ЦЕРКОВЬ не хочет быть НКО

Факты. События. Комментарии
№12 (570)

Началось всё со шпионского камня в центре Москвы, а заканчивается просьбой религиозных лидеров о смягчении отчетности и даже выводе церквей из-под действия правительственного постановления.
В прошлом феврале несколько дней подряд по всем телеканалам в выпусках новостей показывали сюжет про шпионский камень. А потом – отдельный документальный фильм известного уже автора-разоблачителя зарубежных происков Аркадия Мамонтова. Из него мы узнали, что шпионы ее величества королевы Великобритании вмонтировали в простой российский булыжник приемопередающее устройство и положили его, булыжник, на московский газон. Проходя мимо, завербованный россиянин включал карманный переносной компьютер и передавал шпионские сведения. Затем английский резидент, проходя мимо, включал свой КПК и списывал донесение агента. Почему хитромудрый прибор не вмонтировали, например, в стену посольства, где его никто бы не посмел тронуть? А ведь беспризорный булыжник мог унести кто угодно. Например, для засолки огурцов, для гнёта.
Наши камень подобрали, разобрали и продемонстрировали по телевизору его шпионскую начинку. Правда, перед этим показывали, как его уносит неизвестный английский шпион. Но, наверно, у них было два камня, и один захватили мы.
Но почему-то никого не выслали из страны, не вручили британскому послу ноту протеста. А всего лишь сказали по телевизору, что один из английских шпионов, Марк Доу, официально финансировал наши правозащитные организации, прежде всего Московскую Хельсинкскую группу. На что Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы, заявила: «Всё происходящее – продолжение клеветнической кампании против правозащитников... Главная задача – расправиться с нами... Бумага, демонстрируемая корреспондентом Мамонтовым в эфире, - фальшивка. У нас действительно были гранты от посольства Великобритании, но ни одна из бумаг не подписана Марком Доу. И у нас после 2004 года не было грантов от посольства, а в телесюжете в документе стоит 2005 год...»
Никто, конечно, разбираться не стал. И аккурат после такой шпионско-идеологической подготовительной кампании приняли закон о некоммерческих организациях (НКО) и правительственное постановление, ужесточающее рамки их деятельности.
Но вместе с правозащитниками под его действие попали и религиозные организации! По новым правилам они должны ежегодно представлять детальный отчет в Федеральную регистрационную службу, сообщать о любых мероприятиях и проектах, указывать количество людей, принявших в них участие, а также суммы пожертвований. Лидеры традиционных конфессий в декабре прошлого года обратились с письмом к президенту Путину, а затем встретились с главой президентской администрации Сергеем Собяниным и пожаловались ему на необоснованные строгости. Господин Собянин тут же, на заседании совета по религиозным организациям, дал поручение руководителю Федеральной регистрационной службы.
«Мы поддерживаем церковь в борьбе за отмену новых правил отчетности, - сказал по тому поводу известный российский правозащитник Лев Пономарев. - Мы тоже будем бороться, потому что невозможно исполнить эти новые гэбэшные правила».
Не прошло и четырех месяцев, как правительство подготовило упрощенную форму отчетности для религиозных организаций. Однако представители Русской Православной Церкви посчитали, что этого мало. Они настаивают, в частности, на том, чтобы отчет давался только за пожертвования из заграницы, а поступления от российских жертвователей оставались тайной.
Протестанты же вообще предлагают вывести религиозные организации из-под действия закона об НКО: «Коль мы живем по закону о свободе совести, то отчитываться должны тоже по нему».
В процесс включились заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков и первый вице-премьер Дмитрий Медведев, который и поручил министерствам юстиции, финансов и экономического развития разработать проект поправок к началу апреля.
«Мы рады за религиозные организации, но это создаёт неравенство среди НКО, - прокомментировал новые события Лев Пономарев.- Получается, что сильное лобби РПЦ продавило поправки. Нужно облегчить отчетность всем, а не только избранным».
По всей видимости, так оно и будет. Потому что иначе нельзя. Иначе в невыгодном свете окажутся все религиозные конфессии. В первую очередь – Русская Православная Церковь. В обществе до сих пор вспоминают ельцинские времена, когда в 1994 году РПЦ получила разрешение на беспошлинный ввоз в страну заграничных сигарет. Причем никто не установил квот, и за два года коммерсанты поставили 10 тысяч тонн. Точно так же ввозился в страну алкоголь. Выяснилось, что таможенной лазейкой воспользовались какие-то нечестные люди в корыстных целях. Но их имена неизвестны, а высокого церковного иерарха, ответственного за акцию, долго за глаза звали Табачным.
Были в недавней истории РПЦ и импорт 200 тонн куриных окорочков из Италии, и вывоз из России 650 тысяч тонн нефти, разумеется, без взимания таможенных пошлин. Дела вроде бы прошлые. Но уже в 2004 году РПЦ обращалась с просьбой освободить от уплаты налогов религиозные организации. Хотя они и так пользуются немалыми льготами. «Церковь имеет сегодня довольно прочные позиции в обществе, среди её прихожан достаточно людей состоятельных, да и практика благотворительных пожертвований не противоречит ее духу. Так что, думаю, можно найти эквивалент налоговым льготам,» - говорил тогда депутат Государственной думы, глава Комитета по экономической политике Валерий Драганов.
Конечно, упрощенная отчетность перед государственными органами – не налоговая льгота. Но, применённая только к религиозным организациям, вольно или невольно противопоставит церковь и паству.
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ