Из весны в зиму

В мире
№41 (860)

 

 

Чего-чего, а скандалов нашему правительству хватает. Но даже на фоне всех этих громких разборок скандалы, возникающие вокруг заместителя министра по делам Негева Аюба Кары, привлекают к себе особое внимание. Они связаны с разработкой особой линии израильского правительства по отношению к “арабской весне”, событиям в Ливии, Египте, Сирии. Об этом я и решила поговорить с Аюбом Карой
 
 
- Уже больше года прошло после свержения ливийского диктатора Муамара Каддафи, а его смерть и последовавшие за этим события в Ливии остаются в центре внимания мировой прессы. Только что в СМИ появилось несколько сообщений. Во-первых, о том, что Каддафи устранил некий французский агент, а во-вторых, что к этому был причастен сирийский диктатор Башар Асад. И все это на фоне недавней волны протестов, прокатившихся по мусульманскому миру в связи с фильмом “Невинность мусульман”. Какова ваша оценка нынешних трагических событий в Ливии?
 
- Я думаю, западный мир получил серьезное предупреждение о том, что “арабская весна” в странах Ближнего Востока и Северной Африки приняла не тот характер, на который рассчитывал Запад. Возобладали группировки, связанные с “Аль-Каидой”. То есть процессы, происходящие в странах, охваченных “весной”, вышли из-под контроля западного мира. Тут упущен очень существенный момент. На пике революций западный мир слишком увлекся идеей свержения старых режимов, не особенно задумываясь о том, кто идет на смену этим режимам. Вся поддержка была направлена только на то, чтобы свергнуть, вместо того чтобы проанализировать, что же будет потом, и помочь умеренным силам. Франция и Италия жаждали падения Каддафи, США пошли за ними, фактически уступив их давлению. При этом никто не обеспокоился тем, чтобы укрепить умеренные светские группировки, а они ведь тоже были в движении протеста.
 
- Тут самое время вернуться к вопросу о том, кто же убил Каддафи.
 
- Мне кажется очень достоверной информация о том, что ливийского диктатора убили по наводке Башара Асада, который передал французскому агенту секретную информацию о местонахождении Каддафи. Что же касается конкретного исполнения, то это, по нашим сведениям, были не французы, а представители той же “Аль-Каиды”. Поскольку западный мир на тот момент был заинтересован исключительно в свержении Каддафи, времени задуматься над тем, кто на самом деле свершает революцию, не было, и в насильственных действиях приняли участие, в числе прочих, посланники экстремистских мусульманских группировок, которых в Африке становится все больше.
 
Теперь об Асаде... Понятно, почему он решился на это. Асад был очень заинтересован в том, чтобы заставить французов молчать о происходящем в Сирии. Он использует любые возможности для того чтобы отвлечь внимание от собственных действий. И французы действительно на время замолчали, не форсировали сирийское направление в ООН. Асад изо всех сил стремится отвлечь внимание от кровопролития в своей стране. То же самое касалось и марша к границам Израиля - он надеялся на суровый ответ Израиля, на жесткую реакцию, которая позволила бы миру вновь заговорить о насилии со стороны Израиля и перестать говорить о кровопролитии, учиненном его режимом.
 
- Сколько времени потребуется для того чтобы в Ливии восстановился порядок и восторжествовала власть закона?
 
- Думаю, годы. Давайте переформулируем ваш вопрос. Сколько времени пройдет до того как западный мир осознает, что “арабская весна” изначально регулировалась неправильно со стороны Запада и что коррекцию линии поддержки надо провести как можно скорее. Проблема в том, что народ очень хорошо запоминает, кому принадлежит честь победы над диктаторским режимом, и поддерживает именно того. В Ливии это оказалась “Аль-Каида” и близкие к ней объединения, в Египте - “Мусульманские братья”. А ведь там тоже была возможность не идти за событиями, подчиняясь воле толпы, а направить их в определенное русло. Теперь та же опасность существует в отношении Сирии. Что касается моего прогноза на ближайшее будущее, думаю, одним из основных последствий “арабской весны” будет массовая иммиграция из Ливии и Египта в страны Европы и США.
 
- Несколько крупных западных деятелей, в том числе и госсекретарь США Хиллари Клинтон, поспешили заявить, что события в Ливии, убийство американского посла и трех дипломатов, это результат действия небольшой группы людей, но никак не народа.
 
- Я думаю, ни у кого уже нет сомнений, что в Ливии царит полная анархия и отсутствует реальная власть. Ситуация, при которой “небольшая группа людей” может учинить погром и убить посла США, показывает, что страна неуправляема. Ведь на то и существует государство, чтобы не позволить подобным экстремистским объединениям делать все, что им вздумается. Для сравнения: в Саудовской Аравии в те дни, когда в мире бушевала волна возмущения по поводу упомянутого вами фильма, тоже попытались организовать демонстрацию, но это была небольшая и совершенно ненасильственная демонстрация. Почему? Потому что в стране есть власть и организаторы демонстраций знают, что должны считаться с законом. Была организована демонстрация “Исламского движения” и в Израиле напротив американского посольства, но она тоже носила очень спокойный характер, потому что лидер движения Райяд Салах, при всех его воззрениях, прекрасно понимает, что должен считаться с законом. Волна “народного возмущения” сметает все на своем пути, когда в стране нет закона и власти. Кстати, фильм наиглупейший и, я думаю, как минимум 99 процентов участников погромов не видели его, но имам призвал их к борьбе, и они пошли громить все на своем пути. 
 
- Давайте вернемся к событиям недавних дней. В середине августа в Израиле разгорелся дипломатический скандал, связанный с главой вашего офиса Сафади Менди. Он направился в Болгарию и встретился там с представителями сирийской оппозиции. Встреча, как выяснилось, готовилась в глубокой тайне. О том, что она готовится, не знал даже посол Израиля в этой стране Шауль Камисса-Раз. Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман через газету “Гаарец” призвал премьер-министра Биньямина Нетаниягу рассказать, почему такого рода встречи происходят у него за спиной. Скандал улегся, но вопросы остались. Неужели никто в израильском руководстве действительно не знает о том, что представитель нашей страны проводит встречи с сирийской оппозицией?
 
- За любым скандалом стоят чьи-то интересы. Так, судя по всему, случилось и на этот раз. Встречи моего сотрудника с семьей болгарского шофера, погибшего в террористическом акте в Бургасе, вызвали широкий резонанс в болгарской прессе. Родственники этого парня были очень тронуты нашим вниманием, им непросто противостоять горю, и израильский опыт выживания может помочь этим людям. Мы считаем, что Израиль должен поддержать тех, кто оказался вместе с нами в противостоянии террору. Это важно как в человеческом, так и в государственном плане. Видимо, положительная реакция на этот визит превзошла оценки официальных представителей нашей страны, постоянно находящихся в Болгарии и, можно допустить, вызвала у них некоторую ревность, которая выразилась в возмущении по поводу встреч с сирийской оппозицией.
 
- Но давайте определимся конкретно: МИД Израиля в курсе относительно контактов вашего офиса с сирийской оппозицией?
 
- Разумеется. Некоторые действия - не будем уточнять, какие, по понятным соображениям, - предпринимаются при участии МИДа.
 
- Но Либерман в гневе попросил объяснений у Нетаниягу. Значит, главный координатор ваших действий все-таки министерство главы правительства?
 
- Мы действуем на условиях координации с министерством главы правительства - это я могу сказать точно. В канцелярию главы правительства недавно был представлен подробный отчет о наших контактах с сирийской оппозицией.
 
- С ним можно ознакомиться?
 
- Нет, он идет под грифом “совершенно секретно”.
 
- Сирийская оппозиция состоит как минимум из 22 группировок. С кем общаются представители вашего офиса? Это только дружественные Израилю силы или нет?
 
- Мы встречаемся с представителями разных партий в сирийской оппозиции, среди них есть и дружественные, и недружественные Израилю силы. Любопытство к Израилю огромно. Среди лидеров оппозиции, независимо от того, в какой части политической карты они находятся, существует мнение, что судьба режима и судьба самого Асада в руках Израиля. Как, мол, в Израиле решат, так и будет. Захотят свергнуть - Асад падет, захотят, чтобы остался, значит, останется. Поэтому если у них имеется возможность встретиться с представителями нашей страны, они встречаются, тем более что речь идет о встрече с “сирийцем с Голанских высот”, обладающим израильским гражданством. Даже очень недружественные группировки выражают интерес к таким встречам, что представляется очень важным для нас, чтобы понять ход их мыслей и их намерения.
 
- А вы как себя чувствуете, вот уже несколько месяцев выполняя сложную и, прямо скажем, противоречивую миссию?
 
- Я думаю, что судьба Сирии будет решаться более крупными государствами - США, Россией, Китаем... Израилю же интересно выяснить, кто идет на смену Асаду. И такой подход очень важен. Мне кажется, что постепенно в определенных дипломатических кругах начинают прислушиваться к нашему мнению. Есть изменения в позициях лидеров других государств. Так, Хиллари Клинтон во время визита в Турцию отказалась встречаться с “Мусульманскими братьями”, и это определенный знак.
 
- Насколько, на ваш взгляд, меняется в этом контексте точка зрения России?
 
- Я считаю, Россия могла бы выиграть по-крупному, если бы вовремя сориентировалась и поняла, что ее интересы в Сирии не всегда полностью совпадают с интересами Асада. Если бы она сосредоточилась на своих интересах и помогла умеренным силам в оппозиции, то удержала бы свои позиции в стране и регионе. Что касается нынешнего сценария, Россия может оказаться по одну сторону с Асадом, когда начнется процесс над режимом.