ВЛАДИМИР КЕХМАН: Мы открыты для всего мира

Культура
№27 (585)

КРАТКО ОБ ИСТОРИИ ТЕАТРА

Первый спектакль на сцене Императорского Михайловского театра, построенного А.Брюловым, состоялся 8 ноября 1833 года. Театр был назван «Михайловским» в честь Михаила, сына Павла Первого. Сначала в театре играли драматические труппы, местные и зарубежные, чаще всего – из Франции. Изредка выступала оперная труппа Мариинского театра. После революции в театре постепенно была создана вторая в городе оперная труппа. Балетная труппа была окончательно сформирована только в 1933 году, во главе ее стал Ф.В. Лопухов. Следом за ним в театре работали и ставили балеты многие выдающиеся хореографы, включая Леонида Якобсона, Леонида Лавровского, Олега Виноградова, Игоря Бельского и других. Театр всегда стремился к созданию своеобразного, оригинального репертуара,
 С 1977 года художественным руководителем балетной труппы стал Н.Н. Боярчиков, в прошлом – танцовщик театра. С 1980 года оперную труппу возглавил С.Гоудасинский.
 Боярчиков поставил ряд оригинальных балетов, но уменьшившаяся в 1990-х годах государственная финансовая поддержка заметно повлияла на репертуарную политику театра. Вынужденный ориентироваться на зрителей-туристов, театр постепенно начал терять «свое лицо».
 В мае нынешнего года произошли перемены, взволновавшие петербургскую театральную среду. Театр возглавил Владимир Абрамович Кехман, новый генеральный директор, который, в первую очередь, занялся вопросами ремонта и реконструкции здания. Поменялся руководящий состав. На место Боярчикова пришел знаменитый танцовщик Мариинского театра Фарух Рузиматов, оперную труппу возглавила Елена Образцова. Станислав Гаудасинский ушел в длительный отпуск. Рузиматов пригласил Никиту Долгушина, в прошлом – одного из лучших русских танцовщиков, восстановить для начала сезона балет «Жизель».
Словом, наступил переломный момент в судьбе театра.
В советский и в «пост перестроечный» период театру неоднократно меняли название. Последнее время он назывался Государственным академическим театром оперы и балета им. Мусоргского. Новое руководство вернуло ему первоначальное имя: «Императорский Михайловский театр».
В июне Владимир Кехман побывал в Нью-Йорке и дал интервью специально для нашей газеты.
Н.А.: Почему Вы решили взять на себя такой экономически невыгодный бизнес как театр? Работали ли Вы раньше в театре?
В.К.: Я раньше не имел никакого отношения к театру, но в какой-то момент своей жизни я решил сменить профессию.
Н.А.: А какая у Вас была профессия?
В.К.: 25 лет я занимался торговлей. Когда я решил заняться театром, губернатор Валентина Ивановна Матвиенко  поддержала мое стремление.
Н.А.: Это была Ваша инициатива стать генеральным директором театра оперы и балета им. Мусоргского, или кто-то предложил Вам взять на себя именно этот театр?
В.К.: Это была моя инициатива. Идею обратить внимание именно на этот театр подали мне Фарух Рузиматов и Зорина Мыскова (Председатель Попечительского совета Фонда Рузиматова). Я приехал, посмотрел театр, познакомился с господином Гаудасинским, и решил рискнуть.
Н.А.: Я хочу спросить о другом. Это не так просто поменять руководство театра. Вы решили стать генеральным директором – и – все сразу согласились. Кто-то Вас поддержал?
В.К.: В этом желании меня поддержал весь коллектив театра. Когда я представлял Елену Образцову оперной труппе, все встали, и минут десять ей хлопали, стоя.
Н.А.: Вы сняли Николая Боярчикова с поста художественного руководителя труппой. Это не могло случиться так: Вы пришли к нему в кабинет и сказали ему, что он больше не руководитель труппы. Какое-то начальство Вас поддержало в этом решении?
В.К.: Нет, мы сначала полностью обо всем договорились с господином Гаудасинским. Мы с ним все обсудили. Боярчиков написал заявление об уходе с поста руководителя балетной труппы по собственному желанию. Он остался моим советником. Мы еще не уволили ни одного человека из театра. Очень внимательно будем взаимодействовать с труппой, и если надо, найдем разумные компромиссы.
Н.А.: Вы поговорили с Гаудасинским, и он согласился поменять состав руководства?
В.К.: Но в театре все понимают, что нужны изменения, нужны новые решения.
Н.А.: Театр им. Мусоргского – это городской театр, Вы взяли этот театр на полное собственное обеспечение или город будет Вам помогать?
В.К.: Я вкладываю сейчас в театр собственные средства – это порядка 20 миллионов долларов. Город, конечно, будет помогать. В театре сейчас 17 тысяч квадратных метров, после реконструкции, я надеюсь, у нас будет 25 тысяч квадратных метров. Я считаю, что от города театру нужны деньги только для содержания здания и реконструкции, а труппа может стать гораздо успешнее и творчески и финансово, и через два года перейти на самоокупаемость. У нас такой план.
Н.А.: Вы собираетесь ремонтировать здание. Сколько времени займет ремонт?
В.К.: 1 июня мы закрыли театр, новый сезон начнется 7 октября. Мы собираемся закрыть театр для капитального ремонта в августе 2009-го года и открыть для публики через 14 месяцев.
Н.А.: А что труппа оперная и балетная будет делать четырнадцать месяцев?
В.К.: У нас есть два года до ремонта, чтобы создать выдающуюся труппу. После открытия это уже будет новый театр. А пока идет реконструкция театра, мы будем гастролировать.
Н.А.: Как Вы относитесь к тому творческому составу театра, который существует на сегодняшний день: педагогам, репетиторам, танцовщикам? Оставите ли Вы прежних репетиторов?
В.К.: Мы, безусловно, будем усиливать состав педагогов. На сегодняшний день в театре работает 761 человек, господа Образцова и Рузиматов сейчас оценивают ситуацию, решают, насколько качество труппы их устраивает. При этом я особо хочу отметить технический персонал - таких мастеров высокого класса, таких выдающихся специалистов, которые работают в этом театре, при этом за такие маленькие деньги, найти в бизнесе невозможно.
Н.А.: Вы повысили зарплату этим специалистам высокого класса?
В.К.: Конечно. С нового сезона мы должны повысить зарплату всем на 50%.
Н.А.: Вокруг Вашего проекта ходит много разговоров. Кто-то мне рассказывал, что Вы выступали на собрании труппы и спросили танцовщиков: «Если вам повысят зарплату, будете ли вы лучше танцевать?», и они ответили: да! Правда ли это?
В.К.: Это абсолютная правда. Кто-то меня спросил, будет ли повышена зарплата, я ответил: да, я готов больше платить, а будете ли вы от этого лучше танцевать? Один из них сказал: «Да, я буду лучше танцевать!»
Я-то спросил с юмором. Поверил ли я этому танцовщику? Думаю, что нет. Но если говорить серьезно, все эти танцовщики – молодые люди, они не могут работать за те деньги, которые получают.
Н.А.: Говорят, что Вы собираетесь строить в театре вторую сцену.
В.К.: Да, когда мы будем делать реконструкцию, в той части здания, которая ближе к каналу Грибоедова, мы сделаем вторую сцену на третьем этаже. Это позволит нам и с точки зрения репетиций и с точки зрения новых постановок получить большие возможности для продвижения вперед.
Н.А.: А в чем заключается проект создания сцены во дворе театра?
В.К.: Во дворе мы уже сегодня устраиваем летние вечера, чтобы о нас не забывали. К следующему дню города планируем открыть там театральный атриум, его предварительное название «Ла Мишель» (так театр когда-то назывался по-французски). Игорь Бутман, наша джазовая звезда, будет возглавлять этот проект. Это будет джазовый клуб, который позволит нам делать джазовые концерты.
Н.А: И певцы будут принимать участие в концертах джазовой музыки?
В.К.: Но не певцы нашей труппы, а джазовые певцы.
Н.А.: А чем Вы собираетесь открывать сезон?
В.К.: Сегодня мы знаем точно только число: 7 октября. Мы открываемся в день рождения Президента. А с чего мы начнем - этот вопрос будет сейчас решаться.
Н.А: В театре есть «совет директоров»?
В.К.: Сегодня нет. Вопросы, связанные с оперой, решает Елена Образцова, жизнь балета – Фарух Рузиматов.
Н.А.: Очень существенный момент в будущей истории Вашего театра – это репертуар, его оригинальность по сравнению с репертуаром других театров. Думали ли Вы уже об этом?
В.К.: Мы, безусловно, хотим, чтобы наш театр подтверждал то название, которое мы ему дали: Императорский Михайловский театр. До 15 июля будет полностью сформирован репертуар 2007-2008-го года. 2008-ой год – юбилейный: театру исполняется 175 лет. Я надеюсь, к этому времени мы сформируем репертуар, который позволит быть театру отличным от других театров.
Н.А.: Собираетесь ли вы приглашать хореографов, русских и заграничных, для новых постановок или переносить уже имеющиеся спектакли?
В.К.: Конечно. Мы открыты для всего мира, для молодых режиссеров и хореографов, для знаменитых и начинающих, для всех. Мы готовы рассматривать любые предложения, идти на любые эксперименты.
Н.А.: Публика очень любит, когда в спектаклях выступают известные артисты. Будете ли Вы приглашать из других театров, условно говоря «гостей-звезд», как оперных, так и балетных?
В.К.: Несомненно. Мы будем приглашать всех, кто захочет с нами работать.
Н.А.: Кто из известных танцовщиков и певцов уже дал согласие работать с театром?
В.К.: В новом сезоне мы договорились с Владимиром Черновым, Василием Гиреллой, и еще рядом певцов. В балете мы ведем переговоры со звездами разных театров, в том числе с Денисом Матвиенко. Я бы не хотел сейчас называть имена, но зрителя ожидают большие сюрпризы.
Н.А.: Собираетесь ли Вы приглашать звезд зарубежных театров?
В.К.: Конечно, наша задача показать российскому зрителю лучших артистов и режиссеров сегодняшнего мира. Мы со многими находимся сейчас на стадии переговоров.
Н.А.: Придя в театр из другой сферы жизни, какие трудности Вы испытываете?
В.К.: Самое сложное для меня сегодня – это как раз отношения со звездами. У всех у них графики напряженные, все заняты. Мне стоит невероятных усилий убедить их включить выступления в нашем театре в свой график. Плюс репутация театра на сегодняшний день достаточно спорная. Взаимодействие со звездами на сегодняшний день – самая тяжелая часть моей работы. Приходится подстраиваться к их амбициям и планам. Но я надеюсь, что через какое-то время ситуация изменится, и все будут с удовольствием откликаться на наши предложения.
На самом деле у меня странное на сегодняшний день состояние. Сначала мне было невероятно тревожно, сегодня мое состояние – это состояние радости. Я вижу, что у нас есть шансы создать один из лучших театров России.

Насколько я знакома с процессами, происходящими в России, последнее время разбогатевшие граждане страны начали вкладывать деньги в искусство. Присутствуем ли мы при зарождении периода, сходного с тем, который определил во многом расцвет русского искусства в начале прошлого века, когда дети разбогатевших купцов поддерживали живописцев и театры?
Хотелось бы верить, но время покажет...