Почему заключённые в Америке не голосуют

Америка
№18 (1149)

Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо подписал распоряжение (executive order), которое разрешает осужденным преступникам, находящимся в статусе "parole" (условно-досрочное освобождение, подразумевающее постоянный учёт в надзорных органах), голосовать на местных выборах.

Губернаторское решение не является прецедентом. Сегодня по крайней мере 15 штатов разрешают условно-досрочникам голосовать. Тем не менее, Куомо моментально активизировал правозащитные организации, которые призвали к федеральному закону, разрешающему всем без исключения осужденным (включая тех, кто находится в тюрьмах и отбывают пожизненные сроки) голосовать на выборах (в том числе - президентских).

Если бы такое предложение стало реальностью, то аудитория избирателей в масштабах всей страны увеличилась бы примерно на 3 млн. человек. Это гигантское количество людей, если учесть, что в последних федеральных выборах участие приняли 137.5 млн. американцев.

Сразу стоит отметить, что на вопрос, почему заключённые не голосуют, политики разного уровня дают один и тот же ответ:

"Потому что человек, не согласный подчиняться законам, не может требовать каких-либо законов для всех остальных".

В целом, ответ логичный, но не соответствующий реалиям 21-го столетия. Дело в том, что лишение заключённых права голоса уже много столетий помогает властям (от мелких членов горсовета - до президента) уходить от самых неприятных проблем. В частности, закрывать глаза на пенитенциарную систему, где царит настоящий хаос. Сегодня американские тюрьмы считаются одними из худших в мире и по степени прав заключённых догоняют африканские. Коррупция, наркомания, убийства, изощрённое насилие, все разновидности дискриминации - вот отличительные черты американских исправительных учреждений.

Напомним, что шансы среднестатистического заключённого вернуться за решётку в США в настоящее время составляют 95% - 97% (более подробно - в статье "Из тюрьмы - и снова в тюрьму!", "РБ" № 1138) - это больше, чем в любой другой стране мира.

Собственно, именно благодаря тому факту, что политикам всех уровней на заключённых наплевать, объясняется почти незаметно прошедшая новость о недавнем бунте в тюрьме Южной Каролины (7 убитых и 17 покалеченных).

Руководство исправительного учреждения, имеющее репутацию "одного из худших в стране", раскидало зачинщиков бунта по карцерам и сухо прокомментировало произошедшее: за решёткой всякое случается...

Борцы за права заключённых уже много лет говорят, что право осужденных участвовать в выборах необходимо не для того, чтобы они кого-то выбирали, а для привлечения внимания к проблемам пенитенциарной системы. Того же Дональда Трампа или кого другого никто не принуждает ездить по тюрьмам и выступать перед наркоторговцами и бандитами. Однако факт участия зэков в выборах увеличит шансы на упоминание тюремных проблем в их предвыборных речах.

Трамп, напомним, с момента вступления в президентскую гонку и по сей день упомянул о зэках лишь однажды, когда появилась возможность вместе с друзьями-миллиардерами Чарльзом и Дэвидом Кох "попилить" бюджетные деньги под видом "всесторонней тюремной реформы". Потом братья Кох и Трамп поссорились, и о проблемах зэков все благополучно забыли.

Эта социальная группа вообще никого не волнует. Даже разговоры о глобальном потеплении и правах трансгендеров приносят политикам больше бенефитов, чем обсуждение проблем обитателей тюрем.

Лишение зэков права голосовать помогает политикам разных уровней использовать осужденных в самых разных целях. Мэр Нью-Йорка ДеБлазио, например, спустил на "программы помощи заключённым" свыше миллиарда долларов, однако количество жалоб на плохие условия содержания выросло в разы. Зэки сходят с ума от творящегося в тюрьмах Большого Яблока беспредела, а мэр с улыбкой на лице рассказывает о прелестях закрытия Райкерс-Айленд и образовательных программах с последующим трудоустройством для несовершеннолетних бандитов.

Если бы зэки могли голосовать, то все хотя бы узнали, какой рейтинг ДеБлазио среди обитателей тюрем. Проголосуй против него 99% осужденных - логичен был бы вопрос, почему именно подобное произошло.  

Самая замалчиваемая тюремная проблема - нахождение за решёткой психически больных людей. Свыше 10% зэков по медицинским документам - неадекватные люди. Они не понимают, что совершили, и где находятся в настоящий момент, однако вместо психиатрических клиник их отправляют в обыкновенные тюрьмы.

При этом со стороны власти мы наблюдаем откровенный цинизм. С одной стороны, политики выступают против участия неадекватных людей в выборах, поскольку такие избиратели не понимают, что именно делают. С другой стороны, власть не собирается лечить психически больных преступников и считает их отправку в тюрьмы справедливым решением.

Естественно, один только факт участия зэков в городских, штатных и федеральных выборах привёл бы к изменениям во всей пенитенциарной системе. В той же Норвегии, например, осужденные голосуют вместе с остальными гражданами. Как результат, норвежские тюрьмы считаются образцовыми. При этом логика законопослушных граждан следующая: если преступники голосуют, то государство заботится об их содержании и правах, а если преступник находится в нормальных тюремных условиях, то шансы на его интеграцию в некриминальную жизнь после освобождения значительно увеличиваются.

Логика американцев принципиально иная. Они считают, что за решёткой человек - "никто", а на свободе - личность, имеющая конституционные права. При этом мало кто из законопослушных граждан США оценивает свои шансы на встречу с каким-нибудь освободившимся психопатом, который в тюремных условиях окончательно слетел с катушек и теперь жаждет насилия и крови...

Вадим Дымарский