ankara escort

Аберрация на оба глаза

В мире
№24 (582)

В МВД Германии – праздник души! Эксперты министерской рабочей группы пришли к выводу, что легально действующие в стране неонацистские партии - Национал-демократическая (НДПГ) и Немецкий народный союз (ННС) - находятся в глубоком финансовом кризисе!
Экспертная группа была создана в прошлом году, после вхождения депутатов от праворадикальных партий в парламенты двух федеральных земель (Саксонии и Мекленбурга - Передней Померании) для контроля за их денежными потоками. Проанализировав все добытые данные, эксперты сошлись на том, что «НДПГ и ННС находятся в столь затруднительной  финансовой ситуации, что фактически не способны более представлять реальной угрозы безопасности Германии». Этот вывод венчал многостраничный доклад, представленный экспертной группой в конце мая одновременно с отчетом Ведомства по охране Конституции (контрразведки, также входящей в состав МВД; в ее функции входит, в частности, контроль за деятельностью как неонацистов, так и левых экстремистов всех мастей).
Однако данные контрразведчиков, в отличие от доклада финансовых аналитиков, не настраивали на оптимизм. По ним выходило, что в стране в настоящее время насчитывается около 7 тыс. членов НДПГ, около 8,5 тыс. членов НСС и еще около 6 тыс. в близкой им по духу Республиканской партии. Кроме того, на конец декабря 2006 года правоохранительным органам были поименно известны более 40 тыс. человек, склонных к правому экстремизму, и еще 10,4 тыс. уже «всегда готовых» к применению насилия. Наиболее высок уровень правого экстремизма в Северном Рейне-Вестфалии – одной из наиболее промышленно развитых федеральных земель. Там в прошлом году на каждые 100 тыс. жителей (а по данным на 1.01.2007 г., население СРВ составляло 18 млн. 28,7 тыс.) зарегистрировано 145 преступлений неонацистского характера. В целом же по стране рост праворадикальной преступности в 2006 году по сравнению с 2005-м составил 14,6%, а рост числа фактов применения при этом насилия – 6%.
Но цифрами проиллюстрированы и выводы экспертов-финансистов из МВД. Так, например, долги НДПГ федеральному бюджету и частным кредиторам они оценивают в 1,3 млн. евро, констатируя  при этом полное отсутствие наличности в партийной кассе. Как подчеркивается в докладе, из-за финансового коллапса партийное руководство было вынуждено пойти на массовое сокращение численности своих управленческих структур, а также заложить ряд принадлежащих партии объектов недвижимости. Удивительный вывод! И удивителен он даже не тем, что цифры, на основе которых он сделан, тождественны там, что еще в  ноябре прошлого года обнародовал казначей НДПГ Эрвин Кемна (партия хоть и неонацистская, но действует-то легально, подчиняясь общему для всех порядку декларирования доходов; не хотелось бы думать, что эксперты просто переписали в свой доклад данные неонацистской декларации...).
Но о каком таком финансовом коллапсе ультраправых ведут речь эксперты МВД, если ими же и отмечается, что в 2006 году неонацисты получили в виде частных пожертвований более 1,5 млн. евро?! Да, НДПГ закладывает принадлежащие ей здания, но одновременно приобретает и новые. Один из недавних громких скандалов как раз и был связан с таким приобретением. Когда праворадикальный гамбургский адвокат Юрген Ригер пожелал купить и переоборудовать в молодежный учебный центр НДПГ выставленное на продажу 5-этажную гостиницу в центре нижнесаксонского города Дельменхорста, то на поверку  вышло, что денег не оказалось не у неонациста, унаследовавшего от «старой гвардии» многие миллионы, а у антифашистски настроенных властей и профсоюзов. И только когда горожане пустили шапку по кругу, удалось всем миром набрать необходимые 3 млн. евро. Недаром председатель другой ультраправой партии – ННС, – содержащий ее за собственный счет мультимиллионер Герхард Фрай заявил по поводу 230 тыс. евро дотаций, полученных ННС из бюджета, что на фоне его состояния это «сущая капля в море»!
Известно ли было все это аналитикам из МВД? Нет сомнений, что да. Но тогда возникает вопрос: на основе чего ими делается итоговый вывод о том, что праворадикальные партии находятся на пороге банкротства и, будучи всецело занятые своими проблемами, более не представляют угрозы немецкому обществу? Да с каких это пор временные финансовые затруднения вынуждали какую-либо партию отказаться от достижения своих программных целей?! Думается, причина тиражирования подобных убаюкивающих обывателя сообщений кроется в том, что в федеральном МВД и в обеих палатах немецкого парламента - Бундестаге и Бундесрате – ну очень как не хотят снова инициировать судебный процесс по делу о запрете НДПГ! И проблема не в том, что те, кто этого не хочет, сами являются скрытыми ее сторонниками. В высших эшелонах законодательной и исполнительной власти Федеративной Республики опасаются очередного провала этой инициативы. Очередного – потому что обращение три с лишним года тому назад этих же властных структур в Конституционный суд ФРГ с иском о запрете НДПГ потерпело позорное фиаско из-за отсутствия реальных доказательств антиконституционности деятельности НДПГ (см. статью «Результаты тренировок» в  № 18). Но, судя по всему, как тогда у властей их не было, так их нет и по сей день. Неспроста глава МВД земли Шлезвиг-Гольштейн Ральф Штегнер назвал возможную процедуру подачи такого иска сейчас «не имеющей шансов на успех». Вот и приходится политикам делать хорошую мину при плохой игре, убаюкивая общественное мнение колыбельными о скорой кончине неонацистской партии по причине острой финансовой недостаточности.

Но стоило в немецкой прессе разгореться дискуссии по этому поводу, как грянул июньский саммит Большой восьмерки. Проходивший в курортном местечке Хайлигендамм, что неподалеку от Ростока, он вполне может претендовать на звание исторического. Но не по значимости принятых на нем решений, а по беспрецедентности массовых беспорядков, учиненных леваками из Schwarzer Block («Черного блока»). Это не организация в обычном понимании. Schwarzer Block – это тактика проведения демонстраций, во время которых в ряды мирных демонстрантов проникают левые экстремисты и автономы. Облаченные в черные брюки и куртки с капюшонами, с лицами, закрытыми черными же платками, они в определенный момент выскакивают из общих колонн и вступают в самые настоящие бои с полицейскими.
Саммит начался в среду, 6 июня, а схватки с полицией Schwarzer Block принялся вести с понедельника, 4-го. Буянов было свыше 2,5 тысяч человек, и не только из Германии: к ним примкнули их «братья по разуму» из Испании, Бельгии, Польши, Украины, Чехии, России – всего из 11 стран. Общие итоги пока не подведены, но известно, что только за вторник, 5 июня, в столкновениях, которые впору было называть боевыми, пострадали более 1000 человек, из них 433 полицейских. (Забегая вперед, отмечу: в спешно организованном на окраине Ростока временном КПЗ к концу саммита содержались 1057 задержанных леваков и автономов. Из них в порядке так называемой «срочной процедуры» были преданы суду и осуждены на сроки от 8 до 10 месяцев лишения свободы только восемь (!) человек. Остальные 1049 после их идентификации распущены по домам – в их отношении дела будут рассматривать в обычном порядке, возможно, что годами – немецкая Фемида способна быть чрезвычайно неповоротливой.)
Описывать битвы хулиганов с полицейскими здесь вряд ли стоит: наиболее впечатляющие кадры телевидение транслировало по всему миру, фоторепортажи публиковались во всей мировой печати, и все это сопровождалось комментариями, правда, весьма, на мой взгляд, поверхностными. Вероятно, анализ событий той недели сделают позже. Но очень хотелось бы, чтобы при этом по достоинству отметили такие, к примеру, факты.
Еще в январе в Нижней Саксонии разразился скандал, вызванный тем, что 100 активистов движения антиглобалистов беспрепятственно проводили свои тренировки в арендованном ими здании школы в одном из центральных районов Ганновера. Причем, тренировались они для «показательных выступлений» именно на июньском саммите Большой восьмерки. И что же наши правоохранители? А ничего – ни тогда, в январе, ни позднее – в мае, когда снова в Ганновере – правда, уже не в школе, а в молодежным центре, - еще несколько сотен антиглобалистов опять «репетировали». На сей раз их тренинг включал в себя, в частности, приобретение навыков по преодолению полицейских заграждений. А с начала мая представители 40 левацких группировок регулярно совещались в Ганновере по тактике действий во время июньского саммита. О совещаниях этих было, разумеется, известно и полиции, и сотрудникам земельного Ведомства по охране Конституции, и городским властям. И что? А снова ничего! Единственное, что заявил по этому поводу представитель ганноверского управления полиции Ларс Берингер, «мы установили за этими местами наблюдение, соберем сведения и отошлем их коллегам в Хайлигендамм, чтобы они знали, какие группы и как подготовились и от каких из них следует ожидать насильственных действий».
Но не странная ли пассивность правоохранительных органов и местных властей, никак не препятствовавших проведению антиглобалистами, начиная с зимы, своих тренировок, способствовала тому, что противодействие полицейским силам носило четко скоординированный характер? И чем объяснить, что немецкая полиция, которую под Росток согнали со всей страны тысячами, действовала не на опережение, а уже после того, как хорошо организованные леваки начинали свои атаки?
Одну из версий ответа на эти, да и, пожалуй, все прочие вопросы того же ряда, я нашел в интернете: «Грандиозные беспорядки в Ростоке профинансированы рядом транснациональных корпораций с целью продемонстрировать миру опасность близкого хаоса, который необходимо подавлять железной рукой».
Насколько такая версия обоснованна – сказать не берусь. Хотя, на какие- то средства ведь арендовались «учебные центры»? И транспорт, доставивший около 100 тысяч (!) «протестантов» в Хайлигендамм, тоже ведь не был бесплатным. И пить-есть этим 100 тысячам тоже было надо, не говоря уж о том, чтобы цивилизованно отправлять естественные надобности (по немецким законам, если справить нужду в лесочке, то «писающий мальчик» или девочка могут быть оштрафованы на 30 евро). Но кем-то ведь была оплачена аренда кабинок биотуалетов в Хайлигендамме? А вот еще один факт: как только в «полевой» КПЗ близ Ростока стали доставлять первых задержанных, там сразу же оказались адвокаты. Но откуда у шантрапы из Schwarzer Block деньги на адвокатов?
Так что, возможно, имеет право на существование версия о «железной руке»? И в свете этого как-то по-иному выглядит вывод аналитиков из МВД о том, что праворадикальные партии находятся на пороге банкротства и, будучи всецело занятые своими проблемами, более не представляют угрозы немецкому обществу. Или у специалистов всезнающего ведомства внезапно произошла аберрация зрения, вследствие чего деятельность как ультралевых, так и ультраправых им представляется безобидной? Впрочем, если вспомнить, что аберрация – это искажение изображения, вызываемое несовершенством систем наблюдения (в физике – оптических, в астрономии – обусловленная скоростью света, и т.д.), то, быть может, так оно и есть?..