Шпион, мечтавший о водке и селедке

История далекая и близкая
№47 (1022)
Фото: Wikipedia / Ctac
 
Лилиана БЛУШТЕЙН, собственный корреспондент журнала “ИсраГео” во Франции
2 ноября на 81-м году в Москве скончался один из самых известных советских шпионов Алексей Козлов, бесследно наследивший в 85 странах и схваченный с поличным в ещё одной. В том числе он выполнял спецзадания и в Израиле. И если для современной России, где всё навязчивее пропагандируется культ “советское — значит лучшее”, он герой, но для стран Запада... 
Впрочем, о свежепреставившемся либо хорошо, либо ничего. А поскольку поведать хочу нечто очень интересное, то постараюсь быть нейтральной.
С точки зрения профессиональной Алексей Михайлович был почти безупречен. Как и его саксонский диалект немецкого, и легенды, которым он соответствовал. Попутно он показал себя и хорошим бизнесменом, например, став владельцем крупнейшей сети химчисток в Бельгии.
Поступивший на службу в КГБ в 1959 году, он ушел на пенсию лишь в 2005-м. Первым его заданием было освоение профессии технического чертёжника в Дании. Там он как следует освоил и датский язык. Помимо немецкого и датского, свободно владел английским, французским и итальянским языками.
Разведчиком-нелегалом Козлов стал только в 1962 году. Как сообщает Википедия, вторично женился на собственной жене для прикрытия в ФРГ в 1965 году, в этом же году родились его сын и дочь. 
Выдавая себя за немца, длительное время жившего в Алжире, сумел получить гражданство ФРГ для себя и жены. Работал под прикрытием работника химчисток и предпринимателя, торгующего в Европе, Африке и Азии оборудованием для химчисток нового поколения. 
После смерти жены, в 1970-х годах, оставив детей в СССР, работал один по кризисным точкам. Прибывая в интересующую СССР страну, занимался сбором информации. 
Подавляющее большинство этих стран не имели дипломатических отношений с СССР, что делало невозможной организацию там постоянных резидентур.
В том числе в тот период он побывал и в Израиле. Какую информацию Козлов собирал на Земле обетованной — не афишируется. 
Впрочем, нетрудно догадаться, что среди основных точек его интереса были ядерный реактор в Димоне и институт Вейцмана, к разработкам биологов из которого советская разведка проявляла особый интерес. Настолько особый, что смогла завербовать и работника этого института Маркуса Клингберга.
Не исключено, что он побывал в Израиле уже и после развала Советского Союза. И отнюдь не как турист — российская ФСБ, как и КГБ, считает еврейское государство весьма важным объектом для “изучения”. Во всяком случае, спецзадания он выполнял вплоть до 1997 года.
“Спалился” Козлов в 1979 году. Тогда он получил задание установить факт проведения ЮАР тайных испытаний собственной атомной бомбы и разработки обогащённого промышленного урана в оккупированной Намибии. 
Задание выполнил полностью, после чего был арестован в ЮАР контрразведкой по обвинению в терроризме. 
Выдал его позднее бежавший в Великобританию Олег Гордиевский, благодаря которому было разоблачено немало советских “рыцарей плаща и кинжала”. 
Статья «терроризм» по законам ЮАР лишала права на адвокатскую защиту и судебное разбирательство, запрещала любое общение с внешним миром и получение информации. Он всячески уверял следователей, что является этническим немцем. Но после того, как ему показали его фотографию, на обороте которой по-русски было написано “А.М.Козлов”, пришлось расколоться. Правда, при этом он отказался сообщать какие-либо детали о своём задании.
Два года находился в тюрьме контрразведки в Претории в одиночной камере и подвергался допросам и изощрённым пыткам. Шесть месяцев сидел в камере смертников, во время чего был инсценирован даже его вывод на казнь (сам он уверял, что таких инсценировок было несколько, к тому же его обязательно приводили на казни других заключённых). 
Премьер-министр Питер Бота только в декабре 1981 года сделал заявление о том, что Алексей Козлов находится в тюрьме контрразведки в Претории. 
В мае 1982 года при участии разведслужб ФРГ был произведён обмен Алексея Козлова на десятерых разведчиков ФРГ, арестованных в ГДР и в СССР, и одного военнослужащего армии ЮАР, захваченного в плен в Анголе. При аресте весил 90 килограммов, после заключения и пыток — 58. Не раскрыл за два года заключения никакой информации.
Замечу, что и в ЮАР он искал израильский след. 
Дело в том, что по данным КГБ, южноафриканцам создавать бомбу помогали израильские специалисты.
Интересные факты из жизни Козлова приводятся в материале корреспондента “Московского комсомольца” Евы Меркачевой “Наш человек из химчистки”. Ей Алексей Михайлович рассказал, как едва не выдал себя в Тель-Авиве (судя по описанию обстановки и меню, речь идёт всё-таки о 90-х годах):
“А потом был еще один случай в Тель-Авиве. Барменша мне, как истинному немцу, предложила гуляш с картофелем и пиво. И так вышло, что рядом парень сел из Союза. И ему, как истинному русскому, подали селёдочку, лучок, черный хлеб и запотевший графинчик. Я чуть слюной не подавился, когда он начал хрустеть да запивать все водочкой. Так хотелось и мне попросить! Но... нельзя. Разведчик должен быть безупречен во всем, поскольку он всегда и везде на задании”.
И еще один гастрономический момент приводится в этой публикации — когда Козлов рассказывал про содержание в южноафриканской тюрьме:
«Кормили так плохо и так мало, что еда все время снилась. Картошечка на пару, огурчики, селёдочка... Я с 90 кг похудел до 58».
Не думаю, что разведчиков такого уровня было много. Но уверена, что и в Израиле, и в Европе, и США, и в других странах планеты вовсю действуют современные российские джеймсы бонды. Как, впрочем, и в России — западные. Служба у них такая. И если землякам-коллегам Штирлица непросто сдержаться при виде селёдочки с водочкой, то можно представить себе, например, израильского разведчика, рядом с которым где-нибудь кто-то “осваивает” питу с хумусом и фалафелем.
Isrageo.com