бездна

Факты. События. Комментарии
№52 (558)

В Военно-Морском флоте России скандал. Контр-адмирал Александр Витко, командующий войсками и силами на северо-востоке РФ, обвинил в аварии батискафа АС-28 его экипаж. На пресс-конференции в Петропавловске-Камчатском он заявил: «Первопричина этого происшествия - ошибки экипажа... Они допустили нарушения при глубоководном осмотре объекта... У нас была возможность самостоятельно поднять аппарат, но мы упустили время. По оборудованию у нас не было особых проблем - специалисты не были готовы к таким работам... Уровень подготовки наших специалистов не соответствовал той задаче, которая преследовалась».
Тотчас в Москве официальный представитель ВМФ опроверг его слова: «Контр-адмирал не входил в состав комиссии, расследовавшей причины аварии, его высказывания не имеют ничего общего с выводами ее работы и являются субъективной оценкой этого происшествия».
Тьма египетская, черт подери! Бездна морская без дна. Как будто мы знаем, что решила комиссия, что там было на самом деле полтора года назад! Даже правительственная «Российская газета» тогда писала: «Военные скрывали от журналистов все, что только могли».
А могли вообще скрыть сам факт аварии. И никто б ничего не знал. Кроме родственников и узкого круга подводников.
5 августа 2005 года всему миру стало известно, что у берегов Камчатки, в бухте Березовая, в подводный плен на глубине 190 метров попал батискаф АС-28 с экипажем в 7 человек на борту. Запас кислорода - считанные дни.
На самом деле батискаф затонул 4 августа. А 5 августа утром в редакцию «Радио-3» в Петропавловске-Камчатском позвонила женщина, представилась женой подводника и рассказала... Журналисты тотчас передали информацию в эфир. С этого и началось. А не будь той женщины - неизвестно еще, узнали бы мы о трагедии на дне морском. Кстати, имя ее до сих пор неизвестно. Спасительница моряков, она до сих пор молчит, скрывается, боится. Чего? Известно чего.
С самого начала ходили темные слухи, что экипаж решили принести в жертву. Не военной тайне, а военному оборудованию. Официально сообщили, что батискаф запутался в рыболовных сетях. Потом сказали - в тросе от брошенного рыболовецкого трала. На самом же деле - в тросах военного гидроакустического оборудования. Уже после спасения министр обороны Иванов проговорился: «За 6 часов он (английский аппарат «Скорпион» - С.Б.) отрезал 5 тросов, причем самый большой из них был трос от рыболовецкого трала, брошенный браконьерами. Кроме этого, он перерезал много шлангов, кабелей».
Простите, а откуда еще 4 троса, откуда эти самые шланги и кабели?
Оттуда. Это береговая гидроакустическая система антенн дальнего обнаружения. Комплекс размещен вдоль побережья Камчатки для контроля за передвижением подводных лодок в Тихом океане. Каждая антенна размером 100х7,5 метра. Заданное положение - на глубине 200 метров, в 15 метрах от дна. Антенна удерживается с помощью двух якорей весом по 60 тонн каждый.
В общем то еще сооружение. В его тросах-кабелях и запутался батискаф. Некоторые моряки-спасатели тогда говорили, что и сами могли помочь батискафу приподнять его тралом над гидроакустической установкой. Но им сказали: «Нельзя этого делать, была команда из Москвы беречь антенну».
После того как весь мир взбудоражился, на американских военных самолетах доставили английский беспилотный аппарат «Скорпион» и английских специалистов. Они и спасли экипаж наших подводников. Российский президент Путин наградил всех - и иностранных спасателей, и членов экипажа.
В 2000 году страну и мир потрясла трагедия атомной подводной лодки «Курск». Тогда вдруг оказалось, что в великой державе нет глубоководных аппаратов и технологий для спасения экипажа и судна. Несколько дней решали - принять иностранную помощь или нет. То ли боялись уронить престиж, то ли не желали подпускать иностранцев к какой-нибудь технической военной тайне, которую каждый не ленивый может, наверно, найти в интернете. А когда, наконец, решили, было уже поздно - 118 людских жизней принесли в жертву. На вопрос американского журналиста, что случилось с атомной подводной лодкой «Курск», наш президент ответил исчерпывающе: «Она утонула».
Через пять лет страна убедилась - у нас не изменилось ничего. Когда у берегов Камчатки погибал экипаж батискафа АС-28, командующий Тихоокеанским флотом сказал: «Нет у нас денег для закупки аппаратов типа английского «Скорпиона».
Напомню - к тому времени в Стабилизационном фонде накопилось 30 миллиардов 640 миллионов долларов.
После аварии и чудесного иностранного спасения батискафа высшие власти распорядились купить аппараты «Скорпион». Только нет уверенности, что они при очередном несчастном случае сработают как надо. Потому что, утверждает адмирал Витко, техника у нас и тогда была, а вот специалисты «не готовы... не соответствуют задаче»!
И ему трудно возразить. Особенно если вспомнить то, что происходило у берегов Камчатки.
Во-первых, батискаф АС-28 попал туда в нарушение правил. «Это спасательный аппарат, и он не предназначен для проверки и ремонта гидроакустической системы, - говорил тогда представитель разработчика, заместитель главного конструктора ЦКБ «Лазурит» Геннадий Болонин. - Там должны работать специальные аппараты АРС. Но они пришли в полную негодность - срок службы вышел. А закупленное для этих целей импортное оборудование не могут ввести в строй вот уже два года».
То есть импортные телеуправляемые аппараты были, но их не смогли или не удосужились собрать.
Во-вторых, даже при использовании батискафа АС-28 он там не должен был работать один - обязателен батискаф-дублер, для подстраховки. О нем официальные лица ничего не говорили. Потом стало известно от анонимных, разумеется, информаторов, что он был и даже спускался под воду. Но из-за неумелого управления потерпел аварию и вышел из строя.
В-третьих, у нас, оказывается, есть глубоководные скафандры, в которых можно было спуститься к батискафу. Но они, объяснял адмирал из штаба Военно-Морского флота, находились на спасательном судне «Саяны», а это судно на расстоянии 2700 километров от Камчатки и не успеет...
Тут я вообще перестал что-либо понимать. А что, нельзя было послать самолеты-вертолеты, загрузить в них скафандры и доставить по воздуху? Никто ничего нам не объяснил.
И теперь, спустя полтора года, непонятная пресс-конференция контр-адмирала Витко, его непонятное заявление. Обычно военные люди с высоких командных должностей такими словами перед прессой не разбрасываются. Если не хотят на что-то намекнуть. Что-то спровоцировать. Например, возбудить интерес к тем уже забытым событиям. Чтобы кто-то, настырный, до чего-то докопался. Во всяком случае, одного адмирал добился - вспомнили дикий слух, который ходил тогда на Камчатке: мол, батискаф попал в аварию, потому что подводники пытались достать со дна какую-то диковинную раковину для большого начальства.
Москва