ТАНЦУЮТ ВСЕ!

Вариации на тему
№13 (571)

Говорят, что балет – искусство молодых. Конечно, молодость – понятие относительное. Недавно я читала книгу, написанную молодой женщиной лет 40. Среди ее новелл я нашла историю, в которой автор с возмущением рассказывает о молодом человеке, ухаживающем за старухой, которой аж под 60! Я бы с удовольствием вернулась в те годы на пороге 60-ти, тогда и лестницы были не такие крутые...
Надо признать, что в балетном театре возраст отсчитывается иначе. В России для танцовщика классического балета в 40 лет начинается пенсионный возраст. Танцовщики выступают и дольше, но профессиональные возможности в этом совсем еще молодом возрасте все уменьшаются и уменьшаются.
Хореограф танца модерн Жаклин Буглизи в новой программе, показанной недавно на сцене театра Джойс, вывела на сцену танцовщиков, по понятиям балетного искусства – на возрасте. Сама Буглизи раньше танцевала во многих современных труппах, в том числе и в театре великой модернистки Марты Грэм. В созданном ею «Театре танца Буглизи» продолжают выступать знаменитые танцовщицы из труппы Марты Грэм: Кристин Дакин и Тереза Капучилли. Это две действительно незаурядные танцовщицы и актрисы театра модерн: изысканная, нервная Дакин и Капучилли, чьи главные актерские удачи – роли страстных и темпераментных женщин. Когда в конце 70-х годов я стала постоянным зрителем спектаклей театра Марты Грэм, обе они уже были известными солистками и танцевали все главные роли в репертуаре. Конечно, танец модерн, в котором намного меньше профессиональных трудностей, чем в классическом, позволяет артистам этого направления дольше выступать, чем исполнителям балетов Петипа. Так, в той программе, которую я видела, Капучилли танцевала номер Буглизи, посвященный памяти великой трагической актрисы Сары Бернар. Не выходя за рамки возможностей танцовщицы, Буглизи сочинила хореографический монолог, который Капучилли исполняла с присущим ей темпераментом и выглядела совершенно естественно на балетной сцене. Возраст, разумеется, не имел значения: Капучилли исполняла роль свой сверстницы. Номер так и называется: «Вопреки всем правилам».
Я в целом люблю творчество Буглизи. Последовательница Марты Грэм, она создает свои балеты преимущественно на сюжетной основе или, во всяком случае, эмоциональные спектакли, проникнутые чувством или мыслью, как, например, последний балет “Caravaggio meets Hopper” на сборную музыку разных композиторов. Но “Caravaggio...” показался мне весьма спорной работой. С самого начала балета танцовщики держат у лица какие-то миниатюрные то ли заборчики, то ли оконные жалюзи. В чем смысл этого ребуса, понять довольно трудно. Если считать, что люди живут, отгородившись друг от друга, а заборчики – символ их одиночества, то в целом эта идея почти не развивается. И в этом балете привлечение к исполнению классических танцовщиков, давно ушедших со сцены, показалось мне не слишком удачным. Мартин Ван Хаммел, подтянутая, стройная, артистичная, в прошлом – премьерша Американского балетного театра, внешне выглядит прекрасно в отличие от Роберта ЛаФосса (в прошлом – премьер и АБТ, и труппы Баланчина), который раздобрел и потерял балетную форму. Но оба собственно ничего не танцуют кроме танго, их загадочные отношения в пантомимных сценах не слишком любопытны, а балет беден хореографически, назидателен и многозначителен. И в целом – скучен.
На каждые гастроли в Нью-Йорк Буглизи привозит свои новые балеты, которые, естественно, не равнозначны. Будем ждать следующего приезда «Театра танца Буглизи». Конечно, основной состав труппы – молодые танцовщики. И все-таки Дакин и Капучилли являются украшением труппы. Надеюсь, «вопреки всем правилам» Буглизи найдет им достойное место в своей новой программе.
Фото автора