Признание прокурора

Америка
№13 (988)
Они почти ровесники, всего год разницы. Оба из одного города на Юге. На этом их сходства заканчиваются. Дальше начинаются различия. Один – уважаемый член уважаемого в нашей стране племени юристов. Второй провел почти половину жизни за решеткой и только чудом избежал смерти, на которую именем родного штата Луизиана был осужден 30 лет назад. 
 
Если бы луизианское правосудие было порасторопнее, этой истории и не случилось бы. Но обо всем по порядку.
Глен Форд провел в камере смертников 30 лет. Провел, как недавно выяснило правосудие, напрасно. 
 
В 1984 г. его приговорили к смертной казни за убийство ювелира и часовщика из города Шривпорт по имени Исидор Розман. В 2014 выпустили, слегка извинившись. 
 
Тридцать лет Глен Форд из-за решетки доказывал то, чего не смог доказать в суде: он никого не убивал, его даже не было на месте преступления. И вот уже год бывший смертник пытается получить от родного штата компенсацию: по закону ему полагается по 25 тысяч за каждый год нахождения за решеткой по ложному обвинению - при условии, что общая сумма не превысит четверти миллиона. 
 
Но и столько Форду не дают: власти теперь ссылаются на отсутствие злого умысла со стороны осудившей его луизианской Фемиды, и всячески пытаются оттянуть неприятную выплату. Возможно, в тайной надежде, что еще 30 лет разбирательств теперь уже 65-летний Форд не выдержит.  
 
На днях на сцене появился второй герой нашей истории. Марти Страуд, 64 года. Последние 30 лет жизни мистер Страуд провел в куда более комфортных условиях, чем мистер Форд. 
 
Вообще-то они имели все шансы никогда не встретиться, но судьба их всё-таки связала. На процессе 1984 года Страуд, свежеиспечённый заместитель окружного прокурора, возглавлял сторону обвинения. Это было первое крупное дело молодого амбициозного юриста. И он его с блеском выиграл. 
 
Теперь бывшего прокурора Страуда мучает совесть. И бывший прокурор Страуд на прошлой неделе через местную газету «Шривпорт таймс» призвал местные власти отдать отправленному им же самим в камеру смертников Форду все до цента из того, что тому теперь положено по закону. 
 
Но на самом деле письмо прокурора в газету о другом. 
 
В письме он исповедуется. Теперь, спустя три десятка лет, он понимает, что был слеп и глух к доводам разума тогда, когда клеил аккуратное, почти без швов, дело против попавшегося ему на пути Форда. Хотя тогда его не смущало, что в жюри присяжных по делу афроамериканца Форда было ровно 12 белых. Что назначенный Форду адвокат до того ни разу в жизни не выступал в уголовном процессе, зато отлично разбирался в вопросах незаконного бурения нефтяных скважин. Что главным открытием приглашенного обвинением эксперта-криминалиста был вывод о том, что ювелир застрелен левшой. И вот надо же! Форд как раз левша! Что обвинение строилось на показаниях девушки, чей парень фигурировал в списке подозреваемых по этому делу.
 
30 лет спустя со страниц газеты экс-прокурор оглянулся на себя молодого и остался недоволен отражением: 
«Я был высокомерен, склонен критиковать других, самовлюблен. Я был не столько заинтересован в торжестве правосудия, сколько в том, чтобы выиграть дело».
 
Сейчас бывший прокурор Страуд благодарит судьбу, которая не позволила отобрать жизнь у несправедливо  – пусть и нечаянно – осужденного человека по фамилии Форд.
 
Теперь бывший прокурор Страуд выступает против самого института смертной казни. 
 
А еще Страуд недоумевает, как вопрос жизни и смерти можно было доверить ему, 33-летнему? Да и вообще кому угодно?
К чему нам эта история? 
 
К тому, что Глен Форд стал 144-м оправданным американцем из тех, кого за последние 40 лет приговорили в нашей стране к смерти. И это при 1386 приведенных в исполнение приговорах. 
 
К тому, что жизнь сама подбрасывает сюжеты похлеще Голливуда, и драма бывшего смертника и бывшего прокурора обязательно станет основой крепкого киносценария.
 
К тому, что всё хорошо, что хорошо кончается.
 
Хотя всё ли? Вот бывший прокурор Страуд, кажется, до конца дней своих будет испытывать проблемы со сном. Возраст, сами понимаете.
 
Лев Кричевский