Опасная граница

Америка
№248 (1380)

По итогам 2022 финансового года, который заканчивается на этой неделе, на границе с Мексикой арестованы 2.3 млн. незадокументированных иммигрантов (UI). Это рекордный показатель за всю историю ведения подобной статистики, и на 600 тысяч арестов больше, чем в предыдущем году. Такие данные содержатся в новом докладе Департамента внутренней безопасности (DHS).

Впервые DHS объяснил резкое увеличение арестов на сухопутной границе «катастрофической ситуацией в самых репрессивных странах мира». Миллионы людей бегут от насилия, голода, преследований, кровавых войн и государственных переворотов. Они не имеют ни одного шанса попасть в Соединённые Штаты легально и поэтому выбирают самый рискованный вариант: добраться до Мексики, а потом незаконно пробраться в США.

DHS отмечает пять самых насущных проблем.

 

Во-первых, почти треть задержанных - это выходцы из Венесуэлы (диктаторский режим Мадуро), Никарагуа (Ортега) и Кубы (Диас-Канель).

США разорвали почти все дипломатические отношения с этими странами, однако диктаторы-социалисты продолжают «сражаться с главным империалистическим врагом» единственно возможным способом - создавать хаос у его границ. Все три государства-изгоя получают стабильную финансовую помощь от Путина, который очень любит создавать кризисы беженцев (война в Сирии, война в Украине).

Центральное разведывательное бюро (CIA) ещё в 2018 году обнаружило связь с караванами мигрантов из Венесуэлы, Никарагуа, Кубы и действиями российских спецслужб, но тогда у власти находился путинский агент Трамп, поэтому скандал замяли. Теперь DHS рассматривает возможность лоббирования специального билля в Конгрессе, который введёт жёсткие наказания против стран/президентов, причастных к тайной отправке беженцев к границе США. 

Поток беженцев из Венесуэлы, Никарагуа, Кубы увеличивается с каждым месяцем. Экономисты предсказывают этим странам участь Южного Судана, где с 2017 года продолжается самый настоящий голодомор. Люди выбирают между бегством и смертью.

 

Во-вторых,смертность на границе выросла кратно.

Этот показатель высчитывается просто: цифры официально умерших умножаются на 100 (большинство тел никто не находит из-за хищных зверей, птиц и песчаных бурь). В 2022 финансовом году только в реке Рио-Гранде утонули более 70 человек. Свыше 50 мертвецов были найдены в кузове трака с незадокументированными иммигрантами. Они задохнулись в результате поломки системы охлаждения.

Сотрудники DHS и пограничные щерифы описывают сегодняшних UI как людей абсолютно отчаявшихся и измождённых. Иногда они находятся в настолько плохом физическом и психологическом состоянии, что не реагируют на приказы остановиться и поднять руки. Как зомби они продолжают движение в сторону США.

DHS и полиция часто фиксируют тела умерших UI с дронов, но не спешат их тут же забирать. Иногда трупы являются провокацией со стороны картелей. Таким способом они отвлекают патрульных от других участков границы, через которые перебрасываются наркотики.

 

Третья проблема - президент Мексики Лопес Обрадор.

Он несколько раз встречался с Джо Байденом лично, но отношения между странами не улучшились. С политической точки зрения сегодняшняя Мексика гораздо ближе к Центральной Америке, чем к США. Обрадор затягивает страну в болото коррупции, социализма и власти наркокартелей. Президент Мексики, бесспорно, может разрешить кризис на границе за несколько недель. Караваны беженцев, однако, ему выгодны.

Обрадор сложит полномочия лишь в конце 2024 года (в Мексике президент избирается на один 6-летний срок). Поэтому и демократы, и республиканцы поддерживают идею экстренного укрепления южной границы. Этот план будет рассматривать следующий (118-й) Конгресс, который начнёт работу в январе 2023 года.

 

Следующая проблема - беженцы с Украины.

Байден ещё в марте пообещал принимать украинцев по облегчённой схеме, однако только каждый сотый (100 тысяч из 10 млн.) оказался в США. Как результат, около 60 тысяч украинцев приехали в Мексику и присоединились к огромной толпе беженцев.

Сотрудники DHS не имеют специальной инструкции относительно задержания незаконно перешедших границу украинцев, поэтому с ними обращаются так же, как с выходцами из той же Венесуэлы: надевают наручники и отправляют обратно в Мексику. Правозащитники постоянно давят на Байдена и DHS с требованием выделить украинцев из общего «каравана» беженцев.

 

Проблема пятая- нехватка инфраструктуры для содержания, обработки и допроса задержанных.

При Трампе количество частных тюрем, используемых DHS, резко выросло, а финансирование из госбюджета увеличилось. Коррупция в сфере подрядов и отсутствие контроля, однако, привели к тому, что условия содержания незадокументированных иммигрантов только ухудшились. Байден же отказывается строить новые тюрьмы и депортационные центры. Он верит в падение численности заключённых, хотя реальных причин для этого нет.

Кстати, DHS и его подразделения (ICE, CBP и т. п.) в этом году не станут публиковать точные отчёты о незадокументированных иммигрантах, которые умерли в заключении или в госпиталях, куда попали из заключения. Эти данные появятся лишь в конце следующего финансового года. Причина более-менее ясна - цифры очень мрачные. Сегодня даже не верится, что в США были годы, когда ни один задержанный незадокументированный иммигрант не умирал в заключении. Сотрудники DHS строго соблюдали все правила содержания, а на каждые 300 задержанных имелся хотя бы один доктор. 

В целом, обнародованные DHS данные являются лишним доказательством того, что Соединённые Штаты остаются одним из лучших мест для жизни. Легально или нелегально сюда стремятся люди со всех уголков планеты. Беженцы мечтают о свободе, демократии и процветании, но сталкиваются с невероятно жёсткой и даже временами жестокой иммиграционной системой.

Согласно неофициальной статистике, лишь у 1 из 80 беженцев, планирующих попасть в США через Мексику, а потом легализоваться (сначала - грин-карта, потом - гражданство), планы осуществляются.

Евгений Новицкий