Как суфражистки «сломали» Вильсона

Америка
№244 (1375)

На этой неделе исполняется ровно 105 лет крупнейшему в американской истории митингу суфражисток у Белого дома. Эта героическая и одновременно трагическая история стала переломным моментом в борьбе американских женщин за свои права. Она также прекрасно демонстрирует несовершенство законодательства США: добиться принятия закона - недостаточно, необходимо добиться воплощения этого закона в жизнь. 

Демократ Вудро Вильсон вступил в должность президента в марте 1913 года и моментально забыл о своём предвыборном обещании наделить женщин избирательными правами. На публике он говорил, что обязательно это сделает, однако в частных беседах принижал интеллектуальные способности женщин и выражал опасение, что в случае принятия соответствующей поправки «страна пойдёт не по тому курсу».

Любопытно, что до президентства Вильсон преподавал в женском колледже и имел репутацию одного из любимых учителей. Он часто задерживался после занятий, чтобы обсудить со студентками самые разные темы. Однако, когда возникал разговор об избирательных правах женщин, Вудро быстро уходил от темы. Он проявлял к дамам уважение, но, исходя из христианских, считал их неравное положение с мужчинами абсолютной нормой.

Более того, две дочери Вильсона позиционировали себя как активные суфражистки. Они принимали участие в демонстрациях и митингах и каждый день давили на отца с принятием закона о равных избирательных правах. С ними Вудро тоже не хотел разговаривать на эту «неудобную» тему. 

Каждый раз, выезжая из ворот Белого дома на чёрном лимузине, Вильсон бросал взгляд в сторону протестующих, улыбался и одобрительно кивал. Он читал лозунги на транспарантах, чтобы лучше понять, чего хочет самая активная часть населения. С первого дня его президентства суфражистки хотели избирательных прав. В 1914 году они же стали ярыми противниками Первой мировой войны (WWII, 1914-1918).  

28 августа 1917 года, когда 19-я поправка уже рассматривалась в Конгрессе, суфражистки собрали самый большой митинг. Они уже не просили, а требовали от Вильсона признать их права. Волна народного гнева нарастала, и Вудро ощутил страх, который трансформировался в президентский приказ разогнать мирный митинг. 

Полицейские, которые в те времена использовали не резиновые, а деревянные дубинки, принялись избивать женщин. Десятки задержанных оказались в тюрьмах и госпиталях. 

К избиению суфражисток также подключились сторонники войны и противники избирательных прав для женщин. С нескрываемым чувством злорадства они били протестующих ногами, таскали по земле за волосы, ломали запястья и рёбра. 

Несколько суфражисток, оказавшихся в тюрьмах столичного Вашингтона, сразу же объявили голодовку. Не прошло и нескольких часов, как тюремщики принялись их кормить принудительно. Через ноздри женщинам втыкались толстые трубки из жёсткого каучука, которые вели в пищевод. Жидкая пища заливалась внутрь организма. 

Поскольку трубки разрывали внутренние органы и кровь обильно текла в желудок, «кормление» почти всегда заканчивалось одинаково - женщин вырывало субстанцией из жидкой еды и крови.  

На следующий день после разгона митинга суфражисток Вильсон открыл газеты и ужаснулся. Его администрацию обвиняли в насильственном разгоне протестующих, избиениях, пытках и других зверствах. Вудро несколько часов ходил по своему кабинету и не знал, что делать. Он понимал причину произошедшего, но всё равно не решался сделать первый шаг к одобрению 19-й поправки.

Историки, психологи, социологи и другие специалисты считают, что Вильсон страдал типичным для его времени мужским комплексом. Он воспринимал расширение прав женщин как выражение собственной слабости. Он боялся, что кто-то из уважаемых политиков и бизнесменов не подаст ему руки. 

Больше всего Вильсона поразили именно голодовки суфражисток. Он не мог поверить, что ради избирательных прав женщины готовы умереть, а перед этим пройти чудовищные пытки с принудительным кормлением. 

19-я поправка Конституции, гарантирующая женщинам избирательные права, получила одобрение в Конгрессе летом 1919 года и прошла процедуру ратификации 14 месяцев спустя. Вильсон лоббировал поправку тайно, и большую часть работы свалил на своего вице-президента Томаса Маршалла. Последний изначально поддерживал участие женщин в выборах и долго не мог понять, почему президент так ожесточённо сопротивляется. 

Вильсон покинул свой пост в 1921 году. Перед смертью в 1924 году он давал много интервью и однажды намекнул журналистам, что противился 19-й поправке по причине банального неверия в равные избирательные права мужчин и женщин. Мол, даже конституционная поправка ничего не изменит. Мужчины всё равно найдут способ подмять всю политическую систему под себя и минимизировать влияние женских голосов на результат выборов. 

Так, собственно, и получилось. Женщинам потребовалось ещё полстолетия борьбы за свои права, чтобы 19-й поправка заработала во всех 50 штатах и округе Колумбия. Только по результатам президентских выборов 1972 года (тогда Никсон убедительно победил МакГоверна) журналисты и наблюдатели сообщат, что в США не зарегистрировано ни одного случая дискриминации женщин на избирательных участках. 

История с митингом суфражисток в 1917 году наглядно демонстрирует, как на самом деле функционирует политическая и законодательная система США. Сначала люди лоббируют право, которое не закреплено юридически. Потом отстаивают его на улицах. Идут в тюрьмы. Проходят через пытки и унижения. Умирают за своё право. 

Чем мощнее правозащитное движение, тем больше шансов, что Конгресс и Белый дом прислушаются к его требованиям. 

Если бы суфражисток не существовало, то Вильсон бы никогда не одобрил 19-ю поправку. К сожалению, историки любят «подчищать» биографии именитых политиков и выдавать народные инициативы за президентские. 

Вадим Дымарский 

Ссылка по теме:

Женщины-гребцы на новой почтовой марке

История дискриминации американок в конкретном виде спорта