с любимыми не расставайтесь...

Из штата в штат
№1 (559)

Ежегодно в США заключается немногим больее 2 миллионов браков и... около миллиона супружеских пар подают документы на развод их бурный рост начался еще в 60-х годах и достиг пика в 70-х. Затем число расторгнутых браков стабилизировалось и упрямо продолжает оставаться на высоком уровне. С некоторых пор федеральная служба Census Bureau даже ввела прогнозируемый показатель неудачных семейных союзов, согласно которому почти половину счастливых молодоженов ожидает в дальнейшем неминуемый крах радужных планов и разрыв скрепленных подвенечной клятвой супружеских уз.
Как же такое могло случиться в стране, граждане которой всегда очень серьезно относились ко всему, что связано с «ячейкой общества» - семьей? Здесь и обязательные воскресные походы всем семейством в местную церковь, и старая добрая традиция собираться на ужин в непременной в каждом доме «дайнинг рум», и упрямое нежелание большинства американцев отказаться от громоздких семейных автомобилей - даже при нынешних расходах на бензин. Густную тенденцию разводов социологи объяcняют множеством причин - как экономического характера (все чаще оба супруга вынуждены работать полный рабочий день, негативный эффект необходимых социальных программ для матерей-одиночек, отсутствие налоговых стимулов для создания семьи и т.п.), так и общим снижением моральных устоев общества – терпимое отношение окружающих к сожительству без регистрации отношений, влияние на впечатлительную молодежь многочисленных примеров безответственного отношения к браку идолов кино и эстрады и др.
Все это мы наблюдаем даже среди наших земляков, хотя, казалось бы, судьбоносное решение сменить место постоянного жительства должно лишь укреплять брачные узы зародившихся еще «там» семей. Оказывается, даже приплывшая издалека «любовная лодка» вполне может разбиться и здесь о пресловутый быт. Так случилось с одним из моих товарищей. По прибытии в Нью-Йорк они с женой вначале решились на фиктивный «сепарейт» ради получения финансовых льгот, а спустя некоторое время оформили самый что ни на есть реальный развод и расстались врагами, несмотря на вполне сносное материальное положение.
Однако имеется еще одно препятствие на пути укрепления молодой семьи, хотя и не столь явное, как, скажем, отсутствие жилищных условий (с милым в шалаше, оказывается, вовсе не рай) или неверность одного из супругов. Семейные отношения подразумевают совместное проживание, пребывание вместе как можно больше времени - как говорят, и в радости, и в горе. А современная жизнь нередко вынуждает молодых супругов, особенно первое время, находиться врозь из-за жилищных условий или часто и надолго отлучаться ради своего бизнеса или в командировки. И так случается, что добрые намерения (поживем пока каждый у своих родителей, поднакопим денег для покупки дома) и вполне реальные планы (меня отправляют в командировку в другой город, потерпим полгода в разлуке, зато потом вернусь старшим менеджером!), неожиданно оборачиваются полным крахом отношений.
На моих глазах разворачивалась драма одного из моих сотрудников. Стив и Дженни впервые встретились, как здесь нередко случается, в одном из манхэттенских ночных клубов. Наверняка это была любовь с первого взгляда. А через три месяца решительный и деловитый Стив сделал Дженни предложение.
Обустроиться в Бенсонхерсте, где они проживали со своими родителями до женитьбы, им не довелось – дороговизна домов в 90-х годах перекрыла доступ к своему жилью молодым супругам. По примеру некоторых своих друзей Стив и Дженни решили податься в недалекий отсюда штат Пенсильвания, где в зеленых горах Поконо в то время новые дома и целые «комьюнити» росли споро - как грибы после дождя. Причем цены были втрое ниже бруклинских. Чистый воздух и тишина, немногочисленные приятные соседи, среди которых почти все – такие же молодые пары. Трудно придумать лучшие условия для молодой семьи.
Правда, с поиском работы здесь неизмеримо сложнее, чем в Нью-Йорке. Дженни все же устроилась секретарем в офисе на неполный рабочий день, а вот Стиву приходилось ежедневно вставать до зари для долгой поездки в Бруклин, где он работал специалистом по ремонту специализированного оборудования в городском метрополитене. Приличная зарплата, медицинская страховка на всех членов семьи и перспектива получения хорошей пенсии в будущем удерживает городских работников в Нью-Йорке, даже если они обзавелись недвижимостью в пригородах. Опытным специалистам нередко представляется возможность поработать сверхурочно или в выходные дни, чем всегда пользовался неутомимый Стив. Кроме того, являясь мастером на все руки, он частенько подрабатывал в Бруклине «на кеш», помогая своему родственнику-строителю.
Хорошие заработки Стива позволили Дженни не возвращаться на работу после рождения первого ребенка, а вскоре родилась и вторая дочка. Правда, счастливому отцу не слишком часто выпадала возможность проводить свободное время с детьми и супругой. Едва ли не каждый рабочий день после очередных сверхурочных Стив отправлялся ночевать к своей маме в Бенсонхерст. И все чаще оба выходных дня проводил на стройках, мечтая когда-либо выбраться в длительный отпуск со всем семейством.
Нелегко приходилось и Дженни в одиночку растить двух малышек и управляться по дому без чьей-либо помощи. Правда, неподалеку жили старые друзья, которые в новых условиях стали еще ближе. У одного из них, назовем его Джон, личная жизнь не удалась, к тому же он попал в аварию и некоторое время оставался беспомощным инвалидом в пустом доме. По старой дружбе Дженни выкраивала время для ухода за ним. Быть может, женская жалость в сочетании с затянувшимся одиночеством образовали взрывоопасную смесь чувств, от которой и вспыхнула новая любовь.
Развод был долгим и дорого стоил Стиву – не только в денежном исчислении. Он много времени проводит в беседах с юристами - по поводу своих отцовских прав и обязанностей, финансовых последствий развода и т.п. Проживает он теперь в Бруклине и много работает, однако без особого рвения, а, скорей по укоренившейся годами привычке или от неожиданного избытка свободного времени. Кажется, только сейчас он начал понимать, что есть в этой жизни нечто такое, что нельзя купить ни за какие деньги...