What are we doing?!

Америка
№231 (1362)

В Соединённых Штатах произошла очередная трагедия. 18-летний Сальвадор Рамос застрелил 19 детей и двух учителей в стенах школы Robb Elementary (город Ювалде, Техас). Массовое убийство произошло за полгода до 10-летней годовщины Sandy Hook Elementary School Shooting. Тогда убийца расстрелял 20 детей в возрасте от 5 до 6 лет. 

Одним из первых на преступление отреагировал сенатор-демократ Крис Мерфи, который в 2012 году представлял округ, куда входила школа Sandy Hook Elementary (Коннектикут).

«Я стою здесь, перед вами, и готов даже встать на колени, чтобы вы, наконец, приняли правильное решение, - сказал он членам Конгресса. - Сэнди-Хук больше никогда не будет прежним. Эта комьюнити в Ювалде больше не будет прежней. Найдите выход из ситуации. Работайте с нами, чтобы найти способ сделать подобные трагедии маловероятными. Я понимаю, что мои коллеги-республиканцы не соглашаются с тем, что я поддерживаю и за что борюсь, но мы можем найти общий знаменатель, достичь компромисса».

Во время своей эмоциональной речи Мерфи несколько раз произнёс фразы «Что мы делаем?!» (What are we doing?!) и «Почему мы здесь?» (Why are we here?!), прямо указывая на равнодушие Конгресса к участившимся массовым расстрелам (mass shooting). 

Демократы, напомним, много лет пытаются ужесточить оружейные законы. Республиканцы блокируют все билли, не предлагая своего плана по сокращению числа жертв огнестрельного оружия.

Национальная стрелковая ассоциация (NRA) в свою очередь продолжает раскручивать давно устаревший миф о том, что пистолеты, дробовики и штурмовые винтовки нужны гражданам для самообороны.

Трагедия в Техасе произошла из-за тех же самых ошибок, которые не были устранены на федеральном уровне после убийства детей в Сэнди-Хук. Вот лишь несколько фактов: 

Убийца Сальвадор Рамос приобрёл две штурмовые винтовки образца AR-15 в день своего 18-летия. 

Для этого ему понадобился лишь драйвер-лайсенс и дистанционная проверка в системе NICS, которую контролирует FBI. 

NICS одобряет продажи оружия всем американцам - за исключением уголовников, судимых за тяжкие преступления, а также официально зарегистрированных психически больных. 

Рамос легко обошёл систему проверок, хотя его личностные характеристики выдавали потенциального убийцу. Нелюдимый, агрессивный, злой и замкнутый, он регулярно писал в социальных сетях депрессивные тексты и выставлял на всеобщее обозрение фотографии с оружием. 

Несколько человек, знавших Рамоса лично, признались, что давным-давно разглядели в нём «одинокого волка» (Lone Wolf). Эта фраза характеризует убийц, которые действуют в одиночку. Как результат, спецслужбы не могут их остановить с помощью информаторов.

Расстрел произошёл в тихом городке с низким уровнем преступности. 

Массовые убийцы почти всегда действуют в тихих мирных комьюнити, что опровергает миф NRA о том, что шутинги происходят в самых криминогенных районах Америки. 

В Ювалде проживают 16 тысяч человек (преимущественно – латинос). Местные полицейские, как правило, поимённо знают всех жителей своего района.  

Уверенность стражей порядка в том, что ничего страшного в Увальде никогда не произойдёт, поспособствовала осуществлению плана Рамоса. Он не только свободно купил оружие, но и легко прошёл в школу, где расстрелял детей. Отряд спецназа, ликвидировавший стрелка, прибыл на место происшествия слишком поздно. 

Особо стоит отметить, что до стрельбы в школьных стенах Рамос выстрелил в собственную бабушку (на выстрел никто не отреагировал), и свалился на автомобиле в канаву (полиции поблизости не оказалось). 

 

 

В школе не было системы безопасности. 

Убийца застал взрослых и детей врасплох. Никто не знал, как реагировать на звуки первых выстрелов и где прятаться. Если бы в школе находились вооружённые люди (республиканцы без конца предлагают выдать учителям оружие), они бы имели небольшой шанс остановить Рамоса. 

Последний был в бронежилете и военной куртке с большим количеством карманов для магазинов с патронами. Фактически, взрослые и маленькие дети столкнулись с человеком, у которого имелось всё самое необходимое для ведения полноценных боевых действий. 

Штурмовые винтовки хранились в доме уголовника.

Рамос хранил AR-15 в жилище своего 72-летнего деда Роланда Рейаса, который по закону не может иметь оружие из-за неоднократного пребывания в тюрьме за тяжкие преступления.

Рейас убеждает стражей порядка, что ничего не знал о купленных винтовках и ни разу их не видел. Таким образом, полиция даже не удосужилась наведаться к Рамосу после покупки винтовок, чтобы убедиться в правильности их хранения (замок на курке, отдельно хранящиеся патроны и т. п.).

Один из соучастников произошедшего - Грэг Эббот. 

Губернатор Техаса является одним из самых про оружейных политиков страны. Обладая самым высоким рейтингом доверия от NRA, он неоднократно призывал к максимальному смягчению законов, регулирующих Вторую поправку. 

Так, в 2015 году Эббот написал в Twitter:

«Я очень смущён тем фактом, что Техас по темпам закупок огнестрельного оружия находится на втором месте после Калифорнии. Давайте ускорим темп, техасцы!».

Трагедия в Ювалде произошла за несколько дней до ежегодного съезда NRA в Хьюстоне. Там Эббот должен был выступить с призывом максимально ослабить требования к свободному ношению и перевозке всех видов оружия. 

Рамос - нерелигиозный американец.

Очередной убийца в очередной раз развеял миф NRA о том, что шутинги устраивают религиозные фанатики, политические радикалы и иммигранты из стран третьего мира. Рамос являлся самым обыкновенным американцем, который не подпадает под эти характеристики. 

По своему психотипу Рамос больше всего походит на Харриса и Клеболда, которые застрелили 13 человек в Columbine High School (1999). За 23 года никаких выводов из трагедии в Колорадо сделано не было. Расстрелы в школах по-прежнему устаивают обиженные на весь мир неудачники, которые без всяких проблем покупают оружие и проникают в образовательные учреждения. 

Евгений Новицкий 

Ссылка по теме:

Побоище №1: семнадцать лет спустя

Личность убийцы не имеет значения