хотите взять фамилию жены? Идите в суд

Разговор с читателем
№52 (558)

Если американка, вступающая в брак, хочет принять фамилию своего жениха, на ее пути никто никаких барьеров не ставит. Но вот если американец, вступающий в брак, захочет принять девичью фамилию своей невесты, он обнаружит, что ему для этого придется обращаться в суд, да еще платить деньги.
Точно так же «дискриминируют» мужчин, которые давно состоят в браке, но на каком-то его этапе решают, что хотят поменять свою фамилию на девичью фамилию супруги. Хотя на самом деле проблема уходит корнями в дискриминацию женщин: общество пока не привыкло к той мысли, что мужчина может отказаться от своего семейного имени в пользу жены или невесты, как бы он ее ни любил. В настоящее время только шесть штатов – Нью-Йорк (как всегда, в передних рядах!), Массачусетс, Гавайи, Джорджия, Айова и Северная Дакота – позволяют мужчинам беспрепятственно принимать фамилии своих невест и жен. В остальных штатах (даже в суперпрогрессивной Калифорнии) это делается через суд.
Мужчина подает туда петицию и через некоторое время получает согласие (совсем как иммигрант, который американизирует свое last name перед сдачей экзамена на гражданство). При этом мужчине приходится тратить по меньшей мере 320 долларов – за оплату судебных процедур и за объявление об изменении фамилии в местной газете.
American Civil Liberties Union, который бдительно (иногда – слишком бдительно) стоит на страже всех гражданских прав и свобод в нашей стране, решил вступить в борьбу со столь вопиющей несправедливостью. Недавно эта организация возбудила иск против властей Калифорнии, требуя изменить местные законы, “угнетающие” мужчин, которые желают принимать фамилии своих невест и жен. Главным подстрекателем ACLU стал 29-летний житель города Марина дель Рей Майкл Будеи, который год назад вступил в брак со своей 28-летней возлюбленной Дианой Бижон и спустя некоторое время решил, что ее благозвучная французская фамилия больше подойдет ему самому и его будущим детям, чем его собственная. Обнаружив, что местные законы ставят на его пути препятствия, а муниципальные клерки морочат ему голову и говорят о петиции и деньгах, Майкл взбунтовался.
«Дело не в деньгах, - сказал он при этом. – Дело в принципе. Семья должна иметь право сама принимать такие решения. Отец Дианы стал для меня наставником и образцом для подражания, и я хочу почтить тестя, приняв его фамилию».
ACLU не располагает данными о том, сколько американцев хотят последовать примеру Майкла Будеи. Известно только, что он отнюдь не единственный в своем роде.
В старой доброй Англии подобные законы, наверное, более прогрессивны. Достаточно вспомнить Джона Леннона, который, вступив в брак с Йоко Оно, отказался от своего имиджа мачо, стал «феминистом» и присоединил к своей простой англо-ирландской фамилии экзотическую японскую фамилию обожаемой жены. Причем поставил ее на первое место: Джон Оно Леннон. И было это почти сорок лет назад...
Напоследок еще один забавный факт. Нынешнего мэра Лос-Анджелеса зовут, как известно, Антонио Вилларейгоса. Эта длинная, звучная фамилия объединяет в себе две: Виллар (фамилия самого Антонио) и Рейгоса (девичья фамилия его жены). Молодые люди, решившие объединить не только свои сердца, но и свои семейные имена, подали петицию в калифорнийский суд в 1987 году. И в том же году поженились. Так что, скорее всего, мэр Лос-Анджелеса поддержит иск ACLU и стоящего за ней Майкла Будеи.