«Если ваши к власти вернутся...»

Факты. События. Комментарии
№52 (558)

Михаилу Ходорковскому готовят новый срок заключения. С этим у нас не заржавеет: был бы человек – статья найдется. А вот «дело» с расследованием Бесланской трагедии успешно закрыли.
Так получилось, что эти события совпали по времени. Правда, о Ходорковском телевидение не сообщало. Зато господин Торшин, председатель парламентской комиссии по расследованию захвата школы в Беслане, выступал по всем каналам. Глядя на таких людей, я с ужасом и жалостью думаю: зачем же выбрали вы себе такую долю? Неужели не могли вовремя уйти на тихую должность? Или очень велик соблазн большой власти, постоянного кручения-верчения в верхах? Да стоит ли оно этих минут позора? Ведь сейчас на вас смотрят, вас слушают все! Ваши дети, и внуки, их друзья и знакомые в Интернете находят совсем другую информацию о Беслане. Как они будут смотреть на ваших детей и внуков, как ваши дети и внуки будут на них смотреть?
А память какая останется?
С одной стороны, людская память короче окурка. Пройдет время – и забудут имя нынешнего президента. И про систему забудут, которая вас так говорить заставляла. А вот ваше имя как раз и останется! Так и запомнят – комиссия Торшина. Не Путина, не Грызлова, не Миронова – Торшина. Уж в Северной Осетии – надолго.
А может, наш народ милостив и милосерден. Или, точнее, «входит в положение». Скажет: на их месте мог быть любой из нас, они не виноваты, они говорили то, что им велели, система была такая, нельзя требовать героизма от всех и каждого. Правильно. Только кто ж заставлял этих людей делать карьеру в такой системе, рваться к таким должностям? Разве не мог тот же Торшин, зная и понимая всё, отказаться от председательства в комиссии? Чай, не сталинские времена, на Колыму бы не отправили, а всего лишь сенаторской должности бы лишили.
Что же в окончательном докладе комиссии по расследованию? То, что давно известно из слов Торшина, из слов предыдущего Генерального прокурора, всех-всех официальных лиц и телепропаганды. В Бесланской трагедии виноваты боевики. Да еще местные милиционеры. Федеральная власть ни в чем не виновата. Штурма не было, а была операция по спасению заложников, (при которой погибло 333 человека). Первые взрывы в спортзале провели боевики. Они и спровоцировали штурм, то есть операцию по спасению заложников.
Так что гора в очередной раз родила мышь.
Материалы расследования депутата Юрия Савельева (ни одна из официальных версий взрывов не подтверждается наукой, они ей противоречат, - писал доктор технических наук, эксперт-взрывотехник Савельев), многочисленные показания пострадавших, по которым выходило, что взрывы в спортзале произошли от гранатометных выстрелов со стороны федеральных военных, что боевиков было не 32, а значительно больше, а также многое, многое другое, осталось за рамками доклада.
Я не помню, была ли в первом варианте доклада критика работы оперативного штаба во главе с начальником УФСБ по Северной Осетии генералом Андреевым. В этом варианте она есть: «Валерий Андреев выполнял функции, не свойственные руководителю оперативного штаба: лично сопровождал до школы для переговоров с террористами Руслана Аушева; лично проводил до первого кольца оцепления сотрудников МЧС России, выделенных для эвакуации тел заложников; взаимодействовал от имени штаба со СМИ и выступал с заявлениями перед населением».
Не знаю, надо ли было столь несущественные замечания отражать в докладе. Но после такой критики очень хочется назвать Андреева самым человечным человеком. Он был номинальной фигурой, не решал там ничего, но зато формально прикрыл тех, кто решал, за что и был награжден высокой должностью в Москве - стал начальником Академии ФСБ.
Показательна реакция на завершение работы парламентской комиссии. НИКТО из политических и общественных деятелей публично не сказал, что полностью удовлетворен, что узнал всю правду. Даже официальные лица говорят обтекаемо. Сенатор Тер-Аванесов: «Узнал, насколько было возможно выяснить, правду о той трагедии». Депутат Госдумы, член комитета по безопасности Гудков: «Комиссия работала на птичьих правах, у них не было полномочий. В этой ситуации она сделала очень много».
Вот тебе и раз! Парламентская комиссия на птичьих правах – что-то совсем уже новое в демократии. Штучка посильнее, чем суверенная демократия.
«Мы теперь от правды еще дальше, чем два года назад», - заявил депутат Госдумы Дмитрий Рогозин. «Преступление против памяти жертв террора», «Плевок в лицо народа» - так откликнулись официальные и неофициальные лица в Северной Осетии на доклад комиссии и решение о закрытии расследования.

А вот следствие по делу Юкоса усиленно продолжается, выходит на новый виток. Перед Новым годом Михаила Ходорковского и Платона Лебедева доставили в Читу для «проведения следственных действий». По новому делу, статья 174 Уголовного кодекса – «Легализация денежных средств, полученных преступным путем». В исходе вроде бы можно не сомневаться. Так что условно-досрочного освобождения вроде бы не предвидится. Наоборот, вполне вероятно, что добавят еще несколько лет. Но почему я пишу «вроде бы»?
Выход Ходорковского на волю даже к 2012 году – землетрясение, которое изменит весь политический ландшафт. Кстати, очень даже не исключено, что в 2012 году Путин будет баллотироваться в президенты. И соперничество с Ходорковским не входит ни в его планы, ни в планы его преемников и сторонников. Так что Ходорковского постараются держать на нарах до скончания его политических дней. Компания Юкос большая, статей в Уголовном кодексе много - всегда можно что-нибудь придумать.
Вспоминается старый политкаторжанин из знаменитой повести Солженицына: «Об этом старике говорили Шухову, что он по лагерям да по тюрьмам сидит несчетно, сколько советская власть стоит, и ни одна амнистия его не прикоснулась, а как одна десятка кончалась, ему сразу новую совали».
А вот другая параллель. Сын первого секретаря ЦК КП Узбекистана Камиль Икрамов попал в колымские лагеря мальчишкой. Как «чесеир», член семьи изменника родины. И писал в мемуарах, что конвойные и люди из лагерной администрации ему говорили: «Если ваши к власти вернутся, вы не забудьте, что мы вас тут не обижали...»
Даже тогда была опаска. Верховная сталинская власть гноила в лагерях людей ленинской гвардии, а вохра внизу сомневалась в незыблемости сталинской власти: мало ли что, а вдруг?
А уж сейчас-то и подавно никто не верит, что нынешнее положение «впредь на века заведено». Провокации в колонии против Ходорковского прекратились. Может, и там задумались о будущем? Чем меньше месяцев остается до окончания нынешнего президентского срока, тем меньше будет энтузиазма у всех, в том числе и у прокуратуры. Разве что прежнему рьяному следователю по делу Юкоса Салавату Каримову отступать некуда. Потому его срочно вызвали из Башкирии. На новое дело. Но и он может задуматься. Да и Каримов ведь в прокуратуре не один. Там много людей, которые помнят, как быстро менялись уголовные дела. Например, с приходом нового президента мгновенно вернулся из французского бегства бывший петербургский мэр Анатолий Собчак, которого при Ельцине готовились арестовать и посадить. Там, в прокуратуре, да и везде, много людей, готовых сказать: «Если ваши к власти вернутся, вы не забудьте, что мы вас тут не обижали...»
Москва