Ах, Нью-Йорк, мой Нью-Йорк... (продолжение)

Ах Нью-Йорк, мой Нью-Йорк...
№26 (322)

ГРИНВИЧ-ВИЛЛИДЖ

Этот район часто называют Монмартром Нью-Йорка. И действительно, ни архитектура, ни сама жизнь здесь не похожи на привычные стиль и ритм города Большого Яблока.

Узкие, извилистые улочки заполняют толпы молодёжи и любопытных туристов. Гостеприимно открыты двери многочисленных кафе и ресторанов. В тёплое время года столики выносятся на тротуар и зазывно манят к себе. Соревнуются друг с другом уличные музыканты. За небольшую плату художники быстро напишут ваш портрет или полюбившейся вам вид города.

В уютных клубах можно послушать прославленных джазовых музыкантов, а в некоторых и самому сыграть с ними или попеть в сопровождении профессионалов. И так всю ночь напролёт. Ну чем не Париж?!

Место это заповедное называется Гринвич-Виллидж и расположено оно в прямоугольнике, ограниченном с севера 14 стрит, с юга - Спринг-стрит, на востоке Бродвеем, но а западная часть упирается в реку Хадсон Ривер (которую мы по привычке упорно называем Гудзоном).

Каким же образом появилось это чудо в городе, который, как армейский плац, строго расчерчен по ранжиру номерными авеню и стритами?

В незапамятные времена здесь располагалось небольшое индейское поселение Сапоканикен. В 1626 году голландские колонисты выжили хозяев отсюда и сменили название на «ферма в лесу», что, в общем-то, соответствовало сути: они устроили здесь небольшую табачную плантацию. Затем, как известно, их сменили англичане. И откупивший плантацию капитан Питер Уоррен ностальгически стал именовать своё новое приобретение именем родного городка Гринвич в Англии.

Место это стало довольно быстро заселяться и к концу ХIХ века получило приставку Виллидж, что переводится как деревня.
И, действительно, это был сельский посёлок, расположенный невдалеке от Нью-Йорка, занимающего Нижний Манхэттен. Очень много жителей города устремились в это поселение после грандиозного пожара 1835 года. А тут ещё эпидемии оспы и жёлтой лихорадки, которые буквально выкосили тысячи горожан. Сюда их манили здоровый климат, песчаные берега речушек, отсутствие болот. Дома и особняки выстраивались по извилистым берегам этих речек и вдоль коровьих троп, по которым прогоняли скот.

Долгое время это было отдельное, независимое от города, поселение, что и сберегло его неповторимый облик. Только дома немного повыросли, да и в конце ХIХ столетия появились большие корпуса частного Нью-Йоркского университета, знаменитого NYU. Он был основан в 1831 году Альбертом Галантином, бывшим министром финансов в правительстве Томаса Джефферсона, и группой богатых людей, озабоченных консервативностью обучения в Колумбийском университете. Здесь оно было более свободное, раскованное и приближенное к реальной жизни. Сейчас университет разросся, ему принадлежит много исторических зданий в Гринвич-Виллидже, и он сам является для гостей города туристской
достопримечательностью.

Расцвет городка наступил в середине ХIХ века, когда он своим уютом, зеленью, тишиной и, главное, низкими ценами за жильё привлёк сюда творческую интеллигенцию: писателей, поэтов, музыкантов, художников...

На углу Вашингтон-Плейс и Ла Гардия Плейс до середины 50-х годов прошлого столетия стоял дом, который прозвали «Дом гениев». Здесь в разное время обитали великая певица Аделина Патти, писатели О’Генри, Дос Пассос, Теодор Драйзер, драматург Юджин О’Нил. Сейчас на этом месте студенческий центр.

На стене дома 21 по 5 Авеню и Ист 9 стрит висит мемориальная доска, из коей вы узнаете, что здесь жил Марк Твен. Однако это не совсем так: тот дом снесён, но известный писатель действительно жил в этом месте, кстати, привлекая к своей особе толпы почитателей, которые стекались сюда поглазеть на него, поздороваться или, если повезёт, получить автограф.

На Вест 8-й стрит в доме номер 55 обитал легендарный гитарист Джимми Хендрикс. Здесь же, в своей квартире, он оборудовал студию звукозаписи «Электрик леди ленд».

И, наконец, в доме номер 77 по улице Сент-Марк обосновавшийся здесь Лев Давыдович Троцкий в подвале издавал газету «Новый мир». К счастью для Америки, строить «Новый» мир он через несколько месяцев отправился в Россию.

Много имен людей, оставивших свой неповторимый след в истории, связан с Гринвич-Вилиджем. Это и поэт Уолт Уитмен; и Самуэль Морзе, который не только азбуку, названную его именем, изобрёл, но был и весьма даровитым живописцем; и Джон Дрампер, автор первой натурной фотографии...

Здесь жили Эдгар По, Вашингтон Ирвинг и одно время даже железнодорожный магнат Корнелиус Вандербильт.
Пройдёмся и мы с вами по улочкам Гринвич-Виллиджа. Но начнём наше путешествие с Вашингтон-сквера, сердца этого района. Прямо у входа торжественно высится Триумфальная арка, воздвигнутая в 1889 году в честь столетия со дня первой инаугурации первого президента Джорджа Вашингтона.

Сперва на скорую руку арку соорудили из дерева, а через три года выстроили из мрамора. Автор её - архитектор Стенфорд Уайт, чьё имя неразрывно связано с нашим городом. Это единственное место в мире, где по обе стороны арки две скульптуры одного и того же человека. Одна демонстрирует Джорджа Вашингтона в военном мундире как боевого генерала (автор - Хермон Мак Нейл), другая - в гражданской одежде президента новой страны (автор - Александр Колдер).

В центре сквера небольшой фонтан, вокруг которого тусуются певцы, музыканты, уличные проповедники... Здесь можно поучаствовать в горячих дискуссиях на самые необычные темы. В тёплые летние месяцы в этом уютном сквере выставляют на продажу свои работы художники.

Вызывает удивление у туристов находящийся здесь в сквере памятник прославленному итальянскому революционеру Джузеппе Гарибальди. Он-то каким боком имеет отношение к Новому свету? Немногие знают, что Гарибальди с 1849 по 1854 год жил в Нью-Йорке, на Стэйтен-Айленде. Но не всегда это место было таким ухоженным и благостным. В ранние голландские времена здесь охотились на дичь, которая в изобилии водилась в окрестностях. Позднее появилось тут городское кладбище (при перестройке уже в ХХ столетии обнаружили 10 тысяч останков). Почему-то это место полюбилось дуэлянтам, где они и сводили счёты друг с другом.

А вскоре власти присмотрели его как место для казней. И стали регулярно вешать преступников на ветвях растущего здесь вяза. На эти казни съезжалась публика как на пикник, с детьми и снедью. В один день повесили за раз аж 20 человек. То-то веселье было! Рядом находился дом, где и жил палач. Так что была у него постоянная завидная работа на свежем воздухе, с людьми и невдалеке от родного очага.

И только в 1826 году здесь решили разбить парк, названный именем отца-основателя государства.

Другое примечательное место - небольшой скверик на улице Кристофер-стрит с единственным в мире памятником... гомосексуалистам и лесбиянкам. Из песни слов не выкинешь... За Гринвич-Виллидж закрепилась слава «голубого рая». Здесь торгуют весьма специфическими товарами, которые отвечают вкусам и потребностям этой публики. С каждым годом в США относятся все терпимее к сексуальным меньшинствам. Уже никого не удивляет, что во главе парада
гомосексуалистов и лесбиянок по Пятой Авеню вышагивают мэр города и губернатор штата. Голоса-то на выборах всем нужны!

Любители архитектуры должны пройти на Лирой-стрит, которая считается самой красивой не только в этом районе, но и во всём городе. В середине ХIХ века она была вся застроена домами из красного кирпича. Они практически все сохранились, ограждённые чудными, массивными чугунными решётками. На доме номер 6 висят два старинных фонаря: так обозначали резиденцию мэра Гринвич-Виллиджа.

На Бликер-стрит бесчисленное количество модных лавок, букинистических магазинов, баров, ресторанов с каминами, мини-маркетов, где можно купить самые экзотические продукты.

Кстати, улица получила своё название в честь землевладельца Энтони Бликер, который безвозмездно уступил часть своего поместья для прокладки этой улицы.

На одну из самых «скрытых» улочек Гроув-корт можно попасть, только зайдя в проход между домами 10 и 12 по улице Гроув-стрит. Она напоминает старинные университетские улочки где-то в Оксфорде или Кембридже. Здесь царят тишина и покой.

Гринвич-Виллидж манит не только своей тусовкой и джазовыми фестивалями. В доме 139 по улице Мак-Дугал-стрит расположен один из самых необычных театров Америки «Провинстаун Плей - Хауз». Здесь всего лишь 182 места, и они всегда заполнены. В 1916 году на мысе Кейп-Код (там сейчас модный курорт) в рыбацком посёлке Провинстаун молодой драматург Юджин О’Нил познакомился с такими же юными, неизвестными актерами, и в сарае они представили свой первый спектакль. Отсюда и название театра, в котором теперь, конечно же, идут как произведения нобелевского лауреата Юджина О’Нила, так и других маститых драматургов.

Там, где Кристофер-стрит пересекается с Бедфорд-стрит, расположился театр Люси Лортель, один из самых старых в Нью-Йорке. А невдалеке в доме 38 по Коммерс-стрит находится театр Черри Лейн. Он славен тем, что именно здесь состоялись премьеры спектаклей по пьесам Беккета, Йонеско, Олби... Да и в наши дни театр известен вниманием к молодым, подающим надежды драматургам.

Есть здесь и весьма забавные адреса. Ресторан Чамми на Бедфорд-стрит 86 в 20-е годы прошлого столетия обходился без вывески. Он не был заинтересован в рекламе и обслуживал только постоянных клиентов. Дело в том, что это были грозные годы «сухого закона», когда за торговлю спиртными напитками исправно сажали в тюрьму и когда полицейские проводили облаву, пьющую публику выпускали через запасной выход за стойкой бара в соседний дворик, откуда они благополучно выскальзывали как ни в чем не бывало на улицу. Кстати, дворик этот существует и по сей день. Только вот скрываться, слава Богу, уже не нужно!

В наши дни стоимость жилья в этом районе, естественно, возросла. Гринвич-Виллидж стал весьма престижным местом. Жители его бережно охраняют среду своего обитания и всячески противятся любым архитектурным новшествам. Правда, не всегда с успехом. Но чаще они побеждают, как в случае с библиотекой, носящей имя великого отца-основателя нации Томаса Джефферсона (Джефферсон Маркет Лайбрери). Здание было построено в 1877 году архитекторами Фредериком Виттерсом и Кальвертом Вуо. Оно очень напоминало готические соборы, поражая ажурными окнами, силуэтом центральной башни, сочетанием красного кирпича и белого камня...

И вот в связи с застройкой Шестой авеню отцы города вознамерились его снести. Но не тут-то было: 11 часов жители пикетировали здание, где заседал комитет, решавший судьбу библиотеки. И добились своего. Мы можем прийтити сюда и любоваться ажурной красотой этого творения городских зодчих и сверить свои часы со светящимся циферблатом башенных часов, которые в Гринвич-Виллидже зовут старый Старый Джеф.
Хотите попасть в Европу, не покидая Нью-Йорка? Приходите сюда, в Гринвич-Вилли2дж. Не пожалеете!

Часть 16. Чайна Таун