Израильские фрески

Культура
№29 (587)

Барри Фридлендер запомнился мне своей огромной (более 4 метров в длину) панорамной фотографией «Blessing» (2005), представленной на выставке «Из Израиля – новая художественная фотография и видео», открытой еще и сегодня в Еврейском музее... Она привлекает внимание зрителей своей многофигурной композицией, показывающей ортодоксальных евреев, собравшихся в пригородном парке на свое ежегодное Благословение, и необычайной резкостью изображения для такого размера.
Эта многодокументальная фотография в числе других ныне экспонируется на персональной выставке израильского фотографа: «Барри Фридлендер: Место и Время», открытой в Музее современного искусства (МоМА). Питер Галасси, главный куратор фотографии МоМА и организатор этой выставки, так определяет концепцию творчества Фридлендера: «Отличительной чертой работ Фридлендера является то постоянство, с которым он обращается к различным аспектам идентичности современного Израиля – религиозным и светским, древним и современным».
Все работы Фридлендера – это демонстрация удивительных возможностей компьютерной фотографии, это творческий конгломерат из десятков, а то и сотен отдельно снятых в разное время сцен, мастерски объединенных в одно целое полотно. Причем даже самый придирчивый зритель не обнаруживает никаких «швов». Все абсолютно чисто и поразительно резко для столь масштабных фотографий. Представляете, какой это кропотливый труд! Более того, если внимательно вглядеться в фотографии Фридлендера, то можно заметить фигуры одних и тех же людей, представленных в разных позах, показанных в разных ситуациях.
Фотограф и не скрывает этого, подчеркивая свой изобразительный стиль, видя в этом еще один повод привлечения зрителя к терпеливому исследованию его картин, заполненных множеством мизансцен, рассказывающих чем занят каждый из персонажей, что чувствует, или о чем думает. Казалось бы обособленные друг от друга, они вместе с тем создают цельное, органичное имманентное представление времени и места.
Большинство фотографий Фридлендера отображают обычную, повседневную реальность, однако, две работы навеяны чрезвычайным событием: принудительной эвакуацией Израилем еврейских поселенцев из сектора Газа в августе 2005 года.
Одна из них берет свое название от поселения Шират Хаям, означающее «Песня моря». Согласно книге «Шемот» Торы эту песню поют израильтяне, слова Господа, раздвинувшего воды, спасая их от египтян, согнавших евреев к самому краю берега Красного моря. На фотографии Фридлендера «Шират Хаям» (2005) израильтянам, также прижатым к краю моря, на этот раз противостоит не кто иной, как израильская вооруженная полиция.
На другой фотографии «Ожидание» (2005) несколько арабов поодаль от конфликта, у дороги, наблюдают за происходящим: одни – с настороженным любопытством, другие, расположившись в тени – равнодушно, с какой-то отрешенностью.
Еще одним отзвуком Торы может служить фотография «Наводнение» (2003), снятая фотографом из окна своего дома и изображающая на переднем плане часть плоской крыши, с которой поток дождевой воды как бы обрушивается на стоящих внизу, у музея Армии Обороны Израиля, людей. Картина напоминает о другом библейском сюжете – наводнении, которое Бог напустил, чтобы очистить землю от греховности человечества.
Объекты фотографий Фридлендера разнообразны. Это и мужчины-арабы, играющие в карты в кафе Восточного Иерусалима (Jaber Coffee Shop, 2003), и другое чисто мужское общество показано на уже упомянутой фотографии Blessing (2005). На фотографии «Облава» (2004) мы видим работу полицейских, прибывших для проверки сообщения о запрятанной бомбе. Их  лица умышленно размыты, чтобы избежать опознания. Рядом фотография другого плана: очень насыщенная цветом, обогащенная многими деталями, многофигурная композиция «Пятница» (2002), где представлена праздная, тусующаяся молодежь Тель-Авива. Картина заполнена множеством мизансцен, плавно переходящих от одной к другой. Мы неторопливо следуем за ними и наступает какое-то мгновение – мы ощущаем себя в их среде. «Эффект присутствия» – одно из очаровательных качеств восприятия многих работ Фридлендера.
От картин Фридлендера исходит некая напряженность, обусловленная тревожной реальностью места и времени. Фотограф передает это состояние переплетением постоянно движущихся фигур, их жестов, различными сочетаниями света и тени, композиционным построением, как на фотографии «Estates» (2005) с изображением ниспадающего к морю городского поселения. Его работы сотканы из библейских символов и беспокойных фактов ежедневных новостей.
Барри Фридлендер родился в 1954 году в Тель-Авиве, где и поныне живет и работает. Окончив университет в Тель-Авиве по специальности кино и телевидение, он девять лет посвящает фотожурналистике и независимому творчеству. Затем – пятилетний перерыв и только в 1994 году он вновь обращается к фотографии.
Выставка фотографий Барри Фридлендера в Музее современного искусства – это еще один шаг к пониманию современного Израиля, его многострадального народа. «Мы по-прежнему народ в изгнании, странствующий в пустыне в стремлении к благоденствию», - писал Давид Бен-Гурион в 1969 году.
Он и сегодня еще в пути к миру и благополучию.
Выставка фотографий Барри Фридлендера открыта в МоМА: 11 West 53 Street