Не надо перегибать палку...

Будни Большого Яблока
№51 (557)

Недавняя трагедия в Квинсе стала причиной острой дискуссии между представителями правоохранительных органов, с одной стороны, и их оппонентами из организаций, представляющих интересы национальных меньшинств - с другой, в отношении пистолетов, которыми вооружены нью-йоркские полицейские.
Так, Ричард Грин, директор Crown Heights Youth Collective, в своей статье в «Дейли ньюс» за прошлый уик-энд считает, что полуавтоматические пистолеты системы «Глок» 9-го калибра с обоймой на 16 патронов, которые носят на боку копы Большого Яблока, слишком опасное оружие в их руках.
«От «Глоков» полиции следовало бы отказаться, вернувшись к револьверам старого образца 38-го калибра, - пишет Грин. – Из него не сделаешь так много выстрелов за короткий отрезок времени. К чему ведет использование скорострельного оружия, мы смогли убедиться в свое время на примере Амаду Диало. Расстрел Сина Белла подтвердил наши опасения».
Грин предлагает оставить скорострельное оружие только у сотрудников полицейского спецназа, а обычным патрульным вновь вложить в кобуру револьвер 38-го калибра.
Можно ли согласиться с Грином?
Некоторые из читателей уже, наверное, приготовились услышать от меня положительный ответ. А чего же еще ожидать от автора статьи «И снова несчастный случай»! Однако мне придется их разочаровать: нет, не стоит изымать у полицейских их «Глоки». Черный рынок предлагает сегодня преступникам самое современное оружие, и было бы серьезной ошибкой лишать стражей порядка возможности противостоять им на равных. Даже большая вероятность повторения трагедий в духе Диало и Белла не может вести к ослаблению огневой мощи правоохранительных органов.
Надо сказать, что в самой полиции долгое время не существовало единого мнения в отношении замены имеющегося оружия на современные модели. Даже в 1986 году, когда за 12 месяцев в Нью-Йорке было застрелено более 30 стражей порядка, предложение об их перевооружении не было одобрено. Только после резкого всплеска преступности в 1991 году, когда в Нью-Йорке было убито 2200 человек, власти приняли решение заменить револьверы 38-го калибра на полуавтоматические «Глоки».
«У нас не было другого выхода, - признает бывший коп, а ныне профессор Джон Джей колледжа Юджин О’Доннел. – Критики этого решения предупреждали нас, что от скорострельных «Глоков» могут пострадать невинные люди. Однако, как показала практика, когда нью-йоркским полицейским приходится открывать огонь на поражение, они делают в среднем 3-4 выстрела».
Не знаю, так ли это на самом деле, однако возвращаться к оружию вчерашнего дня было бы большой ошибкой, которой непременно бы воспользовались преступники. Так что пусть у полицейских остаются их «Глоки». И им безопасней, и всем нам...
***
По данным О’Донелла, в Нью-Йорке правоохранительными органами ежегодно задерживается в среднем 4 тысячи вооруженных людей. Однако далеко не все из них оказывались за решеткой. Существовавший до 2005 года закон довольно мягко относился к людям, незаконно владевшим оружием. Такое правонарушение квалифицировалось как незначительное (!) – misdemeanor, что позволяло задержанным надеяться избежать тюрьмы. Многим из нас может показаться неправдоподобным, однако только владевших 20 нелегальными стволами можно было судить как «лиц, серьезно нарушивших закон» – категория felony.
Возможно, все бы оставалось по-старому, если бы не гибель двух полицейских, Дилона Стюарта и Даниэла Энчотеги, застреленных преступниками в ноябре и декабре 2005 года. Под давлением общественности легислатура приняла т.н. “Heroes Law” - закон, ужесточивший наказания за торговлю оружием и нападение на представителей правоохранительных органов.
Согласно этому закону, за обнаружение у человека на территории города Нью-Йорк трех, а не 20 револьверов, ему грозит лишение свободы сроком на 2 года. С момента принятия “Heroes law” (с 21 декабря 2005 года) было осуждено около 300 человек в Большом Яблоке и 75 - за его пределами.
Новый закон также ужесточил наказание за продажу нелегального оружия – категория felony (срок от 2 до 7 лет).
С декабря прошлого года за это преступление в Нью-Йорке было осуждено 98 человек.