Разные мысли приходили в голову, но все они откровенно попахивали авантюрой, которую Генри изначально опровергал. Он привык к неспешному, продуманному образу жизни, где все разложено по своим полочкам и расписано на многие недели вперед. Жаль только, что возможные успехи и прорывы в это расписание никоим образом не укладывались.
Его сосед Роб Густил, заглядывавший к Генри на “огонек”, любил повторять:


- Одним в этой жизни везет, а другие предоставлены сами себе. И мы из второй категории, парень.


Хотя сосед был женат, воспитывал двух детей и время от времени продвигался по службе. Причем, о последнем старался умалчивать, дабы кто-нибудь не “сглазил”.


Франкофт соглашался, приглашал Роба за стол, угощал, чем придется, - тот никогда не отказывал хозяину, - и вместе с ним рассуждал о счастливчиках и неудачниках. Вернее, о первых, так как они были у всех на виду, а вторых было крайне трудно заметить.


В очередной визит Густил принес газету, и развернув ее, прочитал объявление на одной из внутренних страниц: “Колдунья Магда, властительница белой и черной магии, привораживает любимых, избавляет от порчи, предохраняет от невзгод и располагает к успеху во всех сферах жизни!”


- Словом, чудеса на все случаи жизни, - заметил Генри. - Остается только позвонить по указанному телефону и встретиться с сиятельной ворожеей.


- Больше ничего не остается, - рассудил сосед. - Мне, конечно, незачем к ней идти, а вот вам, господин Франкофт, в самый раз. У вас есть время для будущего, и для того, чтобы его изменить.


- Нет, магия и услуги ведьм - темная наука, - отмахнулся Генри. - К сожалению, я не верю в их колдовскую силу, как бы много об этом не писали в различных изданиях.


- Можно не верить, а попробовать не помешает... - задумался Густил. - Была не была! Я готов профинансировать ваш поход, если уж вы такой скептик.


- Нет, с какой стати! - возмутился Франкофт, - У меня есть деньги! Просто, я считаю: не стоит тратить время зря и предаваться бездумным надеждам или верить неисполнимым обещаниям.


- Сходите и увидите, - предложил сосед. - Чем черт не шутит...


- А что? Пойду! - решил Генри. - В любом случае, будет интересно.


* * *

В полутемной приемной его встретила высокая красивая шатенка и предложила присесть на диван.


- Габриэль, секретарша Магды, - представилась она. - Вы по конкретному вопросу или вас интересует нечто общее?


- Конечно, по конкретному, - пожал плечами Генри. - А как иначе?


Секретарша включила компьютер и набрала его имя и фамилию.


- Да, есть запись на прием. Заодно мы проверили вас по нескольким спискам и базам, и можем сказать, что у вас все должно быть в порядке.


- Если бы... - вздохнул Франкофт.


- Не волнуйтесь. Магда сделает все, что в ее силах. Она в этом деле творит поразительные вещи. Сама бы не поверила, если бы не убедилась на собственном опыте. Мы практикуем не просто банальное колдовство, а используем знания, собранные на протяжении столетий.


- Но ведьм в средние века и несколько позже сжигали на кострах? - припомнил уроки истории Генри.


- Отнюдь не всех, и отнюдь не ведьм, - с улыбкой ответила Габриэль. - Впрочем, не буду отнимать у вас время - Магда ждет вас, и вы уже близки к исполнению всех своих самых заветных желаний!


В комнате стоял стол, на котором царил большой стеклянный шар. А за ним, попадая под прямые лучи, исходящие от четырех свечей, расставленных по углам помещения, проглядывал силуэт женщины. Она подошла поближе, стоило Генри сделать несколько осторожных шагов.


- Садитесь, - сказала она. - Теперь я вас выслушаю, и мы посмотрим, как эффективнее решить вашу проблему. Кстати, в чем она?


- У меня многое не получается. Я словно топчусь на месте, когда другие идут вперед, - признался Франкофт.


- Любовь, карьера, что-то еще? - попыталась понять колдунья.


- Все скопом, - развел он руками. - Я уже несколько лет хорошо работаю, но меня никто не продвигает по службе, девушкам не нравятся моя внешность и шутки, а все попытки завести друзей заканчиваются неудачей. Да и живу я в плохом районе, где по вечерам вопят подростки, а ночью лучше не высовывать носа из-за уличных банд.


- Да, вам надо изменить мнение окружающих о себе, - задумалась Магда. - И здесь у нас есть кое-что, способное перевести в другую плоскость общую картину. Но для начала мне потребуется ваша левая рука.


Генри не понял, но протянул ей свою левую ладонь.


- Замечательно, - улыбнулась колдунья. - Больно не будет, можете не волноваться.


Затем, вынув иголку, легко проколола безымянный палец посетителя, оставив на нем алое пятнышко крови.


- Сейчас, еще секунду, - прошептала она и стеклом сняла с кожи пару капель. - Это мне нужно для приготовления состава.


- Какого состава? - удивился Франкофт. - Я должен буду что-то с ним делать? Выпить? Или давать пить другим, размешав с кофе или с чаем?


- Исключительно сами. Он подействует так, что вы преобразитесь в глазах близких к вам людей - тех, что находятся в вашем непосредственном окружении, да и других тоже. Вы станете для них настоящим принцем, перед которым принято с поклоном открывать двери.


- Как в сказке о Золушке? - улыбнулся Генри.


- Примерно так. Карета, кучер, лошади, новый костюм и все остальное, включая хрустальные туфли. Как полагается. При этом вас не только заметят, но и воздадут соответствующие почести, что как раз в данном случае и требуется. 


- Согласен, - кивнул Франкофт, - если это не повлияет на мой организм. Я имею в виду негативное воздействие.


- Абсолютно не повлияет, - заметила колдунья. - Вы ведь находитесь под защитой моей магии.


Она отошла к другому столику, находящемуся у противоположной стены, где стоял открытый ящик с пробирками. Выбрала три из них, накапала из каждой в пустой стакан, затем налила туда воду, размешала все как следует ложкой, добавив каплю крови Генри. И снова стала мешать, приговаривая какие-то еле слышные непонятные слова.


Франкофту стало не по себе, но он продолжал внимательно наблюдать за Магдой: ведь в любом случае пить эту жидкость придется ему. Он еще не знал, на что решиться: обуревало желание отказаться в последний момент и, заплатив за прием, поскорее убраться отсюда. Но Генри сдерживал себя, рассчитывая на лучшее. Если уж выбрал эту дорогу, то надо идти по ней до конца.


- Отлично, - сказала сама себе колдунья, приготовив состав и попробовав его ложечкой. - Это то, что вам требуется. Выпейте залпом, на вкус вполне терпимо.


- Понял. - Франкофт взял стакан с мутноватой жидкостью и, помедлив несколько секунд, выпил ее, почувствовав лишь небольшое жжение во рту.


- Теперь вам остается лишь немного подождать, - предупредила Магда. - Снадобье начнет действовать через четыре часа, и его аура будет сохраняться над вами в течение трех дней. Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы коренным образом изменить вашу жизнь.


- Есть какие-то противопоказания? - осведомился Генри. - Мне нельзя что-то есть или пить? Пользоваться автомобилем или смотреть на свое отражение в зеркало?


- Поменьше читайте всякую ерунду в интернете, - рассмеялась колдунья. - Вы отныне можете все, вы - само совершенство, и должны помнить это. Но на три дня... Потом моя магия теряет свою силу...


- И надо будет снова выпить снадобье? - предположил Франкофт.


- Нет, - покачала головой Магда. - Его можно употребить только один раз. Второе воздействие противопоказано, так как способно привести к обратному результату.


- Что же мне тогда делать? Потом?.. - спросил Генри.


- Постарайтесь убедить всех, кто в вас поверил, что тыква и на самом деле позолоченная карета, а кучер - не крыса. Если вы будете настойчивы, у вас может получиться многое. В любом случае, приходите ко мне спустя пару недель - нам будет о чем
поговорить.

 
И заметив, что посетитель еще топчется в нерешительности на месте, добавила:


- Все финансовые вопросы решайте с Габриэль...


* * *

В бар “Вечеринка” Франкофт ходил постоянно. У одних есть свои пабы, у других - бары. Пусть там тебя не все замечают, но человек возле стойки всегда поздоровается и нальет именно то, что тебе по нраву. Такое если и не радует, то повышает настроение. Значит здесь ты - “свой”.


- Привет, Генри, - сказал Чарльз, протягивая руку к бутылке на полке, - ты сегодня... Нет!


Он отдернул пальцы и с удивлением уставился на Франкофта.


- Что с тобой? Ты совсем другой!


- Какой?!


- Не знаю... Устроился на новую работу? Выиграл миллион на скачках? Зацепил богатую невесту?


- Нечто вроде того, - с ухмылкой ответил Генри. - Или первое, или второе, или третье. Наливай, а то горло пересохло!


- За мой счет! - к нему подсел Джордж, никогда не удостаивавший ранее Франкофта своим вниманием. - Этот малый знает почем фунт лиха! Он еще всех нас заткнет за пояс!


Спустя минуту вокруг Генри собрались чуть ли не все посетители, и каждый норовил похлопать его по плечу, выпить с ним и поделиться какой-нибудь историей.


“Снадобье действует, - подумал он, пытаясь посмотреть на себя со стороны, - и намного более эффективно, чем я представлял. Интересно, что будет завтра на работе?!”


* * *

Генеральный директор фирмы вызвал Франкофта к себе и взглянул на монитор, где, скорее всего, в данный момент высвечивало личное дело Генри.


- Да, вы очень перспективный сотрудник, - заметил он. - И почему до сих пор плететесь в последней шеренге? Я вижу, что вам надо дать возможность попробовать себя в новой роли. Скажем, начальника направления... Неплохо для стремительного старта? С завтрашнего... нет, сейчас же приступайте к своим новым обязанностям и решительно набирайте обороты. Мы ждем от вас головокружительного прорыва, за которым последует общий успех фирмы.


- Сделаю все от меня зависящее, - обнадежил Генри.


- Иного ответа я от вас не ожидал.


И они обменялись крепким рукопожатием.


Франкофт тут же собрал вокруг себя своих подчиненных и обратился к ним с небольшой речью, в которой изложил главные, на его взгляд, задачи. Речь понравилась, особенно молоденькой девушке в джинсовой юбке. Та немного задержалась и спросила у Генри:


- Мистер Франкофт, а сегодня вечером вы будете один?


- Пока один, - ответил он. - Но если вы... то есть, ты, крошка...


- Джулия, - подсказала девушка.


- Джулия, согласишься скоротать вечерок вместе со мной, я буду очень этому рад.


- Возражений нет. Глупо получилось, сама напросилась.


- Не говори чепухи, - улыбнулся Генри. - Все что происходит - великолепно. Я вообще считаю себя счастливым человеком, если на меня обратила внимания такая девушка.


“Сейчас на тебя все будут обращать внимания, - пронеслось внезапно в мозгу, - только вот когда закончится сила чудесного снадобья, что произойдет тогда? Крах всех успехов и желаний?”


Но надо было наслаждаться триумфом, пока есть время. Потому вечером он пошел с Джулией в кегельбан, куда заходить раньше опасался. Там главенствовали несколько парней, один из которых был знаком Генри еще со школьных времен. Хулиган и прогульщик, он часто задирал Франкофта после уроков, просто прохода ему не давал. И сейчас Генри хотел посмотреть, как встретит его Стив, числящийся в кегельбане среди вожаков.


- Кто к нам пришел! - услышал Франкофт знакомый голос, и тут же невольно вжал голову в плечи. Сработал старый рефлекс.


Но вместо увесистого подзатыльника его аккуратно обняли крепкие руки.


- Знакомьтесь, парни, - раздалось над ухом. - Это мой школьный дружбан, первый кореш и брат, Генри. Несмотря на рост, он всегда был готов задать жару всем подряд, а особо несговорчивым и начистить рыло.


- Ну не так уж я был и крут, - произнес Франкофт, стараясь выбраться из дружеских объятий. - Ты, Стиви, всегда был на первом месте.


- Мы не делим места, мы - команда, - возразил задира и протянул Генри шар. - Бросай! И выбей все сто процентов!
Трудно сказать, что у него получилось, но вокруг все зааплодировали. Потом они пили, ели, о чем-то болтали, вспоминали былое, и опять Генри был душой компании, заставляя даже ревновать Джулию - все тянулись только к нему.


- Это мой сосед! - кричал во весь голос Роб Густил, пытаясь пробиться сквозь окружающих к Генри. - Точнее, я - его сосед!
 

* * *

Поздно вечером, засыпая в своей кровати, Генри мысленно представил, что еще может сделать за оставшееся время и как удержать “достигнутые успехи”.


- Будь что будет, - решил он. - Возьмем все, что получится, а там посмотрим. Можно быть калифом на час, а можно императором на три дня. Иным и на всю оставшуюся жизнь хватит.


Заснул Франкофт спокойно, с чувством собственного превосходства над окружающим миром...


* * *

...На повторный прием к Магде пришел совсем другой человек: стильно одетый, уверенный в себе, и, похоже, преуспевающий по всем статьям. Он улыбался Габриэль, свободно с ней болтал, показывая собственное превосходство над
своим прежним “я” - робким и ни на что не способным.


- У вас все получилось? - с некоторым удивлением заметила колдунья. - Мы ожидали некоторого прорыва, но тут, я вижу, грандиозный успех.


- Ваше снадобье оказало решающее воздействие, - отметил Генри, - а потом мне просто удалось отстоять уже завоеванные позиции. Приходилось лезть из кожи вон, хитрить, ловчить, обманывать, натравливать одних на других, но при этом оставаться в центре внимания. Знаете, как в вашей сказке о Золушке: девушка все боится, что ее кучер превратится в крысу, но ведь он и есть крыса, просто сменившая свой облик. Приходится играть по чужим правилам.


- И вам это удается, - одобрила Магда. - Вы достигли, чего хотели?


- Да, пусть цена за этот подъем и была довольно велика. Разумеется, я не имею в виду стоимость ваших услуг.


- Я тоже говорила совсем о другом.


Магда посмотрела на зеркальный шар и провела по нему ладонью.


- У вас все будет хорошо, вы уверенно идете к новым целям, и они достижимы.


- Как раз подобное, я и хотел от вас услышать.


Они расстались, вполне довольные друг другом.


Когда посетитель ушел, Габриэль встала из-за своего столика и прошла в комнату Магды.


- Мама, - сказала она, - ты опять взялась за старое. Вот скажи, пожалуйста, зачем ты навела порчу на этого славного парня?

Он был таким милым, скромным, застенчивым, а превратился в ярого эгоиста и карьериста, готового растоптать любого, кто вознамерится встать у него на пути.


- Но это был его выбор, - улыбнулась колдунья. - Порча давно прошла, все плохое изначально зиждилось у Генри внутри, и я только выпустила его сущность, разукрасив в привлекательные тона. Что поделать, людей притягивают такие парни, которых они называют “лидерами”. Он хотел стать одним из таких - и получил свое. Какие ко мне могут быть претензии?


- Да никаких, - ответила дочь, - ты просто делаешь свою работу. Разносишь по миру зло.


- Какое там зло?! - махнула рукой Магда. - Я всего лишь жалкая любительница... Посмотри на экран телевизора, на мелькающие там время от времени хорошо знакомые лица - вот где трудятся настоящие профессионалы. Мне со своими снадобьями и приворотами до их уровня никогда не дотянуться...


Майкл КОРРИНДЖ,
Нью-Йорк
 
Перевод с английского и подготовка к публикации 
Тимура КРЫЛЕНКО
“Секрет”