Радио в поисках полярных экспедиций

История далекая и близкая
№47 (866)

 

Давид ТРИБЕЛЬСКИЙ, Иерусалим
действительный член Русского Географического общества (Полярная комиссия), инженер-полковник ВМФ 
 
К 100-летию выхода трех российских полярных экспедиций в Северный Ледовитый океан и об их судьбах.
 
 
 
ПОИСКОВАЯ ЭПОПЕЯ “ЭКЛИПСА”
 
Итак, Норвегия, яркий, солнечный день 30 июня 1914 года. На главной пристани Христиании царит необычное оживление. Город провожает в Арктику поисково-спасательную экспедицию Отто Свердрупа на барке “Эклипс”. Среди многочисленных провожающих присутствуют российский посол в Норвегии, мэр столицы, знаменитый путешественник и ученый Фритьоф Нансен, другие официальные лица. Экспедиция была обеспечена всем необходимым.
 
Кроме того, на борту “Эклипса” были надежно закреплены 8 больших ящиков, в которых находился в разобранном виде купленный во Франции самолет “Фарман МФ-11”
 
Обогнув Скандинавию, “Эклипс” 1 августа 1914 года пришвартовался к причалу в Екатерининской гавани Александровска-на-Мурмане. Надо же было так случиться, чтобы в этот день Германия объявила войну России и началась Первая мировая война. Следует сказать, что война значительно ослабила общественный и научный интерес к деятельности полярных экспедиций, достоянием общества не стали в полной мере страдания и героизм людей, их открытия и достижения.
 
Тем не менее, все шло обычным порядком. Ящики с частями самолета перегрузили на “Печору”, которая сразу же отправилась в Крестовую бухту на Новой Земле для продолжения обследования этой обширной территории силами авиации. Самолет с помощью экипажа “Печоры” был собран, и Нагурский уверенно взлетел в воздух. Всего он налетал, обследуя территорию Новой Земли более тысячи километров.
 
Между тем, в Александровске неожиданно обнаружилось, что в норвежском экипаже “Эклипса” радиотелеграфист - немец, германский подданный. Он был немедленно снят с судна и интернирован. Другого телеграфиста не было. Каждый день навигации был дорог. Между тем, капитан Свердруп категорически отказался идти в море без радиосвязи.
 
В эфире начались напряженные переговоры. Главное гидрографическое управление обращается в почтово-телеграфное ведомство с просьбой передать на “Эклипс” радиотелеграфиста с одной из северных радиостанций. Главное управление почт и телеграфов отвечает, что штаты радиотелеграфистов на станциях крайне ограничены, однако помощь экспедиции будет оказана. В результате, не без приключений, в Карском море с парохода “Вассиан” на борт “Эклипса” был передан радиотелеграфист чиновник Дмитрий Иванов. Одновременно специалисты Архангельского почтово-телеграфного округа осмотрели и проверили работу судовой радиостанции “Эклипса”. Таким образом, международный экипаж: на “Эклипсе” с преобладанием норвежцев был полностью в сборе.
 
Двигаясь на восток, “Эклипс” непрерывно поддерживал радиосвязь с Карскими радиостанциями. Однако, когда корабль зашел за остров Белый и удалился достаточно далеко, 24 августа связь между ними прекратилась. Несмотря на многократные попытки Дмитрия Иванова установить радиосвязь с внешним миром, это никак не удавалось. На неоднократные запросы морского министерства, почтово-телеграфное ведомство до конца года неизменно отвечало: “Войти в связь с “Эклипсом” не удается”. Итак, появилась еще одна пропавшая экспедиция.
 
 
 
В ДЕЙСТВИЕ ВСТУПАЮТ “ТАЙМЫР” И “ВАЙГАЧ”
 
Между тем, корабли Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, “Таймыр” и “Вайгач”, базировавшиеся с июля 1910 года во Владивостоке, продолжали полярные исследования, широко применяя радио. В 1913 г. они уже в третий раз вышли в море, имея задачу продолжить морскую опись побережья Северного Ледовитого океана от реки Лена до полуострова Таймыр, а также попытаться пройти дальше на запад Северным морским путем. Самолет экспедиции во время попытки взлета потерпел аварию, и от использования авиации пришлось отказаться.
 
В пути тяжело заболел начальник экспедиции генерал-майор Сергеев, Используя радио и телеграфную связь, морской министр назначил начальником экспедиции командира ледокола “Таймыр” капитана 2 ранга Вилькицкого Бориса Андреевича.
 
В этом году к северу от мыса Челюскина самой северной точки континента Евразия, был открыт большой архипелаг, получивший позднее название Северная Земля. Однако дальнейшее продвижение на запад было остановлено льдами, и Вилькицкий предпочел возвратиться во Владивосток.
 
В следующем, 1914 году, перед экспедицией в качестве основной была поставлена задача - пройти Северным морским путем с востока на запад и принять участие в поисках пропавших экспедиций. Первое время радиосвязь морского министерства с экспедицией поддерживалась через систему дальневосточных радиостанций. Однако с приходом кораблей в акваторию Северного Ледовитого океана связь с ними прервалась и больше не восстанавливалась. Долгое отсутствие связи, неизвестность о состоянии кораблей вызывали большую обеспокоенность морского министерства и российского общества.
 
И вдруг, совершенно неожиданно, в разгар зимы, 19 января 1915 года Петроград получает срочную радиограмму с Югорского Шара. В ней сообщается, что установлена прямая связь с “Эклипсом”, который зимует в Карском море (указаны координаты), а “Эклипс” поддерживает непосредственную связь с экспедицией Вилькицкого (также указываются координаты). Позднее выяснилось, что установление радиосвязи было следствием успешной деятельности радиотелеграфиста Дмитрия Иванова, который сумел нарастить мачты, поднять антенную сеть и увеличить дальность действия радиосвязи. Это была победа и человека и техники над бескрайними пространствами Арктики!
 
Последующий обмен радиограммами полностью ввел морское министерство в курс обстановки на “Эклипсе” и на кораблях экспедиции Вилькицкого. Оказалось, что после тяжелого плавания корабли были затерты льдами у западных берегов полуострова Таймыр и были вынуждены стать на зимовку. Еще ранее каждый из судов получил повреждения корпуса.
 
С началом весны возникла серьезная опасность быть раздавленными льдами. На судах появились больные, в том числе цинготные, на завершение похода угля не хватало. Создалось положение, когда, по мнению Свердрупа, “мир мог стать перед новой ужасной трагедией, если бы “Таймыру” и “Вайгачу” не была оказана своевременная помощь”. Появились больные и на “Эклипсе”.
 
Совместное обсуждение по радио создавшейся обстановки позволило принять ряд согласованных решений. В апреле 1915 года на аварийных ледоколах началась эвакуация части людей по льду на “Эклипс”, и затем на землю. Свердруп лично участвовал в этой спасательной экспедиции.
 
Поддерживать радиосвязь в течение зимы оказалось не просто. Так, например, характеризуя неустойчивость связи, Югорский Шар сообщал:
 
“С началом северного сияния прием ослабевает, при усилении - падает до нуля. Работа возможна только ночью. С увеличением полярного дня связь значительно ухудшилась и, наконец, совсем прекратилась”. Предвидя это и понимая, что без радио руководить полярными экспедициями уже невозможно, ГГУ заблаговременно приняло решение построить на острове Диксон радиостанцию, которая действует и поныне.
 
Информируя Свердрупа об обстановке, Жданко 6 июня через Югорский Шар посылает ему радиограмму: “Все предложенные мероприятия осуществляются”. И далее сообщает, что к побережью идет экспедиция на оленях, чтобы забрать больных, что на острове Диксон устанавливается радиостанция, и что в конце июля из Архангельска выходит ледокол с углем. Жданко также просит Свердрупа “при первой возможности посетить остров Уединения с целью поисков экспедиции Русанова”.
 
С вводом в действие радиостанции “Диксон” связь Петрограда с кораблями экспедиции восстановилась полностью. А с наступлением лета, 26 июля 1915 года, закончился ледовый плен “Таймыра”, “Вайгача” и спасательного судна “Эклипс”. Из Архангельска подошел пароход с углем и продовольствием, обстановка разрядилась. Корабли направились в Архангельск. При этом, “Эклипс” посетил остров Уединения, где не нашел никаких следов “Геркулеса”. Но выполняя задание, капитан Отто Свердруп водрузил на острове государственный флаг России и провозгласил остров территорией Российской империи!
 
Среди архивных материалов автор этих строк нашел любопытный эпизод. В феврале 1915 года в одной из столичных газет появилось сообщение, что радиосвязь с судном “Эклипс” и судами Гидрографической экспедиции “Таймыр” и “Вайгач” установлена, и что суда имеют повреждения, среди экипажей есть больные, и корабли нуждаются в помощи. Чиновники морского министерстве были крайне возмущены тем, что секретная, по их мнению, информация могла проникнуть в открытую печать. Началось следствие. Оказалось, что у радиотелеграфиста на Югорском Шаре был знакомый журналист в Петрограде. По этому каналу, причем, вероятно, не без соответствующей мзды, и произошла утечка информации. Министерству пришлось уступить и открыть жаждавшему новостей обществу ход дел по спасению экспедиций, а дело нарушителей как-то спустили на тормозах. ДСП
 
3 сентября 1915 года “Эклипс” и корабли ГЭ “Таймыр” и “Вайгач” благополучно прибыли в Архангельск. Город и корабли у причалов и на рейде торжественно встречали героев Арктики. Гремели оркестры, трепетали флаги расцвечивания. Но, как справедливо сказал позднее Амундсен, мировая война помешала достойно отметить подвиги героев. Правительство Российской империи только 20 сентября 1916 года выступило с обращением к правительствам союзных и дружественных стран, в котором официально сообщило об открытиях экспедиции Вилькицкого, которая, как мы с вами теперь знаем, широко использовала радиосвязь. В обращении перечислялись открытые острова, и уведомлялось о “включении этих земель в территорию Российской Империи”.
 
Несколько слов о результатах. В ходе поисковых операций впервые было совершено сквозное плавание по Северному морскому пути с востока на запад. Были описаны большие участки морского побережья и многих островов, были открыты и положены на карту острова, до того неизвестные.
 
В 1913 г. Гидрографической экспедицией было совершено крупнейшее географическое достижение XX века - открытие Северной Земли, коренным образом изменившее представление мировой науки о режиме Северного Ледовитого океана к северу от мыса Челюскина.
 
В интернете как-то промелькнуло сообщение, что в Брюсселе в павильон Советского Союза на “ЭКСПО-57” пришел пожилой человек и попросил географические карты советского Заполярья. Он долго рассматривал их, и, в чем-то убедившись, тихо произнес: “Я их проклял, а они меня возвеличили”. Это был закоренелый монархист контр-адмирал “белого движения” Б.А.Вилькицкий.
 
Прошло столетие, мир преобразился, но люди остались прежними.
 
Как всегда, преодолевая несовершенно устройство человеческого общества, идет вечный поиск, стремление к познанию окружающего мира, жажда проникновения в суть материи и духа. И думается, что память об отважных первооткрывателях, будь это в науке, в искусстве, в географии, в макро- и микромире - всегда будет вдохновляющим импульсом для новых поколений.
 
“Секрет”