Театр абсурда

В мире
№25 (583)

Мне очень не нравится то, что происходит в Палестинской автономии. Чем дальше, тем сильнее. Я смотрю на тех, кто вместе со мной наблюдает этот кровавый фарс, и вижу, что это зрелище увлекает их все больше и больше. Скоро начнут аплодировать и кричать «браво». Тогда мне придется встать и тихо выйти из зрительного зала. Я этот спектакль уже видел, причем с более сильным актерским составом.
Давайте развернем пожелтевшую от времени афишу и посмотрим, кто прежде подвизался на главных ролях.
Ахмед Ясин, создавший исламистский ХАМАС, и до самой смерти руководивший им, а также Ясер Арафат, сумевший всеми правдами и неправдами подмять под себя светские палестинские организации и в конце концов признанный единственным законным руководителем Палестинской автономии, были, бесспорно, на голову выше нынешних палестинских деятелей. В отличие от шейха Ясина, демонстративно игнорировавшего опасность, глава политбюро ХАМАСа Халед Машаль предпочитает жить в относительно безопасной Сирии, а президент автономии Махмуд Аббас, ведя слишком честную для арабов игру, так и не смог консолидировать все палестинские группировки. Поэтому Машаль и Аббас постоянно сбиваются с текста и всякий раз с трудом восстанавливают действие. Но все же восстанавливают.
Сейчас как раз такой случай. После шиканья из зрительного зала, после лихорадочных усилий суфлеров перед зрителем предстала знакомая мизансцена.
На Западном берегу правит ФАТХ.
Мировое сообщество вновь видит перед собой Палестинскую национальную администрацию без участия исламистов.
Правительство Израиля имеет на палестинской стороне переговорщика в лице Махмуда Аббаса, которого при желании можно считать легитимным.
Все те, чьи карманы жгут деньги, которые они привыкли, не считая, швырять в палестинскую топку, но были лишены последний год такой возможности, вновь эту возможность получили.
Государства – члены Лиги арабских государств, обиженные тем, что ХАМАС торпедировал результаты совещания в Мекке, признали президента Палестинской автономии Махмуда Аббаса и назначенные им органы власти законными.
При этом с самым неприятным во всей этой истории фактом - появлением в Газе террористического территориального образования - предпочитают поступать по рецепту Скарлетт О’Хара: «Не будем думать об этом сегодня».
Таким образом, если не учитывать появление в Газе «Хамастана», мы вернулись к ситуации двухтысячного года. Как и тогда, Израиль готов для достижения мира предложить палестинцам очень многое. Вопрос лишь в том, как те к предложениям отнесутся.
Летом двухтысячного года премьер Эхуд Барак пообещал Арафату такое, что, казалось, только сумасшедший может от этого отказаться:
- палестинская национальная независимость;
- палестинское государство на 98 процентах «территорий» с исчерпывающей территориальной компенсацией «недостающих» двух процентов за счет территорий Негева;
- контроль палестинцев над Храмовой горой, Восточным Иерусалимом;
- частичное возвращение «палестинских беженцев» в пределы Израиля и полная свобода «возвращения» в пределы палестинского государства.
От Арафата требовалось:
- заявление об отказе от дальнейших претензий;
- декларация о прекращении враждебных действий по отношению к Израилю.
Вот тут-то и наступил момент истины: Ясер Арафат от предложения отказался. Он не захотел стать обыкновенным руководителем обыкновенной страны, живущей в мире со своими соседями. Первый и единственный в мире террорист, получивший Нобелевскую премию мира, Арафат так и не смог преодолеть своей террористической сущности. Понимая, что внятно мотивировать свое решение он не сможет, Арафат привнес в вопрос, который до тех пор являлся территориальным, религиозную составляющую и уже осенью того же года, воспользовавшись ничтожным поводом - посещением Храмовой горы Ариэлем Шароном - объявил «интифаду Аль-Акса». С этих пор арабо-израильский конфликт, связанным с созданием двух государств для двух народов, перешел в плоскость теологических споров: кто имеет право молиться на Храмовой горе.
Не знаю, предчувствовал ли Арафат, что ему осталось жить после этого лишь четыре года, но своим безумным поступком он унес вместе с собой в могилу надежды не только евреев, но и арабов. На территориях автономии экономика оказалась в катастрофическом положении: если к началу интифады количество безработных составляло десять процентов, а количество людей, живущих ниже уровня бедности, не превышало двадцати процентов, то в настоящее время эти показатели просто не поддаются анализу. В этой ситуации нет ничего легче, чем за гроши рекрутировать голодное население в бригады, комитеты и прочие подразделения различных «мучеников», что и привело автономию к нынешнему тупику.
Конечно, есть надежда, что Махмуд Аббас, как он это усиленно последние дни демонстрирует, искренне хочет заключить с Израилем мир. К этому его подталкивает и умеренный арабский мир, у которого есть другие заботы, кроме затянувшейся истории с созданием палестинского государства. Вся беда в том, что как только Израиль соглашается на разумные уступки вменяемым палестинским силам, на сцену выступают исламисты, которые воспринимают это как слабость и подталкивают светские группировки к продолжению конфликта.
Поэтому я считаю, что спектакль в жанре театра абсурда надо остановить. Надо выработать новые правила игры, если угодно – переписать сценарий. Необходимо удалить со сцены резонеров-исламистов и оставить тех, кто не играет в искусство ради искусства.
Как это может выглядеть конкретно? Очень просто. Признанный мировым сообществом президент Махмуд Аббас и его правительство письменно, от лица всех палестинцев провозглашают мирное сосуществование с Государством Израиль. Объявленные Аббасом вне закона вооруженные формирования ХАМАСа признаются мировым сообществом террористическими, со всеми вытекающими из этого обстоятельствами. Все это оформляется гарантиями ООН. Достаточно? Я думаю, что это необходимо, а вот достаточно ли - покажет время.
Все это на нынешнем этапе осуществимо в отношении лишь Западного берега. Что же касается сектора Газы, захваченного исламистами, то здесь много неясного. Стоящий за ХАМАСом Иран уже выразил недовольство действиями Махмуда Аббаса. В СМИ появились сообщения о том, что истинной целью исламистов, совершивших в Газе военный переворот, было провозглашение независимости и подписание договора об обороне и сотрудничестве с Ираном. Такое развитие событий поставило бы Ближний Восток перед совершенно новой ситуацией, намного более взрывоопасной, чем имеющаяся на сегодняшний день.
Президент автономии Аббас заявил о решимости восстановить свою власть над Газой, и в этом ему должно помочь мировое сообщество на тех условиях, о которых говорилось выше. Если же вооруженные формирования ФАТХа не смогут этого сделать, значит, грош им цена в базарный день.
Кстати, о деньгах. До тех пор, пока подпись Аббаса не будет стоять под соглашением о признании Израиля, его правительству нельзя перечислять ни цента.
Даже плохие актеры должны честно отрабатывать свою зарплату.