ankara escort

TBP: проблема, наконец, будет решена

Америка
№231 (1362)

В конце мая двухпартийная группа сенаторов в Конгрессе намерена представить законопроект о помощи миллионам ветеранов, подвергшихся воздействию токсичных ям для сжигания отходов (Toxic Burn Pits - TBP). Если билль получит 60 голосов в Верхней палате, то один из его главных лоббистов - президент Джо Байден - получит беспрецедентную поддержку со стороны военнослужащих. 

Для начала стоит рассказать читателям, что собой представляют TBP. 

В армии США существует железное правило: сжигать после боевых действий любые вещи, которые могут достаться врагу. Речь идёт об униформе, обуви, медикаментах, пайках, краске, аккумуляторах, пластиковых бутылках с водой и даже танках с гаубицами. Всё это собирается в предварительно выкопанную яму, обливается бензином или дизельным топливом и поджигается. 

TBP бывают гигантских размеров. Очень часто они выкапываются на скорую руку. Направление ветра военные не учитывают, поэтому клубы ядовитого дыма накрывают военных в радиусе до нескольких миль. 

Для многих опытных солдат создавать TBP - хуже, чем воевать на поле боя. Горящие ямы вызывают глубокие психические расстройства, включая распространённое среди ветеранов посттравматическое стрессовое расстройство (PTSD). 

Проблема TBP существовала всегда, однако пристальное внимание к ней было обращено после Войны в Персидском заливе (1990-1991). Тогда многие военные, находившиеся на базе в Кувейте, в буквальном смысле сошли с ума от горящих 24/7 TBP. Многие из этих солдат даже не принимали участия в боевых действиях. На протяжении месяцев они дышали ядовитым воздухом, их глаза страдали от смога, который стоял повсюду. 

Независимые исследования показали, что дышать дымом от TBP в разы опаснее, чем дышать асбестом. Необратимые изменения в организме могут произойти уже через несколько часов. Если же человек вдыхает яды днями, неделями или месяцами, он почти со 100-процентной вероятностью умрёт от рака, лучевой болезни, отёка мозга и т. п. Врачи назвали TBP «тихим убийцей» (Silent Killer).

Пентагон пришёл в гнев после скандала с TBP. Дело в том, что для американской армии ямы для сжигания всегда являлись «делом чести». США старались никогда не оставлять после себя технику и вещи - в ямах сгорало абсолютно всё. 

Здесь некоторые читатели возмутятся и напомнят мне о Вьетнаме, Корее, Ираке и Афганистане, где армия США оставляла тонны оружия. В реальности это не так. Американцы действительно часто бросали патроны, снаряды, ракеты, гранаты и мины, однако они лишали возможности их применения. Например, перед уходом армии США из Афганистана в TBP сгорели крупнокалиберные пулемёты, переносные зенитные комплексы, «Хаммеры» и даже установки с ракетами типа земля-воздух. 

Пентагон действовал по принципу табачных компаний на заре массового вымирания курильщиков от рака лёгких. Генералы отрицали вредное воздействие TBP на военных или называли проблемы «побочным ущербом» (collateral damage). Мол, на войне всегда существует вероятность получить проблемы со здоровьем или вообще умереть. 

Медицинские страховые компании встали на сторону Пентагона. Никто не хотел выделять на лечение ветеранов больше денег. Как результат, иншуренсы не покрывали последствия TBP, которых к середине 1990-х годов было выявлено более 30 - от глазных болезней до рака лёгких, кожи и мозга. 

Когда в 2014 году разгорелся скандал с военными госпиталями (оказалось, что сотни тысяч ветеранов с хроническими болезнями месяцами стоят в очередях на срочное лечение), журналисты вновь заговорили о TBP. Пентагон, однако, снова замял проблему, раскрутив миф о том, что главная болезнь ветеранов - PTSD. На ветеранских интернет-форумах даже появился чёрный юмор, что «о PTSD   вспоминают каждый раз, когда кто-то пытается говорить о TBP».

Президент Трамп, который позиционировал себя как главный друг ветеранов, отказался решать проблему TBP, хотя на него постоянно давили десятки некоммерческих организаций, защищавших права больных ветеранов. Трамп лишь увеличил финансирование государственной конторы Veterans Affairs (VA), которая была и остаётся большой коррупционной дырой.  

Президент Байден принял лоббистов билля о помощи жертвам TBP летом 2021 года. Тогда же глава государства сказал, что его старший сын Бо, ветеран войны в Ираке, скорее всего, умер в 46-летнем возрасте (2015) именно из-за токсичных ям. В январе 2022 года Байден призвал Конгресс разработать исторический билль о помощи пострадавшим от TBP.

Как результат, появился законопроект Promise to Address Comprehensive Toxics (PACT) Act of 2022, который имеет неофициальное название «билль сержанта Хита Робинсона». Последний умер в 2020 году после токсического воздействия ям для сжигания.

PACT обеспечит доступ к медицинским услугам примерно 3.6 млн. ветеранов. Госпитали VA больше не смогут отказывать в лечении 23 детально описанных состояний, вызванных TBP. Более того, билль открывает дверь для пересмотра официальных правил создания ям для сжигания отходов. В частности, медработники требуют, чтобы военные, находящиеся поблизости с TBP, носили противогазы и защитные костюмы, а также имели определённые льготы во время службы.

Стоимость PACT пока неизвестна. Эксперты VA считают, что на лечение последствий TBP понадобится до $40 млрд. в год. Сумма огромная и пока непонятно, где именно она будет взята. Группа сенаторов, которые собираются голосовать против PACT, мотивируется именно отсутствием чётких источников финансирования. В истории США уже бывали случаи, когда законы принимались на бумаге, но не на практике. Большинство таких биллей-пустышек касались именно действующих военнослужащих и ветеранов. 

Так или иначе, Байден имеет все шансы войти в историю как президент, подписавший больше всего законопроектов в интересах ветеранов. Таких биллей уже больше 20. 

Евгений Новицкий 

Ссылка по теме:

Как Трамп «помог» ветеранам

На словах - и на деле