Северная граница: новые реалии

В мире
№29 (1160)

Семь лет назад в относительно небольшом городе Дераа, столице одноименной юго-западной сирийской провинции, начались беспорядки, положившие начало кровопролитной войне, продолжающейся до сих пор. И вот сейчас именно здесь происходят события, во многом символизирующие окончательный переход этой войны в другую фазу, совершенно отличную от прошлого. Все это будет иметь далеко идущие последствия и для Израиля, так как, в отличие от последних лет, наша граница с Сирией окажется под контролем сил, верных Асаду

Давид ШАРП

Значительная часть провинций Дераа и Кунейтра в последнее время была одним из двух участков территории Сирии, контролируемыми повстанческими группировками. Первый, самый значимый, существующий сейчас под покровительством Турции, при спонсорстве Катара, с центром в городе Идлиб, находится на севере страны (кроме того, на востоке Сирии курдами, американцами и их арабскими союзниками также контролируется значительная территория, но здесь о повстанцах речь, как правило, не идет). Еще недавно в Сирии имелись и три довольно крупных анклава под контролем вооруженной оппозиции. Это были территории, полностью окруженные войсками Асада вместе с его российскими и проиранскими союзниками. Несмотря на то, что эти места, в том числе и на востоке Дамаска, по договору с властями и россиянами были объявлены зонами деэскалации, их поочередно уничтожали, в нарушение этих же договоренностей, когда это становилось удобно режиму. В прошлом году была объявлена зона деэскалации и в провинциях Дераа с Кунейтрой, прилегающих к Израилю. В отличие от других случаев, здесь все происходило под эгидой не только России, но также США и Иордании. По идее, это должно было придать данному соглашению совсем иной вес. Тогда стороны выслушали требования Израиля об удалении иранских и проиранских формирований от наших границ, но эти пожелания были учтены лишь символически.

Важно отметить, что еще на рубеже 2014-2015 г.г. помощь, оказываемая США и арабскими странами группировкам в Дераа через иорданскую границу, была значительно урезана, хотя даже изначально вряд ли кто-то взялся бы назвать ее масштабной. Например, бронетехника и зенитное вооружение не поставлялись вообще, а столь необходимые противотанковые управляемые ракеты в весьма ограниченных количествах. Фактически повстанцев посадили тогда на голодный паек, и они прекратили серьезные наступательные операции, в то время как по всей территории Сирии их собратья вели тяжелые бои, постепенно терпя одно поражение за другим.

С чем было связано решение иорданцев, саудовцев и США - это отдельная тема, да и не все о происходившем известно. Среди прочих факторов здесь следует назвать разобщенность группировок и, следовательно, бесперспективность их борьбы, исламизм некоторых из них, осознание, что повстанцы в Сирии победу не одержат, а значит, и нежелание Аммана дальше портить отношения с Асадом и Москвой. Соглашение о зоне деэскалации лишь формально закрепило и без того явное бездействие так называемого “Южного фронта” повстанцев. Однако когда Асад и его союзники покончили со всеми анклавами, настал черед южан, отсиживавшихся в бездействии и наблюдавших за уничтожением своих собратьев.

В очередной раз нарушив все договоренности, правительственные силы вместе с российскими военными начали свое наступление. К слову, это еще одно подтверждение того, что договоры, заключенные с Москвой, имеют весьма относительную ценность. Действия Вашингтона в этом случае также следует оценить негативно. Да, местные повстанцы, в отличие от курдов на востоке Сирии, не были союзниками США в прямом смысле этого слова, и американцы не обязывались их защищать. Однако США являлись одной из сторон договора о деэскалации. Более того, в преддверии сирийского наступления официальный Вашингтон даже выступал с предупреждениями в адрес Асада. Предупреждения хоть и не были прямыми угрозами, но, как оказалось, ничего не стоили вообще. Победа Асада и его союзников на юге Сирии - это одновременно и победа Ирана, что само по себе плохо. Американцы имели все возможности отдалить этот негативный результат и не дискредитировать себя довольно неловким самоустранением. Особенно неловким в свете пресловутых предупреждений Дамаска со стороны госдепа перед самым наступлением Асада (о них говорилось выше).

Но будет гораздо хуже, если подобным образом США "кинут" и своих уже настоящих союзников - курдов восточной Сирии. Правда, там американцы пока подобных поводов для таких опасений не давали, свидетельством чему и готовность идти на дипломатический конфликт с Турцией, и уничтожение российских наемников, сунувшихся на курдов, в феврале этого года.

Начавшееся наступление проасадовских сил на юге Сирии с самого начала развивалось успешно. Где-то оборона противника просто посыпалась, где-то повстанцы отступили без боя, где-то, по сути, сдались. Правда, кое-где продолжаются довольно упорные бои. Состоящая из двух выступов и "фундамента" в виде приграничья с Иорданией, повстанческая территория на данный момент уже практически лишилась восточного выступа. Остались тот самый "фундамент" и западная часть, которая непосредственно прилегает к Израилю. В том самом "фундаменте" находится и город Дераа, половину которого контролируют повстанцы, а половину - асадиты. Массированные бомбардировки и обстрелы привели к тому, что около 250 тыс человек превратились в беженцев. При этом Иордания, принявшая за время войны 650 тыс сирийцев и переживающая экономический кризис, закрыла свою границу.

***

Представитель миссии ООН на юге Сирии призвал международное сообщество объединить усилия в оказании помощи беженцам, поток которых продолжает возрастать. Пока же самую серьезную помощь оказывает им Израиль. В конце прошлой недели в ходе специальной ночной операции, проведенной одновременно на четырех приграничных участках, сирийцам была доставлена гуманитарная помощь. Беженцы получили около 300 палаток, 28 тонн продовольствия, включая детское питание, контейнеры с медицинским оборудованием и медикаментами, а также 30 тонн одежды и обуви.

Вместе с тем в Израиле, продолжая оказывать беженцам гуманитарное содействие, твердо озвучивают намерение не допустить их перехода на нашу территорию.

***

В последние годы большая часть сирийской границы, исключая самый северный ее участок в районе друзской деревни Хадер, контролировалась повстанцами. Исключением до сих пор является и южный участок, в районе треугольника границ с Иорданией, где дислоцируется группировка "Армия Халида ибн-Валида", давшая присягу верности "Исламскому государству". Все ближе ситуация, при которой Асад вновь вернется к нашей границе. Все эти годы Израиль оказывал гуманитарную и экономическую помощь приграничным сирийским деревням, что позволяло им, а значит, и местным вооруженным милициям, выживать в очень непростой обстановке и оказывать сопротивление режиму. Несмотря на весь негатив, который несет грядущая победа в этих местах Асада, а значит, Ирана и "Хизбаллы", Израиль не может прямо вмешаться в сирийскую гражданскую войну. Это означает, что те, кому оказывается помощь, будут раздавлены или "принуждены к миру" безотказным российско-сирийским способом - массированными бомбардировками и артобстрелами.

Как пишет обозреватель газеты "Маарив" Йоси Мельман, некоторые пытаются сравнивать нынешнюю ситуацию с предательством Израиля по отношению к ЦАДАЛу - армии Южного Ливана в 2000 году. Но это, считает журналист, две несравнимые вещи. Перед ЦАДАЛом, который был создан и вооружен Израилем, наша страна имела глубокие моральные обязательства, в то время как о приграничных сирийских милициях этого сказать нельзя.

Напоминает Мельман и о миротворческих силах ООН (UNDOF), располагавшихся здесь до начала гражданской войны в Сирии и контролировавших соблюдение соглашения о разведении израильских и сирийских войск по обе стороны границы. Эти силы включали в себя около 3 тысяч солдат и офицеров, пока террористы "Джабхат ан-Нусры" не напали в августе 2014 года на их базу возле Кунейтры и похитили 43 солдат. После этого основная часть миротворцев покинула территорию Сирии и переселилась на приграничную территорию Израиля, неподалеку от кибуца Эйн-Зиван. Лишь несколько десятков из них остались на севере сирийских Голан.

Сегодня силы ООН укомплектованы примерно тысячью солдат и офицеров - в основном, из Ирландии, Фиджи, Непала и Индии. Штаб их командующего расположен в Дамаске, однако он регулярно бывает в Израиле, где встречается с высшими чинами ЦАХАЛа для согласования дальнейших действий. В случае возвращения границы под контроль Асада, согласно пожеланиям обеих сторон, они намерены выполнять действовавшие десятилетиями договоренности.

В начале этой недели ЦАХАЛ перебросил в район Голанских высот дополнительные подкрепления в виде танков и артиллерии, о чем в сопровождении видеокадров было сообщено публично. Фактически посыл адресовался в первую очередь не гражданам еврейского государства, а сопредельной стороне. Для Иерусалима по-прежнему действительна "красная линия", согласно которой в израильском приграничье недопустимо присутствие иранцев, проиранских милиций и "Хизбаллы". Правда, в небольших количествах они в нынешних боях все же участвуют. Кроме того, Израиль напомнил о недопустимости ввода сирийской тяжелой техники в демилитаризованную зону у границы, как это оговорено соглашениями 1974 года.

Происходящему на юго-западе Сирии была в заметной степени посвящена недавняя телефонная беседа министров обороны Израиля и России - Либермана и Шойгу. Но наиболее важное обсуждение ситуации в Дераа и Кунейтре, а также продолжающихся попыток Ирана закрепиться в Сирии, состоится во время очередного визита Нетаниягу в Россию в будущую среду, когда премьер - уже в который раз за последние 3 года - встретится с Путиным.

Итак, ситуация возле израильской границы меняется прямо на глазах и далеко не лучшим для нас образом. ЦАХАЛ, видимо, продолжит борьбу с попытками Ирана закрепиться в Сирии, однако теперь иранцы фактически получат доступ к израильскому приграничью на протяженности свыше 100 км. Воспользуются они этой возможностью или нет, крайне важный вопрос, но по факту такая возможность у них появится. Кроме того, ликвидация повстанческой территории в Дераа и Кунейтре - а она явно не за горами, - будет иметь еще один негативный эффект для Израиля. Угроза устойчивости режима Асада или просто потери им важных территорий в борьбе с повстанцами юга. резко уменьшится. А значит, и у него, и у его союзников появится большая степень свободы в противостоянии Израилю. Например, когда ЦАХАЛ снова попытается предотвратить поставки иранского оружия "Хизбалле" или нарушение иных израильских "красных линий", Асад и его союзники смогут позволить себе отреагировать. В этом случае Израиль может оказаться перед дилеммой: или отказаться от проведения некой операции, или же провести ее с учетом того, что риск серьезной эскалации на сирийском фронте существенно повышается. Вполне вероятно, что несколько осмелеют и Иран с "Хизбаллой" в свете снижения угрозы их фактическому детищу в Дамаске. Кстати, для них победа на сирийском юге, которая позволит высвободить некоторое количество ресурсов, в том числе и для гипотетического противостояния с Израилем, будет иметь огромное символическое и политическое значение.

"Новости недели"