Корневая система

Досуг
№29 (587)

Весьма преуспев в завоевании всё новых и новых жизненных высот, рано или поздно люди возвращаются к своим корням. Генеалогия сегодня – одна из самых востребованных наук, восстановлением своих родословных увлечены тысячи наших с вами современников, между тем живописать картину подлинной истории каждого отдельного рода – дело хлопотное и отнюдь не дешёвое.
Как показывает практика, даже одной революции 1917 года в России было бы достаточно, чтобы целые поколения людей потеряли всякую связь со своим прошлым. Но нет ведь - были ещё волны массовых эмиграций, были голод, разруха и нищета, были лавины расстрелов и ссылок (в 37-м треть страны насильственно мигрировала в северные районы безо всякой надежды на возвращение), была, наконец, Великая Отечественная война, за четыре года подмявшая под себя тысячи людей, так и оставшихся «неизвестными солдатами». По нынешним временам едва ли найдётся даже сотня семейств, в которых, без вмешательства генеалогических обществ, сохранилась естественным образом полная информация о каждом родственнике.
Составление семейного архива и непосредственно генеалогического древа одного рода – процесс сложный, ювелирный, деликатный и занимает, как правило, несколько лет. Спрос, как известно, рождает предложение – этот справедливый тезис красочно иллюстрирует невиданное множество фирм, специализирующихся на составлении семейных родословных и расплодившихся по всему миру. Но лишь единицы из них действительно способны перебрать тонны заплесневелых архивных документов, чтобы найти следы прадеда вашего двоюродного брата по маминой линии, погибшего при Бородино, и по неграмотности своей никакого рукописного свидетельства после себя не оставившего. Хорошие сыщики-архивисты ценятся столь же высоко, как и дотошные адвокаты. Поскольку их поиски не ограничиваются территорией одного города, а порой и одной страны – профессия генеалогов изобилует командировками, а стоимость одного «расследования» исчисляется десятками тысяч долларов.
Конечно, при желании можно удариться в поиски и самостоятельно – отправлять запросы в многочисленные архивы, где предположительно могут храниться сведения о ваших далеких родичах и предках, ждать потом месяцами ответов, надеясь на исполнительность и ответственность тамошних архивистов, лично выезжать для проверки данных. Но боюсь, что непрофессионалу денежные и временные затраты, ухлопанные им на сбор информации, покажутся солидной ложной дёгтя в медовой бочке семейной истории.
Если говорить о России, то наиболее полные архивы сохранились в Поволжье и на Урале. Многие из них способны дать не только сухие сведения об официальных датах из жизни родных (свадьбы, дни рождения или смерти, разводы или смена фамилий), но и пикантные нюансы, которые со временем могут приобрести статус настоящей семейной легенды. Ни для кого не секрет, что особенно в послереволюционные десятилетия в стране всячески поощрялась система доносов, львиная доля которых была попросту изложенными на бумаге кляузами и бытовыми  сплетнями. Так вот многие архивы до сих пор хранят подобную писанину, в судьбе многих людей, как известно, сыгравшую роковую роль. Зато теперь можно раскопать, с кем крутила шашни ваша прабабка, пока прадед сражался с Колчаком, сколько кур не донёс в колхозный общак его старший брат и сколько потом мешков муки выволокли из погреба родовой бревенчатой избы, когда их раскулачивали на глазах у всей деревни. Сведения такого рода, раскопанные в самых невообразимых местах, являются наиболее ценными и, как правило, оплачиваются сверх оговоренного гонорара.
А там, где спрос, там же, как известно, и зацветает буйным цветом мошенничество. Генеалогический бизнес – не исключение, и подделка родословных так же процветает, как подделка московских регистраций. Мало того, мошенники очень тонко чувствуют тенденции в обществе и мгновенно под них подлаживаются – например, ещё 10-12 лет назад считалось особым шиком отыскать в своём роду пару представителей дворянского сословия или, на худой конец, какого-нибудь белогвардейца-мученика. Это вполне могло не только добавить пафосные ноты в произношение собственной фамилии, но иногда и обеспечить вход в определённые слои общества. Соответственно в те годы 90% генеалогических зарисовок, указывающих на так называемое дворянское происхождение  (а составлялись они гораздо шустрее, чем подлинные, – за 2-3 месяца), были, конечно, липовыми. Даже я прекрасно помню времена, когда выехать за границу на ПМЖ для российских граждан представлялось возможным только путём «прописки» на вожделённой территории какого-нибудь дальнего предка – и тут же поднялся спрос на генеалогические дерева с наличием чужестранного родственника в основании рода. Конечно, подделать такие родословные было не в пример сложнее, поскольку к делу подключались уже и сотрудники иностранных архивов. Однако достаточно было найти подлинные сведения, например, об одном бесследно сгинувшем в конце 1939 года финском семействе, как полвека спустя неожиданным образом пара сотен петербуржцев вдруг становилась их прямыми потомками, страстно желающими обосноваться на исторической родине, поближе, так сказать, к корням. Зато в наши дни хорошим тоном признано не кичиться своими корнями, но и не забывать о них – поэтому бедные родственники одинаково охотно соглашаются как на поддельные аристократические родословные, так и на крестьянские. Так что, уж коли вы увлеклись воссозданием собственного генеалогического древа, во избежание фальсификаций с духами праотцев, выбирайте архивиста так же тщательно, как ваш далёкий предок, возможно, выбирал душеприказчика.
В большинстве стран Европы, как и в Соединённых Штатах, самые крупные архивы уже давно оцифрованы и выложены в открытый доступ в интернет. Однако даже при наличии обширной базы разобраться в этих информационных кущах способен только опытный архивист. Для России, в которой и сейчас далеко не все музеи и библиотеки имеют электронные версии, интернетные архивы – вообще вопрос даже неизвестно сколь далёкого будущего.
Если же вас терзают тайные подозрения, что дедушка передал вам по наследству не только огород в Запорожье, но и дворянские эритроциты, то проверить присутствие «благородной» крови в генеалогическом древе можно и минуя обращения в компанию, промышляющую составлением родословных. В таком случае вам прямая дорога в Российское дворянское собрание (www.nobility.ru), объединяющее представителей столь громких фамилий, как Голицыны, Мещерские, Трубецкие, Ухтомские и другие не менее звучные. Историческая действительность на протяжении десятилетий не щадила потомственных аристократов – если в конце XIX века Россия могла гордиться тем, что более 50 тысяч родов имели дворянский титул, то в наше время известно только несколько тысяч уцелевших фамилий. Так что вероятность отыскать в своём прошлом бравого прадеда-кавалергарда, в боях заслужившего себе дворянство, не так уж и мала. Тем более что раскопки дворянской генеалогии – дело гораздо более простое, чем составление родословных потомственных кубанских крестьян или тульских самоварщиков.
В любом случае, неважно – танцевала ваша предшественница на царских приёмах или шила наволочки на зингеровской машинке при свете керосиновой лампы, знание и почитание своих корней достойно истинного уважения и, несомненно, делает вам честь. Важно только, чтобы это увлекательное путешествие в прошлое своей собственной семьи было мотивировано истинным чувством гордости за своих предков и преисполнено благодарности к ним, а не диктовалось желанием попросту водрузить блестящий герб на фасад родового особняка.