Расцвет эпохи эмпирио- кретинизма

В мире
№48 (1023)
Ася ГЛИКСОН
 
Когда-нибудь, через много десятков, а то и сотен лет, если, конечно, земля еще будет существовать, юные студиозусы спросят мудрого преподавателя истории:
 
— Скажите, профессор, как бы вы охарактеризовали тенденции развития общественного сознания начала 21 века?
Учёный муж снисходительно посмотрит сверху вниз на молодых недоучек и солидно ответит:
 
— Все научные школы называют этот период эпохой развитого гуманизма и эмпириокретинизма.
 
— А чем был обусловлен такой стремительный рост гуманности и толерантности, а также сопутствующих им увлечений вегетарианством, пацифизмом, левизной, защитой преступников, экологии и насекомых от людей? — поинтересуется наиболее въедливый ученик. – В чем была причина того, что эти идеи и принципы охватили такую внушительную часть общества? Ведь именно это привело в конечном итоге к.... 
(здесь дофантазируйте сами, ибо я будущее предсказывать не умею)...»
 
Седой преподаватель подумает и ответит осторожно:
 
— Я придерживаюсь теории, что основной причиной гуманистического взрыва являлась чересчур комфортная среда обитания наших далеких предков. Спокойные и относительно беспроблемные условия жизни расслабили прежде весьма изворотливый мозг и притупили защитные инстинкты организма....»
 
Не могу с тобой не согласиться, о высокоучёный мой потомок (если только ты когда-нибудь будешь). Мы – первое поколение, знающее о войнах по книжкам, о голоде — по фильмам и об униженных и обездоленных – по картинкам в газете. 
 
Мы, а в еще большей степени наши дети — те, разумеется, кому посчастливилось жить в благополучных странах – постепенно и всё быстрее привыкали к тишине, обеспеченности, развитой медицине, уюту и комфорту. 
 
Ушел в прошлое и забылся страх перед опасным и неизвестным ближайшим будущим. Нам уже не надо было постоянно быть готовыми защищаться. 
 
Мы закрывали коронками у лучших дантистов наши клыки, мы стачивали и покрывали маникюром наши когти, мы меняли наши прочные панцири на мягкие и удобные хитиновые оболочки. 
 
Наш инстинкт самосохранения отмер за ненадобностью, души размякли, как воск в теплом помещении. 
 
В этом рукотворном раю проявились в человеке благоденствующем те качества, которые цивилизованное общество издревле считает лучшими – доброта, милосердие, безграничная щедрость души, любовь к ближнему и дальнему. 
 
Мы стремимся осчастливить всё окружающее, легко приписывая каждому, от курицы до маньяка-убийцы, свои представления о счастье, благополучии, любви и ненависти....
 
Нет-нет, я вовсе не против. Это всё прекрасно — толерантность, либерализм, пацифизм, гуманизм и даже коммунизм. 
В теории. В том идеальном, прекрасном, комфортном мире, где агнцы воскладываются рядом со львами, и который существует, к сожалению, только в наших головах.
 
Но, к еще большему сожалению, реального мира во всех его проявлениях мои прекраснодушные благополучные современники не знают. Они видят его искаженные и перекрашенные отражения в прессе, которая давно стала не окном в мир, а скорее кривым зеркалом. 
 
Но никогда не ощущали его эмпирически, на себе.
 
Вегетарианец наверняка никогда не испытывал настоящего голода. 
 
Защитник прав подопытных крыс, скорее всего, не умирал из-за недостатка нормальных, качественно испытанных лекарств. 
 
Пацифист не представляет себе, что ощущает человек, в чей дом врываются жаждущие крови враги. 
 
Страстному радетелю за счастье далеких и неведомых угнетенных «борцов за свободу», слава богу, никогда не приходилось разыскивать своего ребенка среди жертв взорванного автобуса....
 
Они не видят и не понимают из своего пряничного домика, что существует этот другой, противоположный мир, населенный совсем другими существами, и это не агнцы и даже не львы, а, скорее, шакалы и гиены, где откусывают руку дающего вместе с подарками, где счастьем считается убийство, а ненависть многократно превосходит любовь, где всё, что мы привыкли считать прекрасным – желанная мишень для пули и ножа.
 
Послушайте... 
 
Нет, не мы и вы, а ты, послушай, каждый конкретный человек разумный, ведь разум дан тебе затем, чтобы не терять его ни при каких обстоятельствах.
 
Выгляни, наконец, из своей раковины, сними розовые очки и перестань считать всех двуногих себе подобными. 
 
Задействуй свой дремлющий мозг. 
 
Попытайся, чтобы доброта окончательно не убила рассудок, милые эмоции не победили логику, а милосердие не превратилось в самопожертвование.
 
Пойми, ради всего, что тебе дорого, если только еще не поздно, что твои благие намерения, нежные улыбки и распахнутые объятия не спасут тебя, когда ты выйдешь из своей теплицы в тот реальный мир, с его клыками и когтями.
 
Или когда этот мир придет к тебе....    
 
Isrageo.com