ПАМЯТИ ЭДУАРДА ГУФЕЛЬДА

Шахматно-шашечный клуб
№14 (572)

В этом году исполняется 5 лет, как покинул «этот безумный, безумный, безумный мир» друг нашей «Школы», выдающийся гроссмейстер, верный почитатель шахматной эстетики Эдуард Гуфельд.
Памяти его мы посвящаем конкурс из произведений Художника, создателя знаменитой «Моны Лизы» на шахматной доске (РБ, 288).
Но прежде чем познакомить вас с конкурсными заданиями, предоставим слово известному израильскому журналисту Вадиму Теплицкому, долгие годы тесно сотрудничавшему с Э.Гуфельдом:
«Совсем недавно я поставил последнюю точку в рукописи книги «ДЖОКОНДА ГРОССМЕЙСТЕРА ГУФЕЛЬДА» - о жизни и творчестве выдающегося гроссмейстера нашего времени (1936 – 2002), замечательного шахматного педагога Эдуарда Ефимовича ГУФЕЛЬДА, уроженца Киева (Украина), проживавшего некоторое время в Тбилиси (Грузия) и закончившего свою жизнь слишком рано в Лос-Анджелесе (США).
Судьба подарила мне радость общения с этим жизнелюбивым, остроумным, талантливым человеком, который всю свою жизнь отдал шахматам. Мы не только написали вместе книгу, вышедшую в 1985 году в московском издательстве «Физкультура и спорт», в так называемой «черной серии», но и долгое время общались на «одном поле» - шахматном.
Эдуард Ефимович был гроссмейстером «второго эшелона», но все же дважды обладал титулом чемпиона мира в составе студенческих команд СССР, дважды был чемпионом Вооруженных Сил СССР; являлся автором большого числа оригинальных шахматных идей. Он упорно избегал называть шахматы «Игрой», считая их Искусством больше, чем Наукой и Спортом. «Шахматы – это жизнь!» - часто повторял он, выступая в разных странах на всех континентах (исключая Арктику и Андарктиду), и в своих комментариях к другим и собственным партиям нередко ассоциативно обращался к жизненным ситуациям, сравнивая создавшиеся позиции с теми или иными проявлениями в жизни людей ... Как и у всех творческих людей, были у него и взлеты, и падения, были и друзья, и недруги. Первых было гораздо больше.
В свое время перечитывая книгу «Мои показания» талантливого шахматного литератора Генны Сосонко, гроссмейстера из Голландии, одним из первых уехавшего из СССР, я с недоумением и огорчением столкнулся с «портретом» одного из героев этой книги – Эдуардом Гуфельдом. Особенно возмутили следующие строки автора: «Останется несколько блестящих партий и образ очень звонкого, неординарного, очень противоречивого человека, чувствовавшего себя как рыба в воде (В.Т.), в удивительном, навсегда ушедшем государстве».
Забыл правдокопатель, а может, сознательно не упомянул, что в проведенном Белградским ТВ конкурсе на «лучшую партию ХХ века», в котором миллионы любителей древней игры на второе место, вслед за знаменитым поединком Ботвинник – Капабланка (с великолепным ходом белые Са3!!), поставили партию Гуфельда с Багировым, его знаменитую «Джоконду»! В своем псевдообъективном эссе Г.Сосонко упустил и такую «мелочь», что имя Эдуарда Гуфельда, заслуженного тренера СССР и Грузинской ССР, вместе с именем его ученицы, чемпионки мира Майи Чибурданидзе занесено в Книгу рекордов Гиннесса?!
Эдуард Гуфельд, как заметил Александр Рошаль, главный редактор журнала «64-Шахматное Обозрение», «был большим шахматистом... Сам Таль называл тебя всеобщим любимцем... На злопыхателей не трать больше нервы, успокойся с миром. Не прощай, но до свиданья».
И добавить тут больше нечего...
Примерно год назад по просьбе Вадима Теплицкого, автора книги «ДЖОКОНДА ГРОССМЕЙСТЕРА ГУФЕЛЬДА», я написал небольшое предисловие к его книге, фрагменты из которого предлагаю вашему вниманию.
Более полувека назад, когда Эдуард приехал из Киева в Харьков для учебы в радиотехникуме, мы встречались с ним в городском клубе. Для всех он был тогда просто Эдик, живой, веселый, любивший побалагурить, рассказать какую-то невероятную историю. Вокруг него всегда собиралось много ребят, споры разгорались по самым разным вопросам. Именно тогда, мне кажется, из его уст я впервые услышал реплику «Есть маза!», впоследствии ставшую основной при разрешении всех спорных вопросов. По-моему, уже тогда он высказывал свою особую симпатию и к черному слону на g7.
Прошли годы – десятилетия... Эдуард Гуфельд стал международным гроссмейстером, выдающимся тренером, автором многочисленных бестселлеров и бессмертных шахматных шедевров... В середине 90-х он переехал в США. От участия в соревнованиях отошел, занялся тренерской работой, чтением лекций, публикацией статей, книг, последнее время был поглощен созданием киноролика, воссоздающего «бегство Наполеона» по мотивам его победы на Международном турнире в Гастингсе, 1992/93 гг. В конце 1999 года неожиданно для всех, и в первую очередь для себя самого, он выиграл 35-й US Open, открытый чемпионат Америки, показав прекрасную игру и отличный результат (+5). В журнале “Chess Life”, 2, 2000, был опубликован фрагмент одной из его партий, выигранной далеко не стандартным образом, с применением «сухого листа», известного по репортажам футбольных комментаторов.
«Позиция на диаграмме, - писал Гуфельд, - не сложная, но время «на волоске», несколько секунд на часах. Ситуация экстремальная. Первый ход 1... Лхf3 (я играю черными) делаю мгновенно и после 2.Лхf3 кажется, что выигрыш элементарный. Нужно быстрее двигать пешку на g4, используя и связку, и цугцванг. Но оказывается, что после прямолинейного 2...g5 белые спасаются 3.g4 h5 4.Крg3 h4+ 5.КрhЗ! Схf3, и...пат. В этой обстановке закружил перед глазами «сухой лист». Я играю 2... h5! и теперь, на 3.h3 отвечаю 3...g5 4.g4 h4Х. Еще проще я выигрывал после 3.h4 ходом 3... g6 и белые в цугцванге».
Этот поучительный пример был напечатан в нашей газете в апреле 2000 года. И с этого момента Эдуард стал не только нашим постоянным читателем, но одним из желанных ее авторов. За два с половиной года нашего сотрудничества в газете было опубликовано несколько его статей: «Моя Джоконда», «О новом Наполеоне», о «миролюбивом» Тигране Петросяне, о загадочной связи шахмат с космосом, о феноменальных победах над В.Смысловым, М.Талем. Большинство этих публикаций и сегодня можно прочитать на сайте нашей газеты (www.russian-bazaar.com).
В январе 2002 года в голландском Вейк-ан-Зее прошел традиционный международный турнир, в котором по разным причинам не играли ни Каспаров, ни Крамник, ни Ананд. Турнир «без звезд первой величины». В основную «шестерку» вошли Е.Бареев, А.Грищук, А.Морозевич, М.Адамс, А.Халифман, П.Леко. Но ни один из них не стал соискателем приза за лучшую партию. С Эдуардом Гуфельдом мы долго обсуждали по телефону результаты этого турнира, говорили о лучшей партии, которой была признана победа голландца Я.Тиммана над соотечественником Люком ван Вели.
Вот финал этой партии Л.ВАН ВЕЛИ - Я.ТИММАН, 2-й тур.
17...b5 18.ab ab 19.fe Кxg3! 20.Лf3 После 20.Kрxg3 Сxe5+ 21.Kрf2 (на 21.Сf4? следует Фg5!!) 21...Фh4+ 22.Kрg1 Фg3 23.Лf3 Фh2+ 24.Kрf2 Сd7 и белые попадают под неотразимую атаку. 20...Сxe5 21.Кaxb5 Фh4! 22.ef Сxf5 23.Лa4 Сe4!? 24.Лxf8+?
Компьютер предлагает интересные варианты: 24.Кxe4 и теперь, если 24...Кe2+, то 25.Кg3! с преимуществом белых. Возможно и 25.Kрh1 Лxf3 26.Фxe2 Лxh3+ 27.Kрg1! Сh2+ 28.Kрf1 Лf8+ 29.Кf2, и атака черных захлебнулась. Если вместо 24...Ке2+ черные ответят 24...Кxe4+, то 25.Kрg1 Лxf3 26.Фxf3 Фe1+ 27.Фf1 Фg3 28.Лxe4 Фh2+ 29.Kрf2 Лf8+ 30.Kрe2 Лxf1 31.Kрxf1 Фg3 32.Кc3 и за потерянного ферзя у белых целых три фигуры. Партия продолжалась недолго 24...Лxf8 25.Kрg1 Не проходит теперь 25.Кxe4 Кxe4+ 26.Kрg1 Фf2+ 27.Kрh1 Фg3, и мат неминуем. 25...Кe2+!! 26.Фxe2 Фg3 27.Сf4 Фxf4 28.Сxe4 Фg3+ 29.Kрh1 Лf1+! Красивый финал. У белых огромное материальное преимущество (ладья, два коня), но что делать? Остается смириться с неизбежным, белые сдались. По поводу этого анализа Эдуард сказал: «Я уверен, что об этой партии долго еще будут вспоминать, не исключено, что и мы вернемся к этому разговору, а о победителях все забудут и очень скоро».
С финальной частью этого утверждения трудно было поспорить, а вот убежденность его, что «авторов подобных шахматных шедевров нужно объявлять победителями турниров», показалась мне не вполне серьезной, напомнила юного Эдика в далеком Харькове в те давние времена, о которых я написал в самом начале.
В заключение хочу особо выделить следующий тезис. Что бы сегодня ни говорили, ни писали об Эдуарде Гуфельде, для меня он остается живым, по-мальчишески озорным и бесконечно влюбленным в шахматную красоту Человеком (да-да, именно с большой буквы).
КОНКУРС ПАМЯТИ
Все конкурсные позиции взяты из книги Эдуарда Гуфельда (см.фото), посвященной совершенствованию тактического мастерства шахматистов.
1. Белые: Крd1, Фe6, Лa1, Лe1, Kb3, Ke4, пп.a2, c2, d4, g2, h2; Черные: Крd8, Фf4, Лa8, Лh7, Cf8, Kd7, пп.a7, b7, c7, f6.
2. Белые: Крh1, Фa3, Лd1, Лe1, Kd6, пп.a2, b2, h3;
Черные: Крg8, Фf4, Лc2, Cg7, пп.a5, b6, f7, g5, h6.
3. Белые: Крc1, Фg2, Лg6, Cb3, Cd2, п.c2;
Черные: Крh5, Фe5, Лa8, Ce6, пп.a2, g7, h4, h6.
4. Белые: Крb1, Фg1, Лg5, Лg7, Kc2, пп.a2, b2, f4, h6;
Черные: Крh8, Фc4, Лc8, Лf8, Kf6, пп.a6, b4, e4, e7,
f7, h7.
5. Белые: Крh1, Фd1, Лa4, Лh4, Ce2, Cg5, Ke1, пп.b2, b3, c2, e4, f5, h2; Черные: Крh8, Фc6, Лe8, Лg8, Cb7, Cg7, Kd7, пп.a6, c5, d6, e7, f7, h7.
6. Белые: Крh1, Фh4, Лd1, Лg1, Cb3, пп.a2, b2, g6;
Черные: Крh8, Фc6, Лe4, Лf8, пп.a7, b7, g7, h6.
Всюду – белые начинают и ставят мат в считанные ходы.
Срок для ответов – 10 дней.
Победители получат копию книги Э.Гуфельда в бумажном либо в электронном варианте.
Для пользователей Интернета сообщаем адрес ведущего – roman_vsk@mail.ru


Комментарии (Всего: 1)

Эдуард Гуфельд был великим шахматистом и память о нем должна жить долго. Свои шахматные вкусы и пристрастия он передал ученикам и ученицам. Я знаю, что Майя Чибурданидзе называла Эдуарда Ефимовича своим крестным отцом. Он ей открыл глаза и уши на шахматные азы и привел ее к вершине шахмат. Только за это он должен остаться в памяти людей, особенно, моих земляков из солнечной Грузии.<br>Спасибо вам за эту статью.<br>Нана Абрамидзе, Принстон

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *