Как в Яффо сионистское электричество проводили

История далекая и близкая
№42 (861)
Рутенберг был одним из лидеров революции 1905 года в России. Когда поп Георгий Гапон предложил ему сотрудничество с царской охранкой, он был одним из инициаторов казни провокатора
 
 
Одна из малоизвестных историй, связанная с Яффо - это история его электрификации, которая, хоть и началась с “левой ноги”, зато закончилась хэппи-эндом.
 
Имя Петра Рутенберга мне было знакомо еще по прошлой жизни, и неразрывно связано с первой русской революцией 1905 года. Выдающийся инженер, влиятельный политик и удачливый бизнесмен, активный участник обеих российских революций. Крестившийся в смутное время переворотов, он тяжело и долго возвращался к своему народу. А вернувшись, оставил огромный вклад в возрождение Эрец-Исраэль. В подмандатной Палестине он стал одним из руководителей сионистского движения и Еврейского легиона. В 1920 годы, о которых пойдет рассказ ниже, Рутенберг добился от британских властей признания и разрешения на электрификацию страны, построив первые электростанции, создал и возглавил Электрическую компанию, ныне действующую “Хеврат Хашмаль ле-Исраэль”.
 
Когда Пинхас (Петр Моисеевич) Рутенберг начал воплощать в жизнь “электрификацию всей страны”, первым на примете стал Тель-Авив, молодой пригород Яффо, рядом с которым временно поставили несколько генераторов, по 750 киловатт, что по тем временам, а наша история случилась в 1923 году, считалось самым мощным снабжением электричества. В это время в Нахараим по его проекту строилась первая гидроэлектростанция в Эрец-Исраэль. Из-за этого проекта, кстати, Рутенберг получил прозвище “Старик из Нахараим”. (Кстати, сейчас бывшая электростанция Нахараим, которая находится под охраной Совета по сохранению исторических памятников Израиля, превращена в музей, и открыта для любителей истории и путешествий).
 
В те годы, Тель-Авив был маленьким поселением на холме, а самым крупным городом в округе был Яффо, поэтому вполне естественно, что Рутенберг решил провести электричество и сюда тоже. Как очень часто случается, благие намерения наказываются. Как только было объявлено о создании первой электростанции в Тель-Авиве, в самом Яффо начались активные действия, направленные против сионистского электричества.
 
В феврале 1923 г., когда жители молодого поселения Тель-Авив благодаря электричеству, наслаждались прелестями жизни, в Яффо собрались старейшины, чтобы обсудить предложение правительства британского мандата - присоединиться к тельавивцам. Но вместо этого, на собрании было приняло решение, в основу которого легло мнение араба-христианина Тадруса, который утверждал, что электричество Рутенберга - это не что иное, как одно из последствий создания “Национального еврейского дома” в Эрец-Исраэль, и если арабы противостоят сионистам, то их обязанность выступить и против средств достижения этой цели. И собрание старейшин Яффо ответило - нет электричеству!
 
Целый год эта тема не сходила с повестки дня. Во главе активных борцов с Рутенбергом была яффская газета “Фалестин”, которая с каждым новым выпуском раскрывала перед читателями сионистскую сущность электричества. Газета предупреждала тех, кто не устоит и таки да захочет сотрудничать с электрической компанией Рутенберга, о скором его банкротстве.
 
Рутенберг подал жалобу на “Фалестин”, но суд не оправдал газету, которая на этом не успокоилась, продолжая будоражить яффские умы. Так, в одном из выпусков было написано: “Мы подозреваем, что муниципалитет примет план Рутенберга. Тогда они все должны уйти в отставку, и предоставить правительству самому принимать решения”.
 
На улицах Яффо были расклеены листовки с таким содержанием: “Если заработает компания Рутенберга - заработает идея еврейского национального дома”.
 
В тоже время проходил всеарабский съезд, на котором было принято решение: бойкот электричеству!
 
Но, несмотря на это, не все в Яффо согласились с такой линией. Многие жители, а среди них торговцы и ремесленники обратились к Рутенбергу, и подписали с ним договор на подключение к электричеству. Так в Яффо появились первые электрические столбы.
 
Помните одного из основателей Тель-Авива Йосефа Элияху Шлуш? Преуспевающий бизнесмен, выходец из богатой семьи алжирских евреев, и один из активных деятелей еврейской общины в Яффо (в то время входил в совет муниципалитета Яффо), буквально спас положение.
 
 
 
- Однажды я пришел на совещание, - вспоминал Шлуш, вооруженный цифрами и точными подсчетами. Показал свою таблицу членам муниципалитета, сравнив плюсы электричества и недостатки темноты. Но самое главное - доказал, насколько мэрии будет выгодно экономически провести в Яффо электричество, намекая на то, что воровство, обычно происходит с наступлением темноты.
 
Шлуш убедил мэра Бей Саида создать комиссию “трех”, которая займется основательной проверкой и найдет подходящее решение. Комиссия трех - это мусульманин, христианин и еврей, т.е. последним был сам Шлуш. После долгих совещаний и проверок, в конце концов, было принято предложение Шлуша - рекомендовать муниципалитету присоединиться к компании Рутенберга и провести в Яффо электричество, которое будет способствовать развитию города и процветанию его жителей.
 
Двое арабских представителей, после долгих уговоров присоединились к рекомендации “трех”. Шлуш вспоминал, как во время подписания рекомендации, руки у обоих тряслись так, будто они на самом деле предавали родину.
 
А в это время слухи об электрификации Яффо долетели аж до Британского парламента.
 
- До нас дошли слухи, что компания Рутенберга размещает в Яффо электрические столбы против воли муниципалитета, - заявил официальный ставленник Британии в Эрец-Исраэль Бейкер, - что может стать причиной арабских волнений.
 
На что получил короткую, но исчерпывающую отповедь от замминистра поселений Гура:
 
- Нам ничего неизвестно о противодействии муниципалитета Яффо. Правительство поддерживает электрификацию. Волнений не было.
 
Лишь в конце 1923 года решили яффские арабы “прогнуться” якобы под давлением правительства. Такое решение было принято не без помощи продуманного трюка. Так сообщала в то время “Фалестин”:
 
“Как нам стало известно, воспользовавшись отсутствием мэра, еврейское торговое бюро обратилось к муниципалитету с требованием подключить улицы Яффы к электричеству, опасаясь частых случаев ночного грабежа. Исполняющий обязанности мэра согласился, не поставив в известность самого мэра. Были проведены переговоры между правительством, муниципалитетом и Рутенбергом, на которых была четко определена экономическая подоплека электрификации Яффо - и ничего более!
 
Но даже после мирного решения этой проблемы, в то время, когда жители Яффо уже наслаждались первыми результатами подключения сионистского электричества, авторы “Фалестин” не унимались, и не перестали атаковать компанию Рутенберга. Это продолжалось до тех пор, пока губернатор Кэмпбэлл лично не вызвал к себе редактора газеты, и не предупредил его о недопустимости в будущем распространение клеветы, и не наложил цензуру на эту тему. А от двух основных зачинщиков электрических волнений потребовал в виде гарантии заплатить 100 египетских лир, взяв с них обещание, что они никогда не вернутся к подстрекательству.
 
Египетская газета “Мукатам” не преминула рассказать о строгом правителе Яффо, который справился с “электрическими бунтарями” твердой рукой: он объявил, что каждый, кто отключит провода и разобьет фонари - будет расстрелян!
 
А спустя столько лет, мы можем свободно разгуливать по отлично освещенным старинным улочкам Яффо, который давно уже стал пригородом молодого Тель-Авива. И, лишь с улыбкой вспоминать о тех страстях, которые бушевали в этих местах в начале прошлого столетия...
 
Марина ШАФИР, заместитель главного редактора журнала “Исрагео”.
Фото автора
 
“Секрет”