Почему они аплодировали?

В мире
№51 (870)
...потому, что частично победили, и рассчитывают победить в дальнейшем. К тому же они знают, где надо аплодировать. Независимо оттого, поддерживают планы президента или готовят тихий саботаж.
 
Действительно, к кому обращался глава государства со своим посланием? С правильными словами о законе и порядке, чести и совести, духовности и патриотизме.
 
Если конкретно – к залу. А там сидели сенаторы-миллиардеры, кто-то из них - со счетами в зарубежных банках. Депутаты, не имеющие права на бизнес, но владеющие компаниями, и даже за границей.
 
Представители силовых структур и судьи, в верность которых закону не верит абсолютное большинство россиян.
 
Бизнесмены, платящие налоги иностранным государствам от доходов российских предприятий, построенных в России еще в советские времена, но зарегистрированных в оффшорных зонах.
 
И все они аплодировали. Такое было действо.
 
Президент сказал им:
 
«Если человек выбрал госслужбу, он должен быть готов к этим ограничениям, к общественному контролю, к выполнению специальных требований, как это принято практически во всех странах мира. Какое доверие может быть к чиновнику или политику, который говорит громкие слова о благе России, а свои средства, денежки, старается вывезти за границу?»
 
Это сильный публицистический ход. Однако за ним в сознании россиян следует цепь вопросов и рассуждений, выходящих далеко за рамки данного места и данного времени.
 
Можно было понять молодого предпринимателя, который в 1992 году, рассказывая мне о зарождающемся в стране бизнесе, просил не называть его имени: «Вот когда у меня будет свой счет в швейцарском банке, тогда я буду уверен...»
 
С тех пор прошло, страшно сказать, 20 с лишним лет. И уже не только бизнесмен, а государственный служащий «свои средства, денежки, старается вывезти за границу». Выходит, сам же чиновник не верит в государство, в закон и порядок, который сам же и укреплял 20 лет и уверял нас в стабильности.
 
«Прошу поддержать законодательные предложения об ограничении прав чиновников и политиков на зарубежные счета, ценные бумаги и акции, - продолжил президент. - Подождите аплодировать. Может, вам не всё понравится ещё. (Смех в зале.) Это требование должно касаться всех должностных лиц...».
 
Наверно, они аплодировали, в частности, тому, что президент не упомянул недвижимость. О ней он сказал отдельно:
 
«Что касается недвижимости за рубежом, то она в любом случае в соответствии с законом должна быть задекларирована, а чиновник должен отчитаться и о стоимости, и о происхождении доходов, которые позволили ему совершить эту сделку».
 
В этом месте аплодировать было бы бестактно и опрометчиво. А тихое душевное ликование в стенограмме не отражается.
 
Законопроект о запрете на активы и недвижимость за границей для госслужащих внесли в Госдуму еще летом.
 
“Мы предлагаем новую мораль для национальных элит, - заявил один из его авторов депутат Вячеслав Лысаков. – Чиновники... не должны заниматься укреплением зарубежной экономики. Они, как и сотрудники спецслужб, должны быть готовы к лишениям и ограничениям, а не воспринимать власть как способ обогатиться”.
 
Важно то, что Лысаков – глава аппарата “Общероссийского народного фронта”, организации, созданной как массовая поддержка Владимира Путина. И за инициативой ОНФ многие усматривали как минимум его молчаливое согласие.
 
Но законопроект не просто забуксовал в Госдуме, а встретил открытое(!) сопротивление политиков и чиновников.
 
«Для чего нужен такой закон - не пойму... Гораздо эффективнее было бы задать вопрос: почему выгоднее покупать недвижимость или приобретать активы за рубежом? Нужно создавать условия, чтобы выгоднее было в России». (Валерий Шнякин, сенатор от Нижегородской области.)
 
Среди оппонентов оказался даже председатель Госдумы Сергей Нарышкин. По его мнению, запрет на зарубежные счета и недвижимость за рубежом «к борьбе с коррупцией не имеет никакого отношения... Предлагаемые меры могут привнести дополнительную коррупционную составляющую и вынудят искать теневые пути даже тех, кто до сих пор открыто декларировал свою собственность. Угрожая новым оттоком кадров с госслужбы, подобные меры сделают невозможным и приход в нее тех, кто мог бы отдать свои знания делу развития нашей страны».
 
И глава президентской администрации Сергей Иванов раздвоился в мыслях и чувствах. Согласившись с запретом на счета в зарубежных банках, он отметил, что одно дело - замки в Швейцарии, Великобритании, другое дело - двухкомнатная квартира в “хрущобе” в Болгарии, которая намного дешевле, чем в России.
 
«Квартиру в Болгарии» как аргумент приводили многие. В результате, как мы услышали, запрет на недвижимость сняли полностью, включая обширные лондонские владения вице-премьера, домик в Монако премьера открытого правительства и прочие «замки в Швейцарии». А то у нас не то иронизировали, не то всерьез предрекали, что рынок недвижимости в Европе рухнет: по законопроекту, хозяева должны были ее продать в течение 6 месяцев после вступления закона в силу. 
 
Но счета в загранбанках закроют. И что будет? Сколько у нас госслужащих? Штатских и в погонах. Примерно 2,2 миллиона. Сколько из них держат деньги на Западе? Нашлись ёрники, которые впали в саркастический ужас: да если наши срочно снимут все свои бабки, то в Европе разразится банковский кризис!
 
Только напрасны надежды на удар русским рублем (то есть долларом) по НАТО и ЕС. Как уже сказал сам председатель Госдумы, чиновники найдут «теневые пути». Придумают, на кого переписать.
 
Если нельзя на детей, есть свояки, шуряки и племянники. Например, в Краснодарском крае племянница губернатора со студенческих лет – крупнейший бизнесмен, владелица всего на свете. Причем тут губернатор?
 
Конечно, есть риск, когда распоряжаешься деньгами, имуществом через подставных лиц. Мало ли кому что в голову взбредет. И вообще... Потому-то впервые за 13 лет правления Путина чиновники, депутаты и сенаторы открыто выступили против. Да еще воззвали к закону, грубо говоря – к общечеловеческим ценностям.
 
“На сегодняшний день существует только три страны мира, и то они находятся в Африке, где существует подобная законодательная практика, - заявил заместитель председателя Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев, сын Владимира Жириновского. - А мы стремимся к Европе, ведем переговоры об отмене визового режима... С какой стати запрещать иметь недвижимость и счета, какая разница, где лежат деньги?.. Мы все свободные люди, покупаем, где хотим и что хотим... Вслед за запретом на зарубежные счета и недвижимость может возникнуть идея ввести запрет вообще на выезд. Так недалеко до железного занавеса дойти”.
 
Да, бытие определяет сознание. В конкретных случаях, когда задевается конкретное бытие. Но ведь и то верно - законопроект с юридической точки зрения сомнителен. Не случайно его инициатор Лысаков определил документ как «новую мораль для национальных элит». Этическую норму, возведенную в юридический статус.
 
Но Верховный суд еще летом постановил: “Представленный законопроект в части внесения изменений в УК РФ не поддерживается”. Эксперты Российской ассоциации юристов объявили, что законопроект нарушает принцип равенства граждан РФ, закрепленный в статье 19 Конституции РФ. И может вызвать споры в Европейском суде по правам человека.
 
Интересно посмотреть, как российские чиновники, клеймящие ЕСПЧ, пойдут туда за защитой.
 
Ситуация осложнилась. Ее точно определил председатель партии «Российский общенародный союз» Сергей Бабурин: «Принять закон - неправомерно и недальновидно, а если не принять - то общество скажет, что испугались».
 
По августовскому опросу, проведенному Фондом общественного мнения, запрет поддерживают 66 процентов россиян, «против» - 10 процентов.
 
Теперь на чашу весов положил свое весомое слово президент Путин. Зачем ему это надо? – гадают обозреватели. Полгода назад политолог Станислав Белковский предрекал, что законопроект не примут: мол, восстание госслужащих для Путина страшнее, чем митинги оппозиции. Однако решающее слово позвучало. Народные массы его оценят, рейтинг президента несколько поднимется. А что потом? Чиновники «найдут пути»?
 
 Москва