Тюремная реформа. Начало?

Америка
№232 (1363)

Сенаторы Джон Оссофф (демократ от Джорджии) и Джон Кеннеди (республиканец от Луизианы) представили законопроект Family Notification of Death, Injury, or Illness in Custody Act of 2022, который должен стать началом масштабной тюремной реформы. В рамках своего билля сенаторы хотят обязать федеральные пенитенциарные учреждения оперативно сообщать о болезнях, травмах, несчастных случаях, смертях (уже произошедших или неизбежных) заключённых их ближайшим родственникам. 

Причиной для разработки билля стал скандал, разгоревшийся во второй половине 2020 года. Тогда СМИ сообщили, что в самых загруженных тюрьмах США бушует пандемия Covid-19. Заключённые заражаются и умирают, коек в тюремных госпиталях не хватает, трупы лежат в моргах месяцами. В некоторых учреждениях на 1,000 заключённых приходится один медработник. В 80% случаев им оказывается не врач, а  медсестра/медбрат (RN) со средней нагрузкой 18 часов в неделю. 

Бюро по тюрьмам (Bureau of Prisons - BOP) попыталось сгладить скандал и начало массово освобождать заключённых. В ходе «ковидной амнистии» на свободе оказались около 17 тысяч человек, совершивших нетяжкие преступления. Численность умерших в тюрьмах от Covid-19 с марта 2020-го по январь 2022-го оценивается в 4 тысячи человек. Многие заключённые умирали от коронавируса долго и мучительно, однако тюремщики ничего не сказали об этом их родственникам. 

Показательный случай халатности и равнодушия BOP произошёл в FCI Terminal Island (Лос-Анджелес, Калифорния) в апреле 2020 года. 59-летний заключённый Майкл Флеминг заболел Covid-19, однако тюремщики посчитали, что заболевание протекает в лёгкой форме, и оставили его в камере. Когда больной начал хрипеть и кашлять, ему сообщили о переполненной тюремной больнице. 

Только когда Флеминг потерял сознание и впал в кому, руководство FCI Terminal Island перевело его в госпиталь неподалёку с тюрьмой и подключило к аппарату искусственного дыхания. 

Сын Флеминга постоянно находился на связи с отцом, однако после болезни заключённого общение прервалось почти на месяц. В итоге сыну погибшего позвонил тюремный священник. Последний сухо сообщил о произошедшем, и задал два вопроса: можно ли кремировать тело и по какому адресу отправить прах.

Подобные случаи, к сожалению, происходят постоянно, хотя по инструкции тюремщики должны незамедлительно сообщать обо всех происшествиях с заключёнными их родственникам. 

Примерно такая же инструкция действует в армии. Начальство всегда должно быть на связи с близкими солдат и офицеров, которые находятся на поле боя, получили травмы во время тренировок, пострадали от неуставных отношений и т. п. 

Правозащитники считают, что BOP скрывает до 90% несчастных случаев, тяжёлых болезней, переломов, изнасилований и самоубийств заключённых. 

Так, тюрьмы Джорджии, имеющие репутацию худших в стране, отправляли умерших на кремацию, получив предварительно с них письменное разрешение. Как только человек прибывал в учреждение, ему предлагали подписать бумагу о том, что, если он умрёт, то его тело будет быстро кремировано, а прах передан указанному лицу. 

Так, в одном случае семья 7 месяцев не могла связаться с 40-летним отцом/мужем. Сначала письма возвращались в надписью «Return to sender», а потом появилась надпись «Return to sender: inmate dead». С момента смерти заключённого до получения его праха прошло почти 9 месяцев. Более того, тюремное начальство потребовало оплатить часть услуг по кремации.

Каждое общение заключённых с родственниками по видеосвязи, телефону или обыкновенной почте приносит прибыль частным компаниям, имеющим государственные контракты. Чем больше зарабатывают подрядчики, тем больше достаётся тюремщикам. Как правило, зэки или их сокамерники самостоятельно сообщают близким о своей жизни за решёткой. Стоимость минуты разговора по телефону доходит до $20, а отправка обыкновенного письма - до $15 (на свободе марка для обыкновенного конверта стоит 58 центов).

Как правило, нформация о тяжёлой болезни заключённого или, например, полученных им ножевых ранениях (самое распространённое преступление за решёткой) активизирует родственников. Они начинают требовать дополнительных свиданий, перевода осужденного из тюремной больницы в частную и т. п. Репутация учреждения, где зэки часто умирают, болеют и становятся инвалидами, рушится. С началом нового финансового года тюрьма получает меньше денег.

Как результат, борцы за права заключённых при составлении рейтингов худших пенитенциарных учреждений США ссылаются не на официальную статистику травм, убийств и самоубийств, которая тщательно скрывается и публикуется с задержкой в 3-4 года, а на степень информационной изоляции. Если начальство часто скрывает что-то от родственников, журналистов, правозащитников - это значит, что в тюрьме происходят страшные вещи. 

Худшей федеральной тюрьмой с момента своего открытия в 1994 году остаётся USP ADX Florence в штате Колорадо. Здесь находится около 340 опасных заключённых - от террориста Царнаева до наркобарона «Эль Чапо». Родственники не имеют почти никаких контактов с осужденными. О каком-либо статусе заключённого можно узнать только в случае его смерти. При этом тела на руки не выдают. В лучшем случае - урну с прахом без имени/фамилии.

С одной стороны, USP ADX Florence приютил настоящих монстров. Ни один не заслуживает пощады. С другой стороны, правозащитники называют тюрьму «государством в государстве». Здесь вообще не действуют никакие правила. Точнее, никто не знает о тех правилах, которые на самом деле существуют в USP ADX Florence.

Представляя свой билль, Оссофф и Кеннеди особо подчеркнули, что в нём нуждаются не только осужденные, но и их близкие. Родители, жёны, мужья, дети не имеют никакого отношения к совершённым злодеяниям, и они не могут отречься даже от самых страшных преступников. 

Вадим Дымарский 

Ссылка по теме:

Жизнь и смерть в стенах ADX Florence

Как устроена самая закрытая тюрьма Америки