Неквалифици- рованный иммунитет

Америка
№208 (1339)

Член Ассамблеи штата Нью-Йорк Памела Хантер (демократ от города Сиракьюс) анонсировала беспрецедентный законопроект, позволяющий простым жителям судить полицейских за "проступки" (misconduct). Билль должен устранить более чем полувековую лазейку, с помощью которой стражи порядка уходили от ответственности за непрофессиональные и даже преступные действия.  

Последние полстолетия жители Имперского штата могли судиться с полицейскими лишь теоретически. На практике истцы каждый раз сталкиваются с правовым принципом под названием "квалифицированный иммунитет" (qualified immunity). Он наделяет должностных лиц, коими являются полицейские, иммунитетом от гражданских исков. 

В качестве классического примера действия qualified immunity можно привести иск 27-летнего жителя Большого Яблока Трэвиса Д. к Департаменту полиции Нью-Йорка (NYPD). Истец заявил, что во время ночной спецоперации стражи порядка перепутали его с вооружённым наркоторговцем и сильно избили. 

Трэвис зафиксировал все побои, выяснил имена и фамилии напавших, нанял адвоката и твёрдо решил отсудить у NYPD несколько миллионов долларов. Судебная тяжба затянулась на несколько лет и обошлась истцу в десятки тысяч долларов. В конечном счёте судья признал правоту Трэвиса, но не присудил ему никакой компенсации. Сами полицейские не понесли никакого наказания. 

Почему же подобное произошло? 

Дело в том, что обойти qualified immunity можно только одним способом - доказать вину ответчика в нарушении установленных законов и конституционных прав. Это требует очень дорогой юридической работы с проведением всевозможных экспертиз. Поскольку многие права и законы прописаны нечётко, ответчик всегда имеет шанс уйти от ответственности. 

Более того, квалифицированный иммунитет полицейских негласно наделяет судью правом верить ответчику больше, чем истцу. Это часто приводит к тому, что стражи порядка откровенно лгут на судебных слушаниях. Поражение в суде из-за лжи полицейских порой превращает порядочных людей в закоренелых циников, которые навсегда разочаровались в системе правосудия. 

Полицейские штата Нью-Йорк защищены настолько хорошо, что в юридической системе уже давно наблюдается настораживающий парадокс. 

Если человек упадёт на улице и поломает себе руку или ногу из-за выбоины в асфальте, адвокаты тут же набросятся на такого клиента. Они пообещают оказать ему юридические услуги бесплатно в счёт будущей компенсации. Которая будет получена клиентом почти гарантировано.  

Если же человек пострадает от действий полицейских, то аппетиты адвокатов будут куда скромнее. С большой долей вероятности они сразу же возьмут деньги за свою работу, так как судиться с полицейским департаментом - крайне проблематично. Здесь напрочь отсутствует чёткая и прозрачная стратегия. 

Если билль Хантер станет полноценным законом, жители штата Нью-Йорк могут разорить полицейскую систему. Стражи порядка совершают "проступки" значительно чаще, чем кажется. Фактически, репутация тех же офицеров NYPD объясняется тем самым квалифицированным иммунитетом. Если бы его не существовало, уровень недоверия к полицейским вырос бы в разы. 

Какие же "проступки" стражи порядка совершают чаще всего? 

На этой счёт существует федеральная статистика, которую ведут сразу несколько правозащитных организаций. 

Первое место занимает жестокость (police brutality), которая очень часто граничит с расизмом, ненавистью, предвзятостью и личными комплексами офицеров. 

Ярчайший пример - убийство Джорджа Флойда в прошлом году. Полицейский Дерек Шовин медленно душил его на протяжении 9 минут 29 секунд, за что и получил 22 года и 6 месяцев заключения. 

Далее следует нечестность (dishonesty). 

Этот термин в большинстве случаев обозначает ложь и обман с целью дискредитировать человека или отказать ему в помощи. 

К примеру, жертв квартирных краж стражи порядка часто убеждают, что украденное уже не найти и с произошедшим необходимо смириться. 

Возбуждение уголовного дела может подпортить статистку раскрываемости.

На третьем месте - обман (fraud). 

Как правило, речь идёт о фальсификации уголовных дел, подбрасывании наркотиков и/или оружия, краже ценных улик. Чем богаче криминальная биография подозреваемого, тем выше шансы, что он будет осужден по сфабрикованному делу. 

Принуждение (coercion) - одно из самых неприятных явлений.

Посредством физических и психологических угроз полицейские заставляют людей давать лживые показания, признаваться в преступлениях и наговаривать на других людей. Больше всего принуждению подвержены тинейджеры. 

На пятом месте - пытки (tortures). 

Наиболее распространённой пыткой является помещение человека в переполненную камеру полицейского участка, где находятся закоренелые преступники. Последние всячески издеваются над неопытными новичками. Также нередко применяются электрошокеры и слезоточивый газ. 

Требование сексуальных услуг (sexual favors) также является распространённой практикой, которая чаще всего применяется в отношении проституток и одиноких женщин. Последним обещается смягчение обвинения или полное освобождение. 

Примечательно, что многие серьёзные преступления, совершаемые стражами порядка, в юридической практике всё равно именуются "проступками". Это слово преуменьшает размеры содеянного, и лишний раз напоминает всем адвокатам, прокурорам, судьям и простым людям, что полицейским позволено чуть больше, чем простым смертным. 

В заключение хочу сказать, что билль Памелы Хантер, рассмотрение которого начнётся в Олбани уже во второй половине января, может реконструировать всю полицейскую систему в стране. Он не только повысит дисциплину и ответственность среди стражей порядка, но и уравняет представителей закона и простых граждан. Ничего подобного в истории Соединённых Штатов ещё не было.  

Вадим Дымарский  

Ссылка по теме:

Как Уильям "Босс" Твид подмял под себя Нью-Йорк

История величайшего коррупционера