Царство миражей и СУХОПУТНЫХ КРОКОДИЛОВ

Досуг
№46 (604)

 Душераздирающие вопли доносятся здесь по ночам из-под земли. Кочевники-бедуины верят, что стонут это души людей, поглощенных зыбучими песками пустыни.
Самый большой и самый пустынный полуостров.
Самый большим полуостровом на земном шаре является Аравийский, который находится на стыке Азии и Африки. Он изобилует пустынями, занимающими 95% его территории. Это и песчаные участки, и невысокие причудливые каменные горы, и такыры - огромные, гладкие, темно-серые глинистые пространства, растрескавшиеся под палящим солнцем и похожие на гигантские пчелиные соты. Измученный жаждой путник из последних сил устремляется к блестящим лужицам и находит в них лишь островки соли. Только низкорослые травы солянки да саксаулы вселяют надежду, что выжить в пустыне все-таки можно. Можно, но при одном условии: надо знать, какие опасности таит в себе она, и быть готовым к любым "сюрпризам".
Песчаные болота.
- Смотрите, какое великолепие! - воскликнул Том. - Надо взять немного этого песка на память! Не успел проводник и рта раскрыть, как юноша метнулся к блестящему на солнце белому островку, выделяющемуся ярким пятном на желтых песках пустыни, и провалился в него по шею.
- Помогите! - только и успел в ужасе крикнуть несчастный и исчез в белоснежной пучине на глазах у потрясенных товарищей.
На юго-западе пустыни Руб-эль-Хали среди обычных желтых песков встречаются пески изумительной белизны, так и манящие к себе путника. Но горе ступившему на них: ждет его страшная смерть, ибо пески эти печально известны, как зыбучие или плывуны. Говорят, когда-то исчезали в них бесследно целые караваны, да и сейчас продолжают гибнуть люди и животные.
До сих пор бьются ученые над разгадкой феномена зыбучих песков и выдвигают различные гипотезы. Весьма широко распространено мнение, что пески приобретают засасывающие свойства там, где под пустыней протекают подземные реки. Чем мощней река, тем больше подпитывает она лежащие над ней слои песка, придавая им свойства зыбучести.
Если провести аналогию с болотной трясиной, которую, кстати, тоже называют зыбуном, то плывуны - это самые настоящие пустынные трясины. С той лишь разницей, что из обычного болота человека можно спасти, если вовремя подоспеть на помощь. С плывунами же такое не проходит. Они намертво захватывают свою жертву, как бы цементируя ее в себе. Чтобы извлечь из такого капкана случайно попавшую туда ногу, надо приложить усилия, необходимые для подъема легкового автомобиля!
А какое человеческое тело выдержит подобную "разрывную" силу? Так что даже того, кто попал в мелкий плывун и погрузился в него не с головой, а, скажем, по колено, скорее всего, ждет мучительная смерть.
Даниэл Бонн, ученый из Амстердамского университета, посвятивший много времени исследованию данного вопроса, советует попавшим в песчаный зыбун не впадать в панику и, если есть возможность, аккуратно лечь на спину, широко раскинув руки. Затем начать осторожно двигать пальцами ног, чтобы подземные воды постепенно накапливались по краям ступней и поднимались выше, вытесняя песчаные "тиски". Так, очень медленно и постепенно, сантиметр за сантиметром, можно высвободиться из смертельных объятий гиблого места. Будем все же надеяться, что советы его нам никогда не пригодятся.
Миражи - это наша жизнь?
Почти пятидесятиградусная жара сменялась холодными, до 00С ночами. Путники, измученные долгой дорогой, каждый день с надеждой всматривались вдаль. Там, на горизонте, зеленела суля отдых и прохладу, пальмовая роща и ослепительной синевой блестело озеро. Там, в заветной дали, белели глиняные дома, обещая уставшим скитальцам долгожданный отдых. Но сколь долго ни длился их путь, заветный оазис, как заколдованный, оставался недосягаем, будто играя в догонялки с обезумевшими от усталости и надежды людьми. Так однажды "заводил" до смерти караван из шестидесяти человек и сотни верблюдов коварный сын пустыни - мираж.
Издавна пытались путешественники составлять карты пустынь с указанием мест, где чаще всего возникают миражи, и даже отмечать на них, какие именно видения возникают в данном конкретном месте: будь то деревья, водоемы, дворцы или минареты.
Советовали также, прежде чем следовать в направлении внезапно возникшего вдали оазиса, разжечь костер. Таким нехитрым способом удавалось иногда спасать жизнь путешественникам: если в то время дул хоть небольшой ветерок, разносимый им дым разгонял мираж, не давая последнему увлечь людей в сторону от заданного маршрута. Ведь только не отклоняясь от веками устоявшихся караванных путей, можно было рассчитывать выйти к реальному оазису или скрытому в песках потайному колодцу, а значит - выжить. Однако миражи, возникающие обычно перед восходом солнца или после полудня, до сих пор иногда очаровывают и увлекают за собой даже видавших виды путешественников: госпожа
Пустыня продолжает учить уму-разуму вторгающихся в ее владения дерзких людей.
В змеином государстве.
Любая ошибка в пустыне может стоить человеку жизни, и наибольшая из этих ошибок - считать, что сама пустыня безжизненна. Жизнь здесь бьет ключом и преподносит неосведомленному путешественнику неприятные (мягко говоря) сюрпризы.
Огромные, достигающие порой пятиметровой длины кобры, укус которых убивает за полчаса, нападают на людей, к счастью, довольно редко, предпочитая угрожающей стойкой предупреждать неосторожного прохожего о своем присутствии. А вот эфа подобным благородством не отличается и уверенно держит первенство по количеству погибших от ее яда людей.
Немногим отстает от нее и гюрза - большая гадюка, достигающая двухметровой длины и весящая порой до трех килограммов. Змея эта печально известна тем, что любит собираться со своими товарками вокруг родников и водоемов для охоты на птиц. Такая вот "очаровательная компашка" из пары десятков гюрз в порыве охотничьего азарта оккупирует всю близлежащую к водоему территорию, включая пальмы, и представляет очень серьезную опасность для случайно оказавшегося поблизости человека: укушенные гюрзой, как правило, не выживают.
Вараньи банды.
Единственное существо, которое может спугнуть уже готовую к нападению змею, - варан. Способен он слопать не моргнув глазом самую ядовитую гадину. Недаром сухопутным крокодилом прозвали его бедуины. Прожорливость этих исполинских ящериц не знает границ. Говорят, что таскают они кур, коз и собак из поселений и пожирают добычу в один присест. Собравшись впятером - вшестером, могут "завалить" ишака и за час не оставить от него ни косточки (в желудках этих "кадавров" находят порой ослиные головы).
Говорят также, что известны случаи нападения "вараньей банды" и на одиноких путников. Гигантский ящер не ядовит, но укус его, как правило, вызывает сильное заражение, так как на зубах хищника часто остаются прилипшие кусочки мяса. Мало того, при попытке оказать сопротивление, он встает на задние лапы, раздувает шею и тело и, громко шипя, сильно бьет недруга могучим хвостом. Если же понимает, что дела его плохи и враг сильней, выстреливает в противника содержимым своего желудка и кишечника - как спереди, изо рта, так и сзади, из анального отверстия. А затем шустренько удирает от деморализованного победителя.
Все вышеперечисленные напасти вас миновали? Не обольщайтесь - у пустыни припасено еще много "приятных подарков" для непрошеных гостей.